ОБ ИДЕОЛОГИИ РОССИИ В УСЛОВИЯХ ЗАПАДНИСТСКОГО ТОТАЛИТАРИЗМА (по книге А. А. Зиновьева «Идеология партии будущего») Бочарников И. В.

Тенденции развития современных мировых политических процессов наглядно свидетельствует о том, что мир стремительно движется к очередному тоталитаризму, теперь уже американскому или западнистскому в терминологии А. А. Зиновьева, разбору сущности и наиболее очевидных проявлений которого он посвятил значительную часть своей книги «Идеология партии будущего».

Фактически признаки этого тоталитаризма налицо. Прежде всего, это тотальный контроль над всеми сферами жизнедеятельности мирового сообщества, в том числе и частной жизнью «всех и вся»: от обывателей и до глав государств. Помимо этого проявлениями современного тоталитаризма является диктат во взаимоотношениях с субъектами международных отношений, в рамках которых целенаправленно внедряется принцип: «кто не под эгидой США, тот против них». Характерным признаком тоталитаризма является также и насаждение «единственно верной» идеологии «демократических ценностей» в англо-саксонской интерпретации; применение различного рода внесудебных санкций вплоть до свержения легитимных правительств и физического уничтожения как глав государств (М. Каддафи), так и простых жителей демократизируемых стран (Югославия, Афганистан, Ирак, Сирия и др.). Фактором тоталитаризма является и неподсудность граждан США за совершенные преступления на территориях других государств. Тем самым американцы сами себе поставили над Законом, а это никак не соотносится с принципами правового государства, каковым, как они считают, и являются США.

Все это в комплексе формирует так называемую однополярную систему мирового порядка, во главе которой Соединенные Штаты назначили себя. Поэтому даже если использовать сомнительное в научном плане определение Х. Арендт и ее последователей, созданное исключительно для характеристики советской системы, то аналогии с тоталитаризмом здесь вполне очевидны. Тоталитаризм, как считает Х. Арендт, предполагает тотальный, всепоглощающий контроль. Это и происходит в настоящее время и реально ощущается в экономике, политике, в информационной, коммуникационной и иных сферах. Примечательно, что наиболее явно тотальный контроль проявляется именно в торговле и финансовой сфере. Все торгово-финансовые операции, начиная от покупки пачки сигарет и заканчивая приобретением крупных активов, не говоря уже о финансовых махинациях, связанных с выводом капиталов в офшоры, находятся под контролем мировой финансово-банковской системы, которая, в свою очередь, контролируется соответствующими американскими структурами. Интересно в этом плане замечание З. Бжезинского относительно того, что поскольку значительная часть капиталов российской элиты хранится в американских банках, следует разобраться, чья на самом деле эта элита: «ваша или уже наша?». Замечание, на наш взгляд, вполне резонное и многое объясняющее в части несуразностей некоторых принимаемых решений. В сфере образования, например.

Наиболее же значимой спецификой современного тоталитаризма является то, что он носит глобальный характер. Если в тоталитарных обществах, каковыми, конечно же, были и немецкое, и итальянское общества 30-40-х годов прошлого столетия вплоть до окончания Второй мировой войны, советское — вплоть до 1953 года, а также в политических системах Чили, Никарагуа, Гватемалы, Гаити, Гондураса и других стран, так называемого «заднего двора» США, его проявления носили локальный национальный или региональный характер, то с 1991 года, с момента окончания холодной войны, начинается новый этап в развитии тоталитаризма — глобальный.

Сама по себе глобализация, начавшаяся в тот же период, является его наиболее эффективным инструментом. А. А. Зиновьев уже на рубеже XX–XXI столетий срывает покровы с этих «данайских даров» западной цивилизации всему мировому сообществу, вскрывает его истинную суть, как проекта новой колонизации, объектом которой является вся Планета.

В данном случае заслуга А. А. Зиновьева в том, что он фактически вскрыл тот вселенский обман, в соответствии с которым западнистское общество позиционируется как гуманное, защищающее и гарантирующее права и свободы людей и народов и обеспечивающее их безопасное и свободное развитие. На самом же деле реализация этих идеологем на практике осуществлялась и осуществляется только в отношении той части мирового сообщества, которая уже стала частью западнистского сообщества. Хотя и их права оказались существенно урезанными, прежде всего в политико-правовой сфере.

В частности, например, это касается основополагающего принципа международных отношений права на суверенитет. Следствием этого являются и невнятные действия как во внешней, так и во внутренней политике. Примером тому являются антироссийские санкции под надуманным предлогом «агрессии России против Украины», от которых страдают сами же европейские производители; развернувшийся с апреля 2015 года, крупнейший (после Второй мировой войны) миграционный кризис, связанный с потоками беженцев и переселенцев из зон вооруженных конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке, а также из стран с неблагоприятной социально-экономической ситуацией, исламизация Европы, рост террористической угрозы в целом ряде стран и многое другое, что вынуждены воспринимать европейцы, вопреки своей воле.

Все дело в том, что лица, обличенные полномочиями власти на государственном уровне, по сути уже не являются главами государств и правительств, а являются своего рода топ-менеджерами, главной задачей которых является исполнение политической воли руководства США. Анализ развития последнего десятилетия дает основание полагать, что времена, когда во главе государств и правительств Европы находились лица, для которых национальные интересы своих государств и народов были превыше всего уже, прошли. Сейчас приоритетом для европейского истеблишмента является безусловное исполнение рекомендаций администрации США, какой бы ковбойский характер они не носили. Причиной столь безоговорочной поддержки лидерами европейских государств США является реализуемый ее администрацией принцип: «Кто не с нами, тот против нас». Для реализации этого принципа на практике используются все возможные средства и методы, в том числе и провокации в отношении лиц, способных отстаивать свою отличную от «вашингтоновской» позицию. Это позволяет предположить, что США удалось выстроить систему рекрутирования политической элиты европейских стран, главным критерием которой является лояльность американским национальным интересам. А для того чтобы эта система не давала сбоев, ЦРУ и АНБ США установили режим тотальной слежки не только за высшими должностными лицами союзных им государств, но и чиновниками более низкого уровня, а также гражданами, в той или иной мере вовлеченными в сколь-нибудь значимые политические процессы этих стран. В этом плане, конечно же, ни о каком суверенитете политическом, экономическом, социальном, духовном и т.д. речи быть не может.

Единственное право, которое действительно предоставляется странам западнистского сообщества — это право на сравнительно высокий уровень жизни, достигаемый в основном за счет эксплуатации и ограбления населения других стран, манипулированием финансовыми потоками, продовольствием и другими ресурсами. Но и это, как показывают события в Греции, Испании, Португалии и некоторых других странах Еврозоны, пораженных экономическим кризисом, гарантируется далеко не всем, по крайней мере, в равной степени.

Таким образом, страны западнистского сообщества, стремившиеся, во чтобы то ни стало, войти в состав «золотого миллиарда», фактически оказались в «золотой клетке», делегировав право на суверенитет вышестоящим структурам — администрации США, провозгласивших себя словами своего 44-го президента Б. Обамы самой могущественной и исключительной нацией. Так, выступая перед выпускниками военной академии в мае 2014 года, он недвусмысленно заявил о том, что «США должны играть ведущую роль в мире, и вооруженные силы всегда будут основой этого лидерства». Благодаря усилиям США, по словам Б. Обамы, сегодня в мире больше людей, чем когда-либо в истории, живут под руководством избранных ими правительств. По сути дела, речь идет о насаждении не только американских ценностей, но и правительств, которые должны эти ценности внедрять в сознание населения контролируемых ими стран. При этом США (Запад в терминологии А. А. Зиновьева), как показывает опыт, не остановится перед применением оружия, будучи уверен в своем подавляющем превосходстве.

Мировое сообщество, таким образом, незаметно для себя вступило в новую фазу своего развития — постдемократическую. Западные же демократии, как вполне правомерно определяет А. А. Зиновьев, по сути, являют собой образец тоталитаризма. Демократия —  красивый фантик, такой же, каким в свое время для советского общества был коммунизм. Для утверждения которого в сознании людей используются все допустимые и недопустимые средства и способы, такие как государственные перевороты (Украина, Ливия), эскалация, инициирование народного гнева, цветные революции и т.д.

В основе всех этих процессов лежит западнистская идеология. И только наивные люди, — по словам А. А. Зиновьева — могут верить, будто эта важнейшая сфера жизни западного общества пущена на самотек, предоставлена самой себе и какой-то мифической «невидимой руке». Эволюция западного мира к тоталитаризму, как отмечает А. А. Зиновьев, скрыта мощным покровом идеологической и пропагандистской дезинформации и лжи, которые превосходят таковые времен гитлеризма как по техническим средствам и масштабам, так и по интеллектуальной изощренности и лицемерию. Западный воинствующий тоталитаризм рядится в одежды гуманизма, демократии, борьбы за права человека, справедливости. А по существу, по своим делам и их последствиям он страшнее и опаснее тоталитаризма гитлеровского толка.

В этой связи вполне объясним запрет на идеологию, узаконенный для ряда стран, в том числе и для России. Правом на идеологию обладают только те, кто определяет контуры и перспективы развития мирового сообщества.

Навязав всему миру парадигму плюрализма для внутригосударственного пользования, США, тем не менее, не допускают никакого плюрализма, а тем более инакомыслия, когда речь заходит об их собственных действиях по утверждению глобального господства или тех процессах и явлениях, которые так или иначе затрагивают, как они считают, их национальные интересы.

Между тем, идеология, несмотря на «ненаучность», является важнейшим фактором эволюции человечества.

Вся история человеческой цивилизации свидетельствует о том, что идеология не только объясняла, но и формировала мировосприятие и определяла те императивы, которым необходимо соответствовать и к которым необходимо стремиться.

При этом корни этого явления, по мнению исследователей, уходят в более давние времена, по крайней мере, в так называемый «гомеровский» период (XI–VIII вв. до н.э.) — эпоху формирования героического греческого эпоса. В этот период были созданы всемирно известные мифы и легенды Древней Греции о героях и богах, а также поэмы самого Гомера «Одиссея» и «Илиада», сформировавшие мировоззрение многих поколений греков, в том числе выдающихся мыслителей, государственных деятелей, полководцев Античности. Александр Македонский, например, во время своих походов не расставался с «Илиадой», а во время отдыха держал ее вместе с кинжалом под подушкой. Один из ее героев — Ахилл —  был его кумиром и примером для подражания. И, по всей видимости, именно это сыграло определяющую роль в формировании личности этого выдающегося полководца Античности.

Именно благодаря доминировавшей в общественном сознании того периода идеологии героев и богов сформировался культ «аретэ» —  добродетель, доблесть. Первоначально в гомеровский период его восприятие отражало стремление к совершению подвигов, достижению славы и успеха. С развитием философской мысли, а с нею и этических норм и традиций, «аретэ» в классическую эпоху Древней Греции (VIV вв. до н.э.) стала идеалом поведения граждан и их отношения к своему гражданскому долгу.

В результате Античная Греция достигла высочайшего уровня цивилизационного развития, предопределив дальнейшее развитие человечества. Принявший от нее эстафету Античный Рим создал свою оригинальную цивилизацию, зиждившуюся на особой системе ценностей, которая сложилась в римской гражданской общине в связи с особенностями ее исторического развития. К таким особенностям относятся установление демократической формы правления в результате борьбы между патрициями и плебеями и побед последних и почти непрерывные войны Рима, превратившие его из небольшого италийского городка в столицу огромной державы.

В последующем все великие государства, так или иначе, использовали идеологию как мощнейший фактор мобилизации населения для решения проблем обеспечения своей безопасности, развития и утверждения позиций в мировом сообществе. Расцвет государства сопровождался использованием эффективной соответствующей идеологии. Упадок идеологии закономерно вел к упадку и самого государства.

У каждого государства, если оно ориентировано на развитие, должна быть государственная идеология, основанная на национальной культуре, традициях, ментальности народов, ее населяющих. В силу этого и у России должна быть государственная идеология.

То, что в России в 1993 году авторами текста Конституции государственная идеология была запрещена, конечно же, являло собой дань реалиям, сложившимся в результате двух государственных переворотов (1991 и 1993 годов). На практике же это являло собой попытку воспроизводства средневековой практики запрета не только на инакомыслие, но и на понимание происходивших в тот период процессов.

В данном случае, очевидно, имело место исполнение политического заказа окружения Б. Ельцина, воспринимавшего идеологию как наследие советского сверхобщества (термин А. А. Зиновьева), из которого оно «вышло», плодами которого пользовалось и которое ненавидело.

Именно этим можно объяснить ту остервенелость в разрушении того, что было связано с советской эпохой. Главное, как выразился А. Чубайс, идеолог скандальной приватизации, нужно было «забить гвоздь в крышку гроба коммунизма» . И это при том, что даже сами их американские советники, по рекомендациям которых и проводились мероприятия «шоковой терапии», были шокированы ее итогами. Дж. Сакс, с осени 1991 года по январь 1994-го являвшийся руководителем группы экономических советников президента России Б. Ельцина, например, следующим образом оценил итоги этих «реформ»: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства —  служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

Свою оценку реформам Е. Гайдара и его команды дали также и функционеры МВФ. Так, например, по мнению сотрудника Института экономического развития при Всемирном банке Д. Эллермана, «в России ваучерный «большой скачок» через пропасть к рыночной экономике достиг своего противоположного края, и теперь России придется длительное время выбираться со дна пропасти».

Из этой «пропасти», превратившей в одночасье Россию из сверхдержавы в страну с развивающейся экономикой, действительно пришлось выбираться довольно долго. И это тоже стало следствием реализации идеологии — идеологии разрушения.

Ее авторы и исполнители, представленные «золотой» советской молодежью, ранее занимавшейся обоснованием верности идей марксизма-ленинизма, на реализацию идей разрушения государства направили весь свой потенциал и потенциал возглавляемого ими государственного аппарата — бывшей советской бюрократии. Что, в общем-то, ставит их на один уровень с прародителями советского коммунизма — большевиками, которые так же, как и советская «золотая» молодежь, исповедовали принцип: «Мы весь, мы старый мир разрушим до основания, а затем мы свой, мы новый мир построим».

К чему это привело? К «лихим 90-м» или, как охарактеризовал в своем фильме С. Говорухин, к «великой криминальной революции».

Шоковая терапия была реализована не только в экономике, но и в других сферах жизнедеятельности ставшего к тому времени уже не советским, а только лишь российским, общества. При этом наиболее разрушительному воздействию подверглась именно ценностно-мировоззренческая сфера. Информационно-идеологический прессинг, осуществлявшийся под непосредственным патронажем представителей западнисткой идеологии, осуществлялся, по крайней мере, по двум наиболее значимым направлениям.

С одной стороны, шло огульное шельмование, искажение и фальсификация отечественной истории, а с другой — насаждение в массовом сознании потребительской идеологии, основными идеологемами которой являлись принципы: «бери от жизни все, что можешь», «здесь и сейчас» и т.д.

В рамках реализации первого направления наиболее деструктивную роль сыграли российские грантополучатели фонда Дж. Сороса буквально «за копейки» (американские) очернявшие страну, искажавшие ее историю. Вся история России и особенно ее советского периода была представлена в виде «сплошного тоталитаризма, освобождение от которого стране принесли Б. Н. Ельцин со своим окружением». Вся последующая (современная) история России — это всего лишь переход от тоталитаризма к демократии.

Второе направление предполагало воздействие на формирующееся сознание молодого поколения России с тем, чтобы исключить из него какие-либо позитивные ассоциации, связанные с историей своей страны, ее современным состоянием, целями и задачами эффективного развития.

Результатами всего этого стали произошедшие ценностные сдвиги в сознании российской молодежи, наиболее очевидными проявлениями которых являются:

• забвение исторических и памятных событий своей страны;

• преклонение перед зарубежными, в основном американскими, стандартами поведения;

• размывание традиционных для России морально-нравственных ценностей;

• иждивенчество, потребительство, стремление к получению доступа к различного рода материальным благам любой ценой;

• доминирующий в молодежной среде «пофигизм», вседозволенность, а также другие суррогаты псевдолиберальной идеологии.

Таким образом, запрет на государственную идеологию, по сути, обратился ее подменой антигосударственной. И это по-прежнему, несмотря на принятие соответствующих нормативных актов (концепций, доктрин, государственных программ и т.д.), проявляется в повседневной политической российской реальности.

Нельзя запретить то, что существует априори, независимо от воли власть предержащих, закрепления нормативными актами и т.д., а именно думать, анализировать, подвергать сомнению, в конце концов, определять перспективы своего развития и, наконец, свое будущее. Запретить нельзя, а подменить можно.

Анализируя причины разрушения советского сверхобщества, следует отметить, что, несмотря на то, что оно носило в основном искусственный характер, тем не менее, крушение идеологии советизма было предопределено рядом обстоятельств.

Наиболее значимым фактором, определившим специфику этих процессов, являлся насильственный характер идеологизации советского общества.

В этом плане ущербность советской обществоведческой системы образования заключалась в том, что шло тотальное насаждение коммунистической идеологии, абсолютизация истинности ее постулатов, декларируемых с высоких трибун, утверждение их в массовом сознании, в том числе под угрозой санкций. Начиная с «философского парохода» (1922 года), любое отличное от догматов марксизма-ленинизма объявлялось ненаучным, буржуазным, враждебным. Под этот разряд попадали не только попытки критического анализа самого марксизма-ленинизма, но и такие науки, казалось бы, далекие от идеологии, как кибернетика, генетика и др. Но все же наибольший урон был нанесен именно обществознанию, русской философии, евразийству, государствоведению и другим наукам, формирующим мировоззрение. Примечательно, что, несмотря на произошедшие изменения в общественном сознании, они по-прежнему находятся в немилости у чиновников от образования. Видимо, неслучайно.

Все это в значительной мере усложняет формирование новой идеологии, идеологии новой партии, партии будущего. Эта идеология должна быть основана на национальной идее — идее сильного государства, патриотизма, межнационального мира и согласия, равенства и справедливости. И это очевидно.

Россия обречена на идеологию. Так же, как она обречена быть сильной и самодостаточной. Это залог не просто ее существования, а существования в качестве суверенного государства. Слабой России отказано в праве на существование. Она, как и почти 1000 лет назад, играет роль «кости в горле у Запада». Главным же условием жизнеспособности новой идеологии и ее доминирующей роли в формировании мировоззрения российского общества должно быть обращение к истокам российской государственности, идеалам и принципам ее развития. Необходимо взять оттуда самое ценное и адаптировать к современным реалиям и перспективам развития.

В отечественной истории уже был подобного рода пример адаптации идеологии. Именно так в свое время поступило руководство Советского Союза 75 лет назад, когда на страну напала нацистская Германия. К чести советского руководства, оно смогло отойти от шока поражений периода вторжения и, самое главное, преодолеть приверженность идеологемам о классовой солидарности пролетариата. На страну напал внешний враг, но далеко не классовый, к войне с которым готовилась Красная армия.

Осознав же всю степень опасности, исходящей от этого «неклассового» врага, советское руководство сделало правильный вывод, сделав ставку на патриотизм народов Советского Союза, сумело мобилизовать население страны на всенародную священную войну против захватчиков. И именно обращение к основам общероссийского патриотизма явилось одним из решающих факторов, способствовавших победе над фашисткой Германией.

Думается, что сейчас настал момент, когда в идеологической сфере необходимо отбросить химеры псевдолиберализма и сформировать идеологию, ориентированную на обеспечение безопасности России и утверждение ее в качестве ведущего государства мирового сообщества.

Блок: AdSense-content
Google AdSense responsive
Лидер украинской партии "Рух новых сил" и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили заявил,...
17:02
В случае экстрадиции в Испанию экс-главу правительства Каталонии Карлеса Пучдемона будут...
16:53
Нынешние киевские власти укрепляют Вооруженные силы Украины и выжидают подходящий момент...
16:19
Во время проведения съемок на Авдеевской промзоне, военный корреспондент пресс-службы...
15:36
Президент Украины Петр Порошенко считает, что Украина достигла больших успехов в области...
14:53
Киевские боевики перебросили на железнодорожную станцию Молодость в районе Счастья...
14:50
Свое заявление в День артиллерии хочу начать с поздравления наших военнослужащих!
14:43
Проводить повторный референдум о статусе Крыма бессмысленно, крымчанам не нужно никому...
14:39