День Ангелы. Немцы хотели как лучше, а получилось, как Меркель хотела

Пожалуй, самый подходящий образ для нового правительства Меркель – та самая копченая рыба, которую она получила от Путина в ответ на хорошее немецкое пиво. Самые вкусные места в ней – это не голова.

И вроде бы была интрига, и тянулась она долго и беспрецедентно. Но все опять закончилось формальностью. Протокол не меняется. Сначала депутаты голосуют за канцлерин, затем она отправляется в резиденцию главы государства, после чего возвращается в парламент для присяги. Потом президент утверждает министров. А когда с ритуалом покончено, правительство собирается на свое первое заседание. Все как обычно. Только сейчас – спустя почти полгода после выборов. Немцы тоже хотели как лучше, а получилось, как Меркель хотела. В Германии сегодня снова – день Ангелы. 

И лишь у Франка-Вальтера Штайнмайера это впервые. А вот он у нее – четвертый. Каждый раз ее предлагал бундестагу новый президент. Всего же, включая и.о., она уже пятерых пересидела. Нынешний пошел на пальцы второй руки. Правда, не сказать, что он у нее в руках. Как не сказать и того, что в этих руках еще есть ее былая сила. Впрочем, в ее положении главное, что в них синица. Хотя, судя по размерам, скорее колибри. У этой коалиции от прежних версий осталось только название. По паспорту она тоже "Большая". Но по количеству самая маленькая. Всего 56% парламентских мест. Назначить главу кабинета хватит. А дальше… 

"Тут мы ставим много точек. Здесь у нас конец куплета". И пусть песня Меркель пока не спета, солировать, как раньше, у нее вряд ли получится. Чтобы удержаться на сцене, ей пришлось уступить СДПГ ровно те же шесть портфелей, что она оставила за своей партией. Причем кроме МИДа отдать еще и финансы. Насколько это важно, можно судить хотя бы по тому, что прежде их курировал ближайший соратник Меркель и едва ли не самый большой авторитет ХДС – Вольфганг Шойбле. Нельзя утверждать, что бюджет при нем превратился в партийную кассу. Но оставался святая святых властной устойчивости Меркель. Теперь он в руках ее заклятых партнеров. 

А ведь еще и Хорст Зеехофер сменил лидерство в ХСС и должность премьера Баварии на пост главы федерального МВД. Он, конечно, союзник канцлерин. Но по отношению к ее миграционной политике – жесткий оппонент. И это он отныне станет определять ее вектор. А ведь по своей квоте Меркель еще и Йенса Шпана пустила в кабинет. Молодая поросль ХДС – он открыто не только демонстрирует свою ориентацию, но и склоняет лидера буквально за все. Что для христианских демократов, в принципе, тоже нетрадиционно. Конфликт отцов и детей в формате "муттер" и "не хотела бы я иметь такого сына". А придется. Именно Шпана прочат на роль "наследника престола". 

Пока ему досталась скромная должность министра здравоохранения, но ведет он себя уже так, будто собрался лечить всю немецкую политику. Вот и получается, что внешние дела и финансы у конкурентов, внутренние дела у критика, здоровьем нации займется гомосексуалист. Зато Меркель по-прежнему канцлер. Пожалуй, самый подходящий образ для такого ее правительства – та самая копченая рыба, которую она получила от Путина в ответ на хорошее немецкое пиво. Самые вкусные и жирные места в ней – это не голова. Голова – это на любителя. Но душок начинается именно с нее.

 

 Михаил Шейнкман

 

Темы: