Go East: Украинская власть ищет спасения в китайских кредитах

На фоне сообщений об обвале на финансовых рынках украинские чиновники заявляют о больших кредитах и инвестициях со стороны Китая. Однако экономику Украины это вряд ли спасет

Мир накрывает волной финансового кризиса. Акции и крупные индексы упали рекордно за последние семь лет. Так, основные фондовые индексы США по итогам понедельника просели на 3,8 — 4,6% на фоне опасений по поводу роста доходности облигаций США. Таким образом, Dow Jones и S&P 500 аннулировали весь рост за 2018 год. Заокеанский кризис ударит и по Украине.

«Инвесторы будут менее склонны к тому, чтобы одалживать деньги таким странам, как Украина — странам третьего мира в первых местах рейтинга коррумпированности. При отсутствии в этой стране реформ, Антикоррупционного суда и необходимости отдать в этом году $7,2 млрд внешним инвесторам без кредитов иностранных компаний и МВФ мы не дотянем. То, что делает правительство и президент указывает на то, что кредит от МВФ они получать не собираются. В прошлом году они решили эту проблему просто — выпустили еврооблигации… и привлеки $3,2 млрд, чтобы заместить дырку, которая образовалась из-за того, что МВФ не дал нам денег — поменяли реформы на облигации. Но теперь ситуация другая, облигации не выпустишь, покупать их никто не будет — в кризис облигации спекулятивного, фактически, мусорного уровня, к которым относятся украинские облигации, никто не покупает, а это означает, что взять деньги на погашение долгов неоткуда. А это дефолт», — предупреждает занимающийся экономическими расследованиями украинский журналист Александр Дубинский.

Он советует украинцам на любую сумму, которая у них есть, покупать доллары США.

Похожей точки зрения придерживается и экономист Эрик Найман, который прогнозирует вероятное начало экономического кризиса в США к ноябрю. Если это действительно произойдет, то миру не поздоровится.

«Достаточно скоро накроет кризисом и всю мировую экономику. И Украину, с её гигантскими выплатами внешних долгов в 2019-20 годах», — пишет Найманн.

Но может ли Украина извлечь краткосрочную выгоду от кризиса или найти других кредиторов?

Кризис не в радость

Вслед за американским просел и украинский фондовый рынок. Индекс UX, отслеживающий стоимость голубых фишек «Украинской биржи», упал на 2,98%. При этом значительнее всего подешевели акции таких компаний, как «Донбассэнерго», «Укрнафта», «Мотор Сичь» и «Центрэнерго».

Однако еще до этого падения экономисты предупредили: Украине стоит готовиться к весьма печальным явлениям.

«Если начнется кризис — а он еще не начался, есть просто колебания на рынке, он обязательно приведет к падению спроса на те сырьевые продукты, которые мы производим. А это означает уменьшение поступления средств по нашему экспорту, рост отрицательного сальдо текущего счета, что означает девальвационное давление на гривну», — объяснял президент Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко.

Экспорт сырья действительно является важнейшей составляющей валютных поступлений в бюджет. Так, по данным Минагрополитики, за весь 2017 год украинские аграрии принесли стране $18 млрд. При этом экспорт аграрной и пищевой продукции по сравнению с 2016 годом вырос на 16,3%.

Еще одной из основных статей «аграрной супердержавы» Украина по-прежнему остается металл. В январе 2018 года стало известно, что за прошедший 2017 год валютная выручка от экспорта черных металлов увеличилась на 19,6% по сравнению с 2016 годом — до $8,67 млрд. По данным Государственной фискальной службы, доля черных металлов в валютных доходах страны от экспорта составляет 20,03%. Таким образом, если брать за основу данные аграриев, доля продукции сельского хозяйства в валютной выручке Украины составляет свыше 40%. В общем — сырье — основная часть валютных поступлений в экономику страны.

При этом даже низкая цена на нефть не сильно обрадует украинцев. Страна закупает не столько «черное золото», сколько продукты его переработки.

Украина оказывается в беде: с одной стороны, как предрекают экономисты, спрос на сырье — основу украинского экспорта — падает. С другой — стране не дают кредиты: слишком высокий уровень коррупции, а власть в преддверии выборов 2019 года максимально оттягивает внедрение таких важных реформ, как принятие закона об Антикоррупционном суде.

Где же в таких условиях взять те $7,2 млрд, которые в этом году Украина должна выплатить МВФ? Казалось бы, все пропало, однако тут прозвучало заявление министра инфраструктуры Владимира Омеляна.

Go East?

Как сообщил министр инфраструктуры, еще в конце прошлого года обсуждалось привлечение в украинскую экономику $7 млрд из Китая.

«Во время заседания украинско-китайской комиссии, которое состоялось в декабре прошлого года, обсуждалась возможность привлечения китайских то ли кредитов, то ли инвестиций в размере ориентировочно $7 млрд. Действительно, эта цифра прозвучала. В то же время, перечень объектов с нашей стороны по линии инфраструктуры сформирован, мы находимся в переговорном процессе с китайской стороной», — рассказал Омелян.

По его словам, летом 2018 года планируется его визит в КНР, где все эти проекты будут детально обсуждаться.

«Есть масса интересных направлений. Это сотрудничество по линии «Укрзализныци» по изготовлению локомотивов, концессионные дороги и мосты, морские порты, потому что они серьезно рассматривают Украину как часть экономического Шелкового пояса. При этом мы должны стратегически определиться, в каком формате мы сотрудничаем и какой является стоимость этого проекта», — рассказывал о радужных перспективах Омелян.

Однако украинские эксперты не столь оптимистичны. Их смущает слишком широкая формулировка, которую позволяет себе Омелян.

«Я не думаю, что уместно говорить о китайском кредите в $7 млрд в общем — лучше говорить о конкретных проектах, которые могут быть профинансированы китайской стороной. Китайские компании проявляют интерес, чтобы реализовать инфраструктурные проекты на Украине, но на условиях предоставления кредитов либо в юанях, либо в долларах. Сейчас слишком много заявлений, в которых звучат суммы от нескольких миллиардов до десятка миллиардов. Думаю, в таких заявлениях все же нужно быть более конкретным, а не просто играть красивыми цифрами», — отмечает эксперт по транспорту Александр Кава.

В некоторые, перечисленные Омеляном проекты, он и вовсе не верит.

«Что касается концессионных дорог, то ни одного проекта совместного с китайцами точно нет. На происходивших встречах речь шла только о кредитах. Китайцы не готовы строить концессионные дороги: они не готовы брать на себя риски концессии. В случае кредита риск на себя берет заемщик, а не концессионер. И как в целом, показывает опыт, китайцы весьма неохотно инвестируют, они более активны в кредитовании. При этом жесткое условие китайцев — это выполнение работ китайскими подрядчиками. По сути, их кредиты — это связанные кредиты под китайских подрядчиков», — отмечает Кава и призывает украинских чиновников быть более ответственными в своих заявлениях.

Таким образом, получив китайский кредит, Украина вольет эти деньги не в свою экономику и даже не сможет расплатиться ими с долгами, а вынуждена будет отдать их китайской же компании за выполнение инфраструктурных работ.

В то же время у китайцев уже есть негативный опыт кредитования Украины. В 2012 году Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины (ГПЗКУ) и Экспортно-импортный банк Китая договорились о предоставлении кредита в размере $3 млрд. Первый транш в размере $1,5 млрд Киев получил уже в начале 2013 года. Согласно условиям, одна половина китайского кредита в размере предоставлялась ГПЗКУ, которая должна была закупать на рынке зерно и кукурузу для дальнейших поставок в Китай. Вторую половину кредита должны были потратить на импорт из Китая сельскохозяйственной техники, удобрений, семян, биозащиты для растений, а также на строительство объектов аграрной инфраструктуры с использованием комплектующих из КНР. Однако потом был Майдан. В итоге, Украина поставила в КНР зерновые на уровне 20% от указанных в договоре объемов — на сумму $153 млн. В 2014 году министр аграрной политики Украины Игорь Швайка заявил, что в Лондонском арбитражном суде находится иск Китая против Украины. Как сообщают СМИ, ежегодно сумма долга увеличивается на 6%.

В таких условиях, если китайцы и решатся дать кредит Украине, можно ожидать, что условия его предоставления будут довольно жесткими и вряд ли Киев единоразово получит всю желаемую сумму.

В общем, украинцам следует менять гривны на доллары и запасаться наличностью, а не надеться на чиновников с их обещаниями сказочных китайских денег.

Вопрос политики

Тем не менее, китайские кредиты удобнее властям, чем кредиты от МВФ — КНР практически не выдвигает никаких политических требований. Другое дело, что украинской экономике такие заимствования на пользу тоже не сильно идут.

Тем не менее, и здесь есть политические риски. Говоря о портах, Омелян отмечает, что Китай заинтересован в данной теме. И действительно, прошлый год отметился крупным приобретением КНР. За $292 млн Китай получил глубоководный шри-ланкийский порт Хамбантота на юге острова в пользование на 99 лет, чем всполошил Индию, которая обеспокоилась возможным созданием военной базы КНР в своем «мягком подбрюшье».

Примечательно, что ситуация со Шри-Ланкой напоминает до боли ситуацию с Украиной. Предыдущий президент страны Махинда Раджапакса набрал у Китая кредитов на общую сумму в $8 млрд в большинстве своем на инфраструктурные проекты. Привлекательность КНР как кредитора заключалась еще и в том, что Пекин, в отличие от Запада, не обращал внимания соблюдение прав человека в стране, демократию, а также не интересовался, за счет чего будет отдаваться долг. Раджапакса ушел, причем, как утверждают СМИ, ему препятствовали на выборах не только оппозиция, но чуть ли ни индийская разведка, а перед новыми властями встал вопрос: как отдавать китайский кредит.

Вот тут Китай снова напомнил о себе. В итоге за дополнительный кредит КНР приобрела стратегически выгодный для себя глубоководный порт. Китай еще доплатит за приобретение $1,12 млрд, создав таким образом важную точку в «жемчужном ожерелье» — проекте морского торгового пути из Китая в Европу. При этом сами базы «ожерелья» охватывают побережье Индии и ставят ее в невыгодное геополитическое положение.

Украина сейчас в похожей ситуации. У нее есть непогашенный долг перед Китаем, взятый еще предыдущими властями, а также острая необходимость получить кредиты еще.

Однако есть одно большое «но»: появление пусть и торговой, но базы Китая на Украине вряд ли порадует США, которые весьма неоднозначно относятся к КНР.

«Во всем мире мы сталкиваемся с режимами-изгоями, террористическими группами и такими соперниками, как Китай и Россия, которые бросают вызов нашим интересам, нашей экономике и нашим ценностям», — заявлял во время своей первой речи в Конгрессе президент США Дональд Трамп.

Конечно, Киев может шантажировать Вашингтон: мол, не дадите денег, уйдем к Пекину. Однако тут украинским властям стоит помнить, что украинский президент, который совершил внезапный разворот на Восток — Виктор Янукович — кончил Майданом. Не исключено, что тлеющий МихоМайдан в случае такого шантажа может вспыхнуть с новой силой, но на этот раз — увенчаться успехом.

Николай Подкопаев

Темы: