Генерал Очевидность

Современным миром правит её величество Очевидность. Очевидность — царица всех доказательств, поскольку сама она не нуждается в доказательствах. Очевидно — это то, что мы видим своими глазами. Очевидность абсолютна и аксиоматична. Очевидно, что Земля плоская, ведь мы её такой видим. Утром, очевидно, встаёт солнце, а вечером оно, очевидно, садится. Очевидно, что Луна нужнее, чем Солнце, потому что Солнце светит днём, а днём и так светло. Очевидно, что днём небо голубое, а почему именно — чёрт его знает. Но так же очевидно, что ночью небо становится чёрным. А ведь это одно и то же небо. Днём очевидно одно, а ночью очевидно другое. А космонавтам очевидно, что всё вообще наоборот. И тут бы задуматься об относительной природе очевидности, но как задумаешься, так и поймёшь, что нет. Нет никакой относительности. Не могу же я не верить собственным глазам. Очам то есть. Они же у меня не меняются. Да и точка наблюдения не меняется.

Из всего этого очевидно, что пользоваться термином «очевидно» надо с большой осторожностью. И что с ещё большей осторожностью надо понимать эту «очевидность», употребляемую в мощных заявлениях серьёзных людей.

«Теперь совершенно очевидно, что господин Скрипаль и его дочь были отравлены веществом нервно-паралитического действия российского происхождения», — говорит нам премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, как бы намекая, что она своими глазами видела, как господин Скрипаль и его дочь были отравлены веществом, видела это вещество, видела, что оно нервно-паралитического действия, а также видела, что оно — российского происхождения. Не будет же нам врать премьер-министр!

«Совершенно очевидно, что то, что там произошло, не должно остаться без должного ответа», — говорит нам президент Франции Эммануэль Макрон. Тринадцать слов человек произнёс, а вообще ничего не сказал. Но очевидно!

Хезер Науэрт, официальный представитель Государственного департамента США, то есть внешнеполитический голос страны, претендующей на мировое господство: «Из предоставленного нам списка очевидно, что Российская Федерация не заинтересована в диалоге для решения вопросов».

Сара Сандерс, официальный представитель Белого дома США, то есть внутриполитический голос федерального правительства страны, претендующей на мировое господство: «Очевидно, что Россия нарушила обязательства гарантировать ликвидацию программы химического оружия в Сирии».

Из обеих цитат должно следовать, что госпожа Науэрт лично спрашивала у Российской Федерации, заинтересована ли та в диалоге для решения вопросов, а госпожа Сандерс ездила в Сирию и своими глазами (то есть очами) видела там химическое оружие. Должно следовать — а не следует.

И вот наконец — вершина. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель — опытный политик. Давно сидит (кстати, уже дольше Гитлера), многое знает. Поэтому она осторожна: «Достаточно очевидны доказательства, что в Восточной Гуте было применение химического оружия».

Что такое «достаточно очевидно»? Ты или видишь, или ты не видишь. Наверное, это видение как бы с прищуренными глазами. Или в темноте. То есть общие очертания видишь, а о сути догадываешься. Да нет, почему же «наверное»? Это же очевидно!

Нет, и мы, конечно, тоже не без греха. И у нас есть свои недостатки, так сказать, в пробирной палатке. Все эти вот хрестоматийные «нет оснований не доверять сотрудникам полиции». Да и я, признаться, грешу. Грешу очевидностью, потому что это очень удобно. Очевидно же, что не существует никакой военной необходимости применять химическое оружие в Сирии. Но совершенно очевидно, что существует необходимость делать это в качестве антиправительственной и антироссийской провокации. Очевидно? Очевидно! Очевидно, что травить бывшего отработанного шпиона перед самыми президентскими выборами в России у самой России нет ни единой причины. Зато так же очевидно, что травить его для того, чтобы скандалом отвести внимание от проблем с брекситом, выгодно самой Великобритании. Я так вижу. И попробуйте убедить меня в том, что я вижу неправильно. Ведь я вижу это своими собственными глазами. То есть — очами.

Впрочем, у меня есть одно очевидное (sic!) и существенное отличие от перечисленных выше. Я не ведаю вопросами войны и мира. И со всей очевидностью могу заявить, что это хорошо. Ну, что я не ведаю этими вопросами. Потому что я, очевидно, человек порыва и импульса.

Но все вышепроцитированные (кроме милых девушек, официально представляющих пустоту), очевидно, вопросами войны ведают. И ядерное оружие у них есть, и подводные лодки. И солдаты НАТО, очевидно, есть тоже.

Казалось бы, такие люди должны быть аккуратны как в действиях, так и в словах. Однако же мы с вами наблюдаем какой-то глобальный театр абсурда, из которого очевидно одно: всех этих людей необходимо срочно отстранять от власти, поскольку они угрожают самому существованию нашей планеты. Когда Капитана Очевидность повышают до Генерала Очевидность — это опасно.

Модный политолог Екатерина Шульман нас успокоит, сказав, что демократия сама исправит эту проблему. И что все эти люди поменяются на других, потому что главный залог сохранения мира на всей Земле — это ротация.

Хотелось бы во всё это верить, конечно (хотя случай с Ангелой Меркель не позволяет), но ещё больше хотелось бы верить в то, что мы сможем дожить до того момента, когда демократия будет исправлять эту проблему.

Потому что проблема-то есть.

Это же очевидно.

Максим Кононенко