Информационная война против Сирии и России продолжается

Наступление на Сирию осуществляется не только на поле боя. Особую активность проявляют войска пропаганды. Хорошо известна роль СМИ и провокаторов типа «Белых касок», но особенно осложняют ситуацию пропагандистские войска, прикомандированные к органам ООН.

Несколько дней назад Генеральный секретарь ООН А. Гуттериш опубликовал свой доклад о ходе создания Специального «полутрибунала» по Сирии. Формально сей «полутрибунал» называется Международным беспристрастным и независимым механизмом для содействия проведению расследований в отношении лиц, которые несут ответственность за наиболее серьёзные преступления по международному праву, совершённые в Сирийской Арабской Республике с марта 2011 года, и их судебному преследованию (Механизм). Этот полуфабрикат был создан Генеральной Ассамблеей ООН 21 декабря 2016 года.

ГА ООН в данном случае вышла за пределы своих полномочий и сделала это в грубой форме. Статья 12 Устава ООН чётко предписывает: «Когда Совет Безопасности выполняет возложенные на него настоящим Уставом функции по отношению к какому-либо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея не может делать какие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации, если Совет Безопасности не запросит об этом». То есть Генассамблея приняла решение, которое она не имела права принимать. Во-первых, ситуация в Сирии находится на рассмотрении СБ ООН, и, во-вторых, ГА ООН не имеет компетенции создавать международные судебно-следственные органы.

Решения, принятые ultravires (с превышением власти), не имеют юридической силы и не должны подлежать исполнению. Однако Генсек А. Гуттериш с энтузиазмом взялся за реализацию данной резолюции, хотя именно он должен был дать должную оценку действиям Ганассамблеи.

В своём докладе Генсек ООН сообщает, что Механизм уже фактически создан. Подобрано помещение в Женеве, назначен президент, получивший сразу статус советника Генсека ООН. Им стала мадам Катрин Марки-Юэль из Франции, которая ранее работала в Международном трибунале по бывшей Югославии, а затем – «международным» судьёй в специальных судах Косово. Деятельность обоих учреждений по фальсификации вины невиновных и оправдании преступников хорошо известна.

Бюджет Механизма запланирован в размере 13 миллионов долларов. На 1 июля с. г. двадцать девять государств добровольно внесли свои взносы на финансирование этого учреждения: уже обещано почти семь миллионов, из которых пока, правда, поступило только 4,9 млн. Гуттериш обратился к государствам с призывом оказывать Механизму поддержку.

В докладе сообщается, что Механизм будет не только сам собирать информацию и проводить собственные расследования, но и использовать результаты деятельности других органов, в том числе комиссии Совета ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии и Механизма ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия) по расследованию применения химоружия в Сирии.

Эхом доклада Гуттериша отозвался и новый доклад комиссии СПЧ ООН по расследованию нарушений прав человека в Сирии. Несмотря на то, что комиссия отметила несколько – подчёркнуто отдельных – случаев нарушения международного гуманитарного права со стороны ДАИШ («Исламского государства») и даже США, главными виновниками нарушений названы правительственные силы Сирийской Арабской Республики и … Российская Федерация. Если о США в докладе комиссии говорится, что те «не приняли всех возможных мер предосторожности для защиты гражданского населения и гражданских объектов» при нанесении авиаудара по деревне Аль-Джина (Алеппо), то Россия всегда упоминается как соучастник «преступлений» сирийского правительства. Или, например, вот так: «Российские войска продолжали совершать нападения на больницы и медицинских работников».

Подобная пропаганда уже стала дежурной. Только что МИД России выразил протест верховному комиссару ООН по правам человека аль-Хуссейну, который недавно сделал заявление по ситуации в Ракке.  Вслед за информацией, касающейся авиаударов возглавляемой американцами коалиции, он приводит статистику о деятельности российских ВКС в Сирии, а после этого – данные о жертвах среди гражданского населения в Ракке, намеренно создавая впечатление о причастности российских ВКС к гибели этих жителей. Министерство иностранных дел России  отметило, что аль-Хуссейн «на этот раз превзошел все прежние политически ангажированные заходы», в которых Управление по правам человека замечено уже не раз.

Что касается Механизма по расследованию применения химоружия в Сирии, то здесь обвиняют во всём Дамаск. В третьем и четвёртом докладах Механизма его руководящая группа сообщила, что случаи применении химического оружия в  Талманесе (21 апреля 2014 года), Сармине (16 марта 2015 года), Кменасе (16 марта 2015 года) и Мареа (21 августа 2015 года) являются результатом действий Вооружённых сил Сирии, которые якобы «применили токсичные химические вещества в качестве оружия и что в этих трех случаях использовались их вертолеты, с которых были сброшены «бочковые бомбы».  Указывается также на правительственные авиабазы Хама и Хмеймим в качестве мест, с которых были совершены полеты вертолетов. Делается также вывод о «совпадении результатов», полученных в четырёх лабораториях (ЦНИИ, лаборатории ОЗХО и двух специально назначенных лабораториях), которые провели анализ и идентифицировали «зарин, DIMP и гексамин в пробах грунта».

В докладе, правда, не говорится, каковы гарантии того, что пробы были взяты именно в  Хан-Шейхуне. В связи с этим министр иностранных дел России С.В. Лавров отметил: «Несмотря на то, что этот совместный механизм расследования прямо обязан в соответствии со своим мандатом расследовать конкретные эпизоды, мы никак не можем направить их на место инцидента и на тот аэродром, с которого, как утверждается, сирийские самолеты взлетали с бомбами, оснащенными химическими веществами. Только этот механизм побывал в Дамаске, и опять выдвигает какие-то условия. Мы же убеждены, что только посетив и Хан-Шейхун (место инцидента), и аэродром, с которого, как утверждается, взлетали сирийские самолеты с химическими боеприпасами, можно делать объективные выводы».

Главная проблема всех указанных «следственных» органов по Сирии – отсутствие убедительной методики сбора доказательств. Критерий доказанности утверждений о нарушениях прав человека в Сирии, которые делает комиссия СПЧ, она установила для себя такой: «Критерий доказанности считался соблюдённым, если Комиссия получала достоверную информацию, которая давала разумные основания полагать, что произошедшие инциденты соответствуют описанию, а нарушения были совершены установленной воюющей стороной».

Милая формулировка! И ясно, откуда ветер дует: членом и бывшим председателем этой комиссии является Карла дель Понте – бывший прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ). О стандартах доказательств в этом судилище мы писали неоднократно. Взять, например, теорию «совместных преступных действий третьей категории» (?), которая позволяла признать любое лицо виновным не только в случае, когда оно лично не совершало преступления, но и не знало о совершении данного преступления…

Таким образом, уже создана целая система органов, ведущих ожесточённую информационную войну против Сирии. То, что эти органы включены в систему или действуют «под зонтиком» Организации Объединённых Наций, подрывает авторитет самой ООН. И в деятельности этих органов просматриваются не столько антисирийские, сколько антироссийские цели.

АЛЕКСАНДР МЕЗЯЕВ

Темы: 
Теги: 
Двух заместителей Шойгу подозревают в "подрыве основ национальной безопасности"...
18:14
Взрывы на складах боеприпасов прогремели в пятницу вблизи украинского села Малоянисоль,...
18:09
Защита экс-президента Украины Виктора Януковича требует от генерального прокурора Юрия...
17:32
Киев готовится распахнуть «дверь в религиозную войну»
17:28
В Киевской области сельсовет выделил украинским военным земельные участки, на которых...
17:09
Мирный житель села Осыково Старобешевского района на юге ДНР получил многочисленные...
17:05
Впервые в Донецке! Пранкеры Вован и Лексус представят свою первую книгу!
14:04