Глава МВД Украины отговаривает Донбасс от мира с Киевом

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков на днях изложил манифест чрезвычайной откровенности. Анонсировав скорейшее возвращение "оккупированных территорий" Донбасса в лоно Неньки, Аваков разложил по полкам технологию, стратегию и тактику последующих зачисток.

Коротко: жителей Донбасса ожидает настоящая жесть.

Но вначале — краткий экскурс в историю вопроса.

Сначала все обещать, а потом вешать, или обойтись без затакта?

Практически сразу после того, как жители значительной части территории Донбасса на референдуме выразили нежелание и далее быть регионом Украины и выбрали себе другую судьбу, украинские политики, политологи, блогеры, журналисты принялись делиться своим видением усмирения бунтовщиков. Вскоре выяснилось, что все многочисленные предложения сводятся примерно к двум основным парадигмам.

Первая из них заключалась в немедленном и самом жестоком покарании сепаратистов, не гнушаясь ни мечом, ни огнем — в самом прямом смысле слова. Не миндальничать и не цацкаться призывали лидеры общественного мнения — как светлоликие рукопожатные либеральные грантоеды, так и крайне правые радикалы, чудесным образом слившиеся воедино еще в ходе Майдана. Так, скажем, одна умеренно известная донецкая литераторша, до 2013-го года обильно публиковавшаяся в Москве и декларировавшая горячую любовь к русской культуре, внезапно почувствовала в душе горячий императивный зов вышиванки и сделалась одной из самых яростных неофиток русофобии. Она требовала, чтобы открытию школ, в которых донецким прививалась бы бескомпромиссная украинскость, предшествовала установка виселиц. То есть, сначала вешать, а потом оставшихся, буде такие обнаружатся после чисток, вразумлять.

Вторая же концепция, автором которой стал нынешний днепропетровский мэр Борис Филатов, требовала, чтобы сепаратистам-бунтовщикам обещали все блага вплоть до автономии, а вешали их, обманутых посулами, — потом.

"Вешать будем потом" — эта чеканная фраза по сей день маркирует градоначальника европейского миллионника как изощренного, но неудачливого стратега. Потому что практически сразу победила парадигма номер один. Четыре года гражданской войны спикеры нацистского толка и люди, полагающие себя носителями современной либеральной европейской культуры, увлеченно соревновались в живописании картин реинтеграции Донбасса. Все эти планы объединяло полное отсутствие какого бы ни было учета мнений и интересов, чувств и чаяний реинтегрируемых.

Фильтрационные лагеря, полное расчеловечивание объекта перевоспитания, поощрение доносов, допросы с пристрастием, поражение в правах — вплоть до обнесения территории колючей проволокой. В разрозненном виде все эти и многие другие меры гуманитарного воздействия обсуждались в разнообразных пабликах и раньше, однако именно министр внутренних дел систематизировал наработки и изложил их самым подробным образом.

Кто виноват, что делать и с чего начать

Зачиная тему, Аваков обещает, что территория будет деоккупирована в ближайшее время, поэтому остро важно прямо сегодня решить, что делать с массой коллаборационистов. Как выявить коллаборациониста, кто подпадает под это определение, можно ли считать жертвами проживавших на "оккупированной территории" или все они по умолчанию пособники врага?

Несмотря на то что весь дальнейший текст вопиет о мести и наказании, Аваков пытается изобразить нравственные метания и предлагает порассуждать о наказании и милосердии. "Это принципиальный момент: речь ни в коем случае не должна идти о "зачистках" или репрессиях по отношению к мирному населению — людям, волею агрессора оказавшимся на захваченных территориях!" — пишет Аваков. После этого великодушного вступления следует "но", а все, что написано до "но", как известно, можно выбросить в мусорное ведро.

Но — овец нужно таки отделить от козлищ, а для этого, считает пан министр, следует провести тщательные тотальные проверки на предмет любого сотрудничества с властью непризнанных республик, любого участия в местном "незаконном" волеизъявлении (скажем, в упомянутом референдуме приняли участие 75 процентов жителей территорий), любой работы в новообразованных структурах, обеспечивающих жизнедеятельность ЛДНР.

И вот те, кто по указанным критериям окажутся вне подозрений (человек, видимо, сто), получат "новые легитимные украинские паспорта" и станут жить-поживать. Таким образом, имеющиеся украинские удостоверения личности предложено по умолчанию считать утратившими силу со всеми вытекающими последствиями.

Чтобы международные правозащитники, хотя и слепоглухонемые, когда речь идет об Украине, но все же изредка ритуально взойкивающие и вскрикивающие, не начинали выражать свои занудные встревоженности, Арсен Борисович проводит подробный исторический ликбез о борьбе с коллаборационизмом, обильно цитируя "Википедию".

Он напоминает, что европейское понимание этой проблемы было закреплено практикой выявления и наказания пособников гитлеровцев во Второй мировой войне. А пособников был легион. Везде на оккупированных территориях население сотрудничало с захватчиками — кто под угрозой расстрела или гибели в концлагере, а кто и по зову сердца.

Аваков перечисляет все категории пораженных в правах, и это действительно огромное количество граждан, которым вменялось сотрудничество с захватчиком. Арсен Борисович описывает многочисленные факты наказания в виде казней, пожизненного заключения, полного поражения в правах и линчеваний. Особенно подчеркивается, что суды были скорыми.

Сетуя на то, что ни в одной стране, столкнувшейся с подобным в новейшей истории, нет современного закона о коллаборационистах, министр предлагает опираться на европейский опыт 40-50-х годов.

Кому выгодно?

Суд Линча Аваков почему-то осуждает, хотя многочисленные факты внесудебных расправ в стране победившей революции гидности стали рутиной и никакой ответственности не влекут. Суды Линча нам не нужны, говорит он, потому что в результате этой самодеятельности могут пострадать невиновные ("виновным", стало быть, линчевания не повредят).

В остальном министр непреклонен. Его генеральная идея заключается в том, что украинская власть не позволит в общественном сознании "легитимизировать пособников оккупанта", который "зашел на территорию Донбасса крупными армейскими соединениями" и "взял местное население в заложники", создавая у него иллюзию строительства собственной государственности. Этому, по его идее, как раз и должен противостоять закон о коллаборантах, который следует принять Верховной раде.

Что же ожидает "пособников врага", которых окажется трагически много?

Тюремное заключение на длительные сроки.

Тотальное поражение в правах: запрет избирать и быть избранными, работать в государственных учреждениях и учебных заведениях.

Жесткий контроль и "перевоспитание".

Но для тех, кто будет активно помогать украинской власти выявлять коллаборантов и способствовать воцарению украинского порядка, можно предусмотреть некоторое снисхождение и бонусы в виде смягчения кары.

Возможна даже амнистия — не для всех и сильно не сразу.

Какие видятся последствия внедрения плана, изложенного в манифесте?

  1. Местное население удастся жестко деморализовать и разделить на враждующие группы. Массовые доносы и оговоры неизбежны. Какое бы то ни было сопротивление репрессивным мерам власти, как и формирование оппозиции "освободителям", станет невозможным. У Авакова это названо профилактикой вхождения пятой колонны во власть.
  2. Население других областей Украины получит наглядный пример того, что может ожидать их в случае выражения недовольства или организованных акций протеста.
  3. Члены нацистских группировок будут массово привлечены к "расследованиям" и квазисудебному вынесению скорых приговоров. Это позволит канализировать их раздражение недостаточной жесткостью власти в безопасном для нее направлении и реализовать мечты радикалов о мести давно расчеловеченным согражданам (в комментариях к аваковскому статусу в ФБ, кстати, немало тех, кто недоволен излишней мягкостью подхода и требует больше ада).
  4. Исключение жителей Донбасса (а имеются в виду и те, кто проживает нынче на профронтовой территории, контролируемой Украиной) из числа избирателей позволяет провести во власть исключительно праворадикальных кандидатов на все должности, включая пост президента.

…Стоит рассмотреть дикое на первый взгляд предположение, что Аваков, как и прочая украинская власть, категорически не желает возвращения Донбасса. Потому что даже самые уставшие от войны, бедствующие и критически относящиеся к власти непризнанных республик их жители, прочитав, как им планируют оторвать головы, все меньше склонны к реинтеграции.

P.S. Полагать, что теперь-то мировая общественность осудит своих украинских анфан терриблей, не стоит. До сих пор им сходила с рук любая подлость, так почему с законом о коллаборантах должно быть иначе?