Мы за 9 Мая, они против. Антифашисты ДНР дали бой украинским националистам

В Донбассе 9 Мая остается одним из главных праздников. В Киеве этот день хотят сделать будничным. На линии фронта праворадикалы из "Азова" и "Айдара" вывешивают фашистскую символику так, чтобы бойцы ДНР видели ее в бинокль. Как рассказали местные жители, на День Победы военная обстановка нередко обостряется.

Свастика в степях Украины 

Майские дни — не самое спокойное время на линии разграничения между непризнанными республиками и Украиной. "В прошлые годы на отдельных участках фронта именно в праздники усиливались столкновения", — рассказывает житель Донецка Евгений Голышкин. В ДНР никого не удивляет, что праворадикалы используют 9 Мая для перестрелок и периодически демонстрируют нацистские символы. 

Евгений Голышкин

"У украинской стороны нет никакого запрета на них. Тот, который официально был введен, не действует. Мне не известен ни один случай уголовного преследования. И вот результат: фашистскую символику можно увидеть не только у националистов-праворадикалов из добровольческих батальонов, но и у служащих в структурах МВД", — говорит Голышкин. О попустительстве в этом отношении сообщил и бывший депутат Одесского областного совета Алексей Албу. По его словам, из ДНР не раз наблюдали в бинокль, как прибывшие на фронт экстремистски настроенные добровольцы спускали украинский флаг, вывешивая вместо него красно-черные знамена.

"Я фашистскую символику по другую линию фронта видел сам — две руны на шевроне у бойцов "Азова", — рассказал боец-антифашист Айо Бенесс, приехавший из Латвии. — Эсэсовская эмблема, использовавшаяся у нацистов в их лейб-гвардии". В ДНР прекрасно знают, как ведут себя украинские националисты на подконтрольных Киеву территориях. "На массовые мероприятия, концерты, дискотеки праворадикалы приходят со свастиками на нарукавниках, демонстрируют фашистские флаги, оскорбляют русских и русскоязычных, если завязываются политические споры", — говорит Бенесс.

Культ национализма, репрессии и цензура

ДНР и ЛНР  возникли на волне протестов местных жителей против государственного переворота, совершенного активистами Майдана. Антифашизм в республиках — важный общий знаменатель. Речь идет о нежелании терпеть новые украинские порядки: этнократию, неолиберальные реформы и разрыв экономических связей с Россией. Свою роль играет и сужение политического маневра. Под запретом оказались лево-коммунистические силы, чьих сторонников Киев обрек на внутреннюю эмиграцию.

"Действующая политическая система на Украине во многом напоминает фашизм по следующим критериям: абсолютная милитаризация общества, насаждение моноэтнического курса с культом "правильных героев", полное подавление политического инакомыслия, открытые политические репрессии и цензура", — объясняет Голышкин. О том же говорит и Албу, начавший свою карьеру как областной депутат в Одессе. Второго мая 2014 года он был в Доме профсоюзов и стал свидетелем массового убийства пророссийских активистов украинскими националистами. При пожаре не пострадал, но на выходе из здания его избили сторонники Евромайдана. 

"Сегодня на Украине человеку, придерживающемуся коммунистических или социал-демократических взглядов, все дороги закрыты. Доминирует одна идеология — украинский национализм. Задевать эту тему даже по касательной практически невозможно. В Одессе не так давно проходили митинги по неполитическим причинам — протесты против отключения электроэнергии. И чем все закончилось? Боевики-националисты напали на демонстрантов, обездвижили людей скотчем, доставили в полицию", — говорит Албу. По его мнению, перечить праворадикалам на Украине многие просто боятся. 

Можно ли изменить положение?

В ДНР и ЛНР распространено убеждение, что волна украинского национализма пойдет на спад, если этого захотят власти в Киеве. Экстремистского насилия не было среди главных проблем страны до 2014 года. Его взрывной рост связывают с постмайданной перестройкой информационного поля. Отмена цензуры и возвращение примирительно настроенных комментаторов в телесетку могли бы остудить украинское общество.

Афролатвийский антифашист Айо Бенесс

"По сути дела, людям на Украине включили "нужный"  телевизор, ввели ограничение на информацию — и неожиданно радикальные националисты приобрели притягательность, своего рода субъектность в глазах запуганного избирателя, — говорит Голышкин. — Все это наложилось на желание спрятаться от проблем, проступившее в обществе. Но даже в таких условиях националисты смогли убедить в своих идеях не более чем треть общества. Перемена массовых настроений возможна. Причем в краткий срок", — полагает собеседник.

В том, что праворадикальный популизм способен быстро сойти на нет, бойцов ДНР и ЛНР убеждает общение с попавшими в плен украинскими радикалами. "Они говорили, что пошли воевать против "сепаратистов", за которыми якобы стоит Россия. Мы их пытались переубедить, объясняли, что это не Россия — народ Донбасса захотел отделиться от Украины, а вот их посылают нас убивать коррумпированные политики и олигархи. Один 38-летний пленный отвечал: "У каждого своя правда". Другой, молодой, признался, что был безработным (он физик по образованию), его насильно притащили в военкомат, а оттуда буквально сразу на передовую. И мол, воевать он не умеет и не хочет, а в политике вообще не разбирается. Просил скорее его отправить на Украину, домой. Сказал, что больше воевать не будет и все это ему осточертело", — завершает свой рассказ Айо Бенесс.