Наказание невиновных

Аналитик Александр Фролов — о новом раунде противостояния «Газпрома» и «Нафтогаза»

Судебный спор «Газпрома» и «Нафтогаза» выходит на новый виток. В среду президент Украины Петр Порошенко заявил о начале принудительного взыскания в пользу «Нафтогаза» присужденных «Газпрому» Стокгольмским арбитражем $2,6 млрд штрафа. Пока украинская компания готовится к длительным процессам конфискации, ее российский оппонент решил пойти иным путем. «Газпром» направил заявление о полной отмене решения Стокгольмского арбитража, касающегося транзитного контракта.

В «Газпроме» считают, что значительная часть решения написана не арбитрами и произошла подмена. Эту ситуацию стоит рассматривать не только в контексте данной апелляции. Необходимо проанализировать ее под более широким углом. Иными словами, разобраться в том, в чем действительно был не прав арбитраж и какие последствия повлекут за собой его решения.

Между «Газпромом» и «Нафтогазом» действуют два контракта — о купле-продаже и о транзите газа. В документах четко прописывались формулы для определения цены на голубое топливо для Украины и тарифы на прокачку российского газа через ее территорию. И то, и другое стало объектом многочисленных спекуляций со стороны Украины. Проще говоря, Киев хотел платить за газ меньше, а за транзит получать больше.

Во времена президентства Виктора Януковича Украина накопила значительные долги за полученный газ. В конце 2013 года страна получила от России кредит, а также большую скидку на газ — более $150. В результате цена опустилась до $268,5 за тысячу кубов. Новые власти отказались рассчитываться по газовому долгу в размере порядка $2 млрд. Дело дошло до суда. 

«Нафтогаз» требовал от «Газпрома» компенсаций за «нерыночный» уровень цен, отмены принципа «бери или плати» и пересмотра принципов ценообразования. А «Газпром» — оплаты долгов. Кроме того, российская компания решила потребовать предусмотренных в контракте компенсаций за недобор газа.

Это очень важный момент. Согласно контракту, в 2009 году «Нафтогаз» был обязан купить 40 млрд куб. м газа, а с 2010 года — по 52 млрд куб. м. Изменение этого объема допускалось в пределах не более 20%. То есть с 2010 года Украина обязалась закупать не менее 41,6 млрд кубов российского газа (в 2009-м – не менее 32 млрд куб. м). В статье 6 («Ответственность сторон») контракта четко указывались штрафные санкции за недобор газа. Штраф в зависимости от сезона значительно превышал цену поставки.

Хотя «Нафтогаз» хронически не исполнял эту часть контракта, «Газпром» ни разу не потребовал положенной компенсации. Все прекрасно понимали, что Украина переоценила свои потребности в голубом топливе. Документ подписывали в период кризиса, исходя из объёмов потребления 2008 года, и никто не мог предположить, что эти объемы рухнут и больше не восстановятся. Сейчас Украина потребляет в два раза меньше газа, чем 10 лет назад.

Исходя из доступной информации, требование о пересмотре цены для «Нафтогаза» не было удовлетворено, принцип «бери или плати» сохранили. Но обязательные для отбора объемы газа сократили до 5 млрд куб. м. «Нафтогаз» остался должен $2 млрд. Это событие на Украине объявили победой. Там рассчитывали, что по иску о транзите арбитраж встанет на их сторону. «Нафтогаз» требовал компенсации за недопрокачку газа по украинской трубе. Надо заметить, что в транзитном контракте действительно есть фраза о том, что «Газпром» ежегодно передает для транзита не менее 110 млрд куб. м. Опять же, контракт подписывался в период, когда еще не существовало «Северного потока», и заявленные объемы выглядели весьма разумно. Но принципиально важно, что в контракте не прописывалось штрафных санкций. То есть «бери или плати» было, а «качай или плати» не было.

Тем не менее, арбитры решили простить Украине колоссальные долги за недобор газа, но наказать Россию за непрокачку. При том, с учетом взаимных платежей, «Газпром» оказался должен «Нафтогазу» порядка $2,6 млрд.

Российская сторона не отказалась от выплаты и даже зарезервировала требуемую сумму. Полагаю, если бы арбитраж просто обнулил взаимные претензии «Газпрома» и «Нафтогаза», к его решению отнеслись бы с пониманием (хотя и пришлось бы простить Украине долг).

Ведь задача арбитража — решить спор с учетом интересов обеих компаний. Но необъяснимая игра в пользу одной из сторон не могла не вызвать ответной реакции. Ситуация выглядит абсурдной: классическое наказание невиновных и поощрение непричастных. По всей видимости, предполагалось, что «Газпром» просто выплатит требуемую сумму «Нафтогазу» и на том дело закончится. А «Газпром» принялся активно защищать свои интересы юридическими методами.

Судить об успехе грядущих разбирательств очень сложно. В конце концов, прогнозы о наиболее разумном, а потому вероятном, решении Стокгольмского арбитража оказались неверными. Но факт в том, что российская компания совершенно оправдано бьётся за свои интересы, так как они несправедливо ущемлены. А вся сложившаяся ситуация лишний раз доказывает необходимость строительства обходных газопроводов. Они позволят в будущем избежать напрасной траты времени на бессмысленные судебные разбирательства.

 

Александр Фролов