О перемещениях разного рода ценностей

Тогда так и не была обнародована логика этого действия. Многие объясняли эту передачу как попытку замириться в условиях отсутствия непосредственного межгосударственного военного конфликта и придания большей легитимности процессу возвращения Крыма.

Но даже в такой подаче всё это выглядело как-то неуклюже и малопонятно для населения, особенно нашего. Акция была не завершена, украинские власти внезапно прервали приём техники, эмиссары срочно свернулись и были таковы, заявив, что завершают свою деятельность в связи с решением СНБО о прекращении военно-технического сотрудничества с Россией. Украинские же информационные агентства распространяли мнение о том, что передача была остановлена Москвой, заявившей, что процесс прекращён в связи с украинской агрессией на Донбассе. Также сообщалось, что немалая часть передаваемой Украине техники не имела перспектив в применении. Очень возможно. Тем не менее пресс-служба Министерства обороны России заявила о том, что Украине было возвращено добра на 1 млрд долларов.

Спустя 3 года ситуация повторилась, но уже с достаточно однозначным посылом. В Киеве месяц чесали репу, прикидывая, к чему их склоняют, и наконец принялись плеваться, мол, отдавайте и весь Крым (хотя в 14-м забирали без лишних вопросов).

Итак, по данным журнала «Арсенал Отечества», из украинских вооружений в Крыму осталось:
- дивизион устаревших С-300;
- склады боезапаса (снаряды и т. д.), которые нельзя транспортировать и нужно утилизировать;
- танки Т-64, БПМ, БТР – всего около 20 шт.;
- истребители и учебные самолёты – 12 шт.;
- корабли и суда обеспечения – 17 шт.

Окончательно стало всё ясно, когда были опубликованы фотографии украинского имущества, назначенного к передаче.

Поплавать на этих кораблях уже вряд ли удастся – в том же 14-м году украинские экипажи старательно приводили в негодность навигационное оборудование и другие важные узлы. В былые годы укровласть гробила и резала на металлолом суда гораздо в лучшем состоянии, но до этих добраться не успела. И хотя большинство из них в совершенно плачевном состоянии, Путин пообещал доставить их в Одессу. Вроде проблема упрощается, однако даже при таких условиях укры в панике.

Бывший командующий ВМФ Украины вице-адмирал Гайдук (уволен за несоответствие и низкий авторитет среди подчинённых) называет цифры в десятки миллиардов гривен. Выгнанный с позором морячок говорит при этом странные слова, он вроде как обижается на то, что эта техника – российского же производства, подразумевая, видимо, СССР. И сильно сомневается в том, что нынешние евроукраинские учёные и инженеры способны привести её в чувство. Можно было бы, конечно, пойти на принцип – не дадим, дескать, пропасть добру в москальских лапах! Но принципы не про эту страну.

Короче говоря, хохлы от своего барахлишка решительно морозятся, ожидая советов от американских хозяек. Впрочем, почему своего? Ни одного корабля, сделанного при Украине, там нет. А так называемый министр иностранных дел Украины Климкин очередной раз изумил мир, сообщив, что прямое заявление президента Путина о желании отдать завалявшиеся корабли и технику не является официальным. Видимо, со своим Петрушкой путает.

В общем, щирые раскрыли очередной хитрый план. Мало того что перевоз всего этого металлолома потребует непосильных финансовых затрат, так он ещё может стать поводом для отмены санкций, а ведь санкции – это как раз то, ради чего наши эмалированные небратья рождаются, працюют, живут, чем они дышат и во что веруют в сладких мриях о скором неминуемом развале России, её захвате и справедливом порабощении древними украми.

Конечно, дальнейшая ситуация очевидна. «Лишние» корабли занимают причалы, затрудняют проходы, требуют какого-то обслуживания даже в таком виде. С ними надо что-то делать. Сильно сомневаюсь в том, что украинцы будут их забирать, равно как и другую технику. Будут ожидать, пока с ними что-нибудь случится, – проржавеют насквозь и затонут, будут «национализированы» Россией как бесхоз, сгорят, взорвутся или ещё как пропадут. Вот тогда поднимется плач и стенания на весь мир, что отняли ценнейшую технику, на которую были большие планы и надежды. И пусть теперь новую отдают взамен. Или деньгами. Или ещё чем материальным. В тройном размере.

Как надо поступить в таком случае? Моё мнение – всякое хранение требует затрат. Не хотят забирать своё имущество – значит, должны оплачивать все расходы по сохранению, оплату стоянок и т. д. Не хотят забирать и оплачивать – значит, отказываются от него. Думаю, именно по этому пути и пойдёт развитие событий. Жаль, что я не специалист и не могу объективно оценить состояние кораблей, например. А так, думаю, нашему новоазовскому флоту пара-тройка кораблей не помешала бы. Впрочем, отдаю себе отчёт, содержание корабля, тем более военного, крайне недешёвое удовольствие.

Резюмирую. Несмотря на сверхинтенсивные потуги небратьев раздуть пожарище всемирной ганьбы и предательства, поводов к волнению нет. Никто ничего забирать не будет. Владимир Владимирович знатно подкузьмил салоедов. Конечно, интересно, какова будет окончательная формулировка украин..., простите, американской стороны, но в целом перспектива очевидна.

Забавно будет, если россияне таки сами подтащат эти корабли к берегам Незалежной и оставят там. Теоретически украм можно будет их затопить, подождать, пока те обрастут ракушками, и пускать туда за деньги иностранных любителей подводного плавания. Зачем же ещё Украине флот?

Дмитрий Дезорцев
газета НОВОРОССИЯ №176
25 января 2018