Федина А. М.: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ РАЗРАБОТКИ ИДЕОЛОГИИ ПАРТИИ БУДУЩЕГО

Идеология в любом человеческом сообществе играет роль важнейшего стабилизирующего или разрушающего это сообщество фактора. В ее теоретические задачи входит разработка средств, влияющих на поведенческие предпочтения людей. К одним из таких средств относятся утопии, описывающие несуществующие человеческие сообщества, в которых поведенческие предпочтения людей тем или иным образом регулируются установленными правилами поведения и полномочиями различных социальных групп.

Умозрительные модели государств, основной целью существования которых является сохранение и развитие тех или иных человеческих сообществ, появились практически одновременно со становлением городов как властных территориальных центров. Что же общего между написанным в 360 году до н.э. диалоге Платона «Государство», изданными в 1516 год книгами Томаса Мора «Утопия» и Френсиса Бэкона «Новая Атлантида», появившимся через сто лет после этих работ и, несомненно, находившимся под воздействием творения Мора «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы. Это с одной стороны.

И такими произведениями, как изданный в 1532 году (создан в 1513) трактат Никколо Макиавелли «Государь», вышедшее в 1651 году сочинение английского философа Томаса Гоббса «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского», а также такие литературные явления, как написанный в 1920 году роман Евгения Замятина «Мы» и антиутопия 1949 года Джорджа Оруэлла «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый» — с другой.

В работах типа платоновского «Государства» или «Города Солнца» Кампанеллы предполагается, что объединение людей, если оно правильно устроено, само гарантирует людям благополучное существование. Но сколь долго могут существовать подобные объединения? На такой вопрос в этих работах ответа нет.

Попытки организовать некие ассоциации людей, в которых бы на практике действовали те или иные теории общественного устройства, убедительных результатов не дали. Приверженцы учения Шарля Фурье (1772–1837) организовали около 40 фаланстеров во Франции и Америке, но наиболее успешные из них не просуществовали и 12 лет. Проповедническая и практическая деятельность Роберта Оуэна (1771–1858) в этом отношении оказалась более значимой.

В 1799 году Оуэн, став совладельцем и управляющим фабрики в Нью-Ланарке, осуществил реформу производственных отношений. Работа фабрики своим коммерческим успехом и уровнем жизни ее рабочих привлекла внимание людей из самых разных слоев общества. Посетивший фабрику тогда еще великий князь Николай Павлович, а позднее император Николай I, предложил Оуэну взять с собой два миллиона излишнего британского населения и переселиться в Россию. Оуэн категорически отказался жить вне Англии.

Разразившийся после войны 1812 года экономический кризис плачевно сказался и на делах фабрики Нью-Ланарка. В 1817 году правительству Англии Оуэном был предложен план ликвидации нараставшей в стране безработицы через организацию трудовых коммун. План был настолько необычен, что обществом не был воспринят, а правительственной комиссией отвергнут. К 1820 году, доказывая практическую значимость предлагаемых им реформ, Оуэн окончательно утвердился в необходимости радикальной перестройки государственной системы на началах общности владения, равенства в правах и коллективного труда. В этом случае работа организуется между гражданами в соответствии с потребностями общества в целом, труд перестает быть предметом торговли, а человек не подвергается эксплуатации.

Чтобы добиться понимания, Оуэн напрямую обратился к самой широкой аудитории и за 7 лет объехал всю Британию, побывал на материковой Европе, разъясняя свои идеи всеми доступными средствами: выступая на собраниях, распространяя листовки, анализируя сложившееся положение дел в журнальных статьях. Проповедническая деятельность оказалась ненапрасной. В его родной стране к 1868 году окончательно сформировалось профсоюзное движение, а идеи построения коммун были переработаны Карлом Марксом (1818–1883) и Фридрихом Энгельсом (1820–1895) в учение о коммунизме, позднее это учение было воплощено в жизнь Российской социал-демократической рабочей партией (большевиков) во главе с Владимиром Лениным (1870–1924). Начавшийся в 1991 году распад социального образования под названием СССР вроде бы поставил крест и на долговечности коммунистической идеи. Но так ли это?

Сторонников направления в утопическом конструировании социальных сообществ, представленного такими именами, как Макиавелли, Гоббс, исходили из идеи государства как основополагающего фактора существования людей в целом.

Никколо Макиавелли, будучи сторонником сильной государственной власти, больше всего интересовался тем, как сделать предсказуемым «мастерство управления». Вот что он писал по этому поводу в прославившем его имя трактате: «Я знаю, сколь часто утверждалось раньше и утверждается ныне, что всем в мире правят судьба и Бог, люди же с их разумением ничего не определяют и даже ничему не могут противостоять; отсюда делается вывод, что незачем утруждать себя заботами, а лучше примириться со своим жребием. Особенно многие уверовали в это за последние годы, когда на наших глазах происходят перемены столь внезапные, что всякое человеческое предвидение оказывается перед ними бессильно. Иной раз и я склоняюсь к общему мнению, задумываясь о происходящем.

И, однако, ради того чтобы не утратить свободу воли, я предположу, что, может быть, судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину или около того она предоставляет самим людям. Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега, валит деревья, крушит жилища, вымывает и намывает землю: все бегут от нее прочь, все отступают перед ее напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так, — разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время, то есть возвести заграждения и плотины так, чтобы, выйдя из берегов, река либо устремилась в каналы, либо остановила свой безудержный и опасный бег?

То же и судьба: она являет свое всесилие там, где препятствием ей не служит доблесть, и устремляет свой напор туда, где не встречает возведенных против нее заграждений. Взгляните на Италию, захлестнутую ею же вызванным бурным разливом событий, и вы увидите, что она подобна ровной местности, где нет ни плотин, ни заграждений. А ведь, если бы она была защищена доблестью, как Германия, Испания и Франция, этот разлив мог бы не наступить или, по крайней мере, не причинить столь значительных разрушений. Этим, я полагаю, сказано достаточно о противостоянии судьбе вообще.

Что же касается, в частности, государей, то нам приходится видеть, как некоторые из них, еще вчера благоденствовавшие, сегодня лишаются власти, хотя, как кажется, не изменился ни весь склад их характера, ни какое-либо отдельное свойство. Объясняется это, я полагаю, теми причинами, которые были подробно разобраны выше, а именно тем, что, если государь всецело полагается на судьбу, он не может выстоять против ее ударов. Я думаю также, что сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени, и утрачивают благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени» [1, гл. XXV].

Но что на деле означает соответствие особенностям времени? Сам Макиавелли считает, что уловить эти особенности помогают властным структурам стоящие перед государством цели, достижение которых оказывается невозможным, если правитель не учтет, как отреагируют те или иные сообщества людей на предпринимаемые им действия. В XVI веке стоявшие перед государственными образованиями Италии задачи определялись необходимостью захвата чужих и сохранением собственных территорий. Неудивительно, что предлагаемые Макиавелли ориентиры соответствия времени отвечали задачам защиты и захвата власти и территорий как военными, так и политическими средствами.

В XVII веке начинавшийся переход от преимущественно аграрной экономики к промышленному производству привел к тому, что внутри государства образовались сообщества, способные к мятежу, а сам мятеж проистекал не вследствие заговора и интриг внутри властных структур, а вследствие невозможности этих сообществ осуществлять свою деятельность должным образом. Англия была первой страной, сделавшей ставку на промышленный способ производства. Неудивительно, что новые задачи потребовали других ориентиров соответствия времени, и английский философ Гоббс формулирует эти ориентиры уже не в виде правил «мастерства управления», а в виде учения о государстве как результате договора, препятствующего осуществлению естественной склонности людей к «войне всех против всех».

По Гоббсу, главное для граждан государства научиться понимать, что «…измеряя справедливость ваших замыслов и свершений не речами или помыслами частных лиц, но законами государства, вы бы не позволили честолюбцам вашей кровью укреплять собственное могущество. Чтобы вы поняли, что предпочтительнее самим иметь возможность жить при настоящем, хотя и не самом лучшем порядке вещей, чем, начав войну и погибнув в ней, либо состарившись, утешать себя мыслью, что другие люди в другом веке будут иметь лучший общественный строй. Кроме того, я сделал это для того, чтобы вы посчитали не гражданами, а вражескими лазутчиками тех, кто, не желая подчиняться гражданскому правителю и нести общественные повинности, хочет в то же время оставаться в государстве и пользоваться его защитой от насилия и несправедливостей; и не принимали бы опрометчиво все, что они предлагают вам открыто или тайно, за Слово Божие» [2, с. 282].

Гоббс довольно точно обозначал признаки возможного мятежа. «В государстве, граждане которого устраивают мятежи, имеются налицо и должны быть отмечены три начала: во-первых, учения и склонности, противные миру, предрасполагающие людей к мятежу; во-вторых, те склонности, которые уже предрасположенных склоняют, призывают и направляют к отделению и к оружию; в-третьих, способ, которым все это происходит, или само восстание… Если у людей, настроенных враждебно и измеряющих правомерность своих действий собственным судом, будут соблюдены эти четыре условия, для возникновения восстания и смятения в государстве не нужно больше ничего, кроме кого-нибудь, кто бы их подстрекал и возбуждал» [3, с. 158].

Итак, можно констатировать, что в утопических моделях, связывающих благополучие людей и сохранения рода человеческого с построением государств, властные структуры которых обязаны действовать согласно особенностям времени, нет ответа на вопрос «Можно ли предсказать эти особенности и соответствующим образом реформировать властные структуры?»; в утопических моделях, в которых правильная организация людских сообществ сама гарантирует соответствие управленческих функций особенностям времени, нет ответа на вопрос: «Сколь долго действуют эти гарантии, и от каких факторов такие гарантии зависят?».

Во второй половине XIX века под воздействием совершенно очевидного провала капиталистических стран в организации производственных отношений, при которых участники производственного процесса были равно заинтересованы в эффективном его осуществлении, в европейской социально-философской мысли наиболее обсуждаемыми стали два направления: марксизм и ницшеанство. К концу века господствующей стала идея Роберта Оуэна о частной собственности как основном источнике социального неблагополучия, и общественное мнение дало крен в пользу социализма.

Показательна в этом отношении вышедшая в 1891 году работа Оскара Уайльда «Душа человека при социализме». Отдавая должное роли утопий в существовании человеческих сообществ, он пишет: «…не стоит и смотреть на карту, раз на ней не обозначена Утопия, ибо это та страна, на берега которой всегда высаживается человечество. А высадившись, оно начинает осматриваться по сторонам и, увидев лучшую страну, снова поднимает паруса».

И время настало поднять паруса в сторону социализма, и вот почему: «С отменой частной собственности мы будем иметь настоящий, здоровый индивидуализм. Никто не будет тратить свою жизнь на приобретение вещей или символов. Человек будет жить. Жизнь — самая удивительная вещь на земле. Большинство же людей существует и это все… Естественным результатом установления социализма будет отказ Государства от всякого правления. Оно должно отказаться, ибо один мудрый человек сказал много веков перед Христом, что «есть способ оставить человечество в покое, нет способа управлять им». Все типы правления ошибочны. Деспотизм несправедлив для каждого члена общества, включая и самого деспота, который, возможно, был создан для лучшего. Олигархии несправедливы для большинства, охлократии несправедливы для немногих. Большие надежды однажды возлагались на демократию. Но демократия означает лишь дубинку, практикуемую людьми во имя людей. Это стало ясным. Но все же, это достижение велико, т.к. любая власть унижает людей. Она унижает тех, кто ее представляет, и тех, по отношению к которым она применяется. Когда власть сопровождается жестокостью и насилием, она дает положительный эффект, рождая или, по крайней мере, вызывая дух восстания и индивидуализм, который ее должен убить. Когда же она используется с определенной степенью доброты и сопровождается призами и наградами, она ужасно деморализует. Люди в этом случае меньше сознают давление, оказываемое на них государством, и живут в унизительном комфорте, как прирученные животные, не понимая, что они думают чужие мысли, живут по чужим стандартам, носят то, что можно назвать поношенной одеждой, и не осознают себя. Тот, кто хочет освободиться —  говорит мудрец — не должен уступать. А власть, подкупая убеждения людей, вызывает у нас сытое варварство» (цит. в переводе 1978 года В. Постникова).

Свойственное людям искусства социальное легкомыслие объясняется их профессиональной задачей — увидеть и описать мир иначе, чем это делают другие, обратить внимание на несуразность расхожих истин, показать, что мир может быть всяким. Нацеленность на поиски собственного взгляда на вещи мешает осознать тот факт, что без других их индивидуальности не отчего отталкиваться и не для кого рассказывать о мире. Приобретя характер общественно-политической догмы типа либеральной доктрины, это легкомыслие превращается в идеологию, распространение которой сеет в обществе семена раздора и будущего мятежа. Руководитель с 1921 по 1945 годы Национал-социалистической немецкой рабочей партии и основатель тысячелетнего рейха Адольф Гитлер, став рейхсканцлером Германии, дабы избежать возможных конфликтов с другими несогласными индивидуальностями, не мог не превратить либеральные ценности в учение о сверхчеловеке для фашиствующих молодчиков. Правда, просуществовал тысячелетний рейх столько же, сколько и наиболее успешные фаланстеры Шарля Фурье — 12 лет.

Все-таки прав был Владимир Ленин, написавший в статье «Партийная организация и партийная литература»: «Ведь эта абсолютная свобода есть буржуазная или анархическая фраза (ибо, как миросозерцание, анархизм есть вывернутая наизнанку буржуазность). Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания». И, видимо, совсем неслучайно, что разраставшаяся деятельность рейха по обездоливанию людских сообществ и уничтожению неполноценных народов была прекращена Красной армией страны, объединявшей народы под лозунгами «Человек человеку друг, товарищ и брат», а смысл жизни людей видевшей в счастье будущих поколений.

В отличие от приверженцев либерализма аналитики марксистского толка проблему частной собственности анализировали в более широком социальном контексте, нежели жизнедеятельность творческой индивидуальности. Их, прежде всего, интересовала частная собственность на средства производства, как препятствующая развитию и социальному благополучию человеческих сообществ. Изменяющиеся в связи с техническими новациями производственные отношения требуют смены способов организации этих отношений. Управления сталелитейным производством требует иной организации, чем железоплавильным заводом и совсем другое дело строительство дорог в такой огромной стране, как Россия. Логистика, маркетинг и менеджмент дело, конечно неплохое, но на нем в космос не полетишь и человека с его помощью не организуешь, как того требует постоянно возрастающее ВВП.

Приходится констатировать, что человек проживает собственную жизнь, и она не всегда благополучно вписывается в окружающий социальный ландшафт. Надо сказать, что социальное благополучие и комфорт — это принципиально разные вещи. Комфорт гасит интерес к жизни. Человек, покоривший Эверест, и человек, отдохнувший на Бали, по отношению к социальной реализации находятся на противоположных полюсах. Покорившей Эверест раскрыл другим людям горизонты возможностей человека, отдохнувшей на Бали — горизонты возможностей собственного кармана.

Разработка идеологии партии будущего, то есть партии, которая стремится понять, какого рода сообщества людей имеют будущее и каким образом эти сообщества должны быть организованы, чтобы это будущее стало гарантированным, непростая задача, требующая непрерывного анализа поведенческих предпочтений различных человеческих сообществ. Эта работа подобна работе дирижера симфонического оркестра. Социальный дирижер должен уметь читать партитуру, то есть понимать, какого рода задачи стоят перед человеческим сообществом, знать, как устроены и что умеют и будут стремиться делать людские сообщества, и тогда под его рукой зазвучит симфония под названием будущая жизнь. Как говорил в своей повести «Чук и Гек» Аркадий Гайдар: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю…». Здесь мы оборвем цитату, поскольку Советскую страну уберечь не удалось, но Землю уберечь необходимо.

Закончу я цитатой из Александра Зиновьева. Его вклад в убережение феномена жизни на Земле еще только предстоит оценить.

«Повторяю и подчеркиваю: создание такого социального идеала на основе научного изучения фактического опыта Советского Союза и других коммунистических (часто их называли социалистическими) стран ни в коем случае не должно быть идеализацией (приукрашиванием) советского периода нашей истории. Задача тут заключается в том, чтобы в индивидуальном (неповторимом) историческом потоке событий выделить то, что является непреходящим, универсальным, закономерным. Иначе говоря, вылепить сам тип социальной организации, законы которой одни и те же для всех времен и народов, где появляются соответствующие объекты и условия для их бытия. Кроме того, изучение советского опыта может стать лишь одним из интеллектуальных источников новой (альтернативной) идеологии, но не единственным. Другим источником должно стать научное исследование самого западнизма, в котором в силу объективных социальных законов развиваются антизападнистские тенденции подобно тому, как коммунистические тенденции зародились и развились в рамках западноевропейской цивилизации.

При создании нового идеала надо принимать во внимание современную фактическую социальную структуру населения. Она не может ориентироваться на какие-то четко определенные классы или слои, как это было с марксизмом, ибо таких классов и слоев, которые можно было бы консолидировать хоть какой-то идеологией, просто нет в структуре современных человейников, включая западные страны и постсоветскую Россию. К тому же само идеологическое учение не может приобрести убедительность, если будет упрощено ниже некоторого критического уровня. Оно просто будет непонятно и несоблазнительно для большинства плохо образованных людей на низших ступенях социальной иерархии. Оно должно рассчитывать на социально неопределенное множество людей, которых не удовлетворяет западнизм в его современном виде и которые по крайней мере мало что теряют (или ничего не теряют и что-то выигрывают) от ограничения или даже разрушения его и от создания альтернативной социальной организации. Такого рода людей больше всего в среде учащейся молодежи, интеллигенции, государственных служащих, научных работников и т.д.» [4, с. 218-219].

Литература:

1. Макиавелли, Н. Государь. Пер. с итал. / Н. Макиавелли. — М.: Планета, 1990. — 80 с.

2. Гоббс, Т. Сочинения в 2 т.: Т. 1. / Т. Гоббс. — М.: Мысль, 1989. — 627 с.

3. Гоббс, Т. Философские основания учения о гражданине. / Т. Гоббс. — Москва–Минск: АСТ, Харвест. 2001. — 304 с.

4. Зиновьев А. А. Идеология партии будущего. 2-е изд. М.: Академическая наука, 2015. — 224 с.

Отравляющие вещества, которые были найдены на оставленных боевиками складах с оружием,...
21:28
Сотрудники правоохранительных органов ДНР задержали группу украинских диверсантов во...
19:50
Украина планирует в декабре 2017 года запустить завод по переработке редких радиоактивных...
18:45
Украинская столица стала единственным европейским городом, оказавшимся в первой десятке...
17:58
Суд в Дагестане приговорил к 17 годам колонии Азиза Джамалутдинова, главаря банды,...
17:49
Выездное совещание по вопросу подготовки объектов социальной сферы к отопительному сезону...
17:34
Сотрудники правоохранительных органов ДНР задержали группу украинских диверсантов во...
17:31
Военный корреспондент пресс-службы ВС ДНР побывал в поселке Крутая Балка, который был...
17:27