Один пишем — сто в уме

Глава берлинской полиции Клаус Кандт (Klaus Kandt) собрал тут пресс-конференцию с одним-единственным ответом на все вопросы: «Нельзя говорить о проникновении в ряды полиции представителей криминальных кланов».

Так нельзя говорить про проникновение потому, что его нет, или просто нельзя говорить потому, что это жуткая тайна? У главы местной полиции нет ответа на этот вопрос. Неслучайно он в ответе пропустил слово «этнические» относительно криминальных кланов Берлина.

Потому что такие слова, как «национальный» или «этнический», в немецком официальном языке под негласным запретом. Так может говорить только убеждённый нацист. Или тот, кого назначат нацистом.

А правда в том, что именно криминальные семьи выходцев из Турции и арабского Востока сейчас рулят преступной жизнью столицы Германии. Это на их счету дерзкие ограбления ювелиров на Курфюрстендамм, ограбление супермагазина Ka DeWe, ограбление участников турнира по покеру в гостинице Hyatt, торговля наркотиками, нелегальная проституция, рэкет и отмывание денег. Таких по местной терминологии «больших семей» в Берлине насчитывается до 20 кланов. Из них половина признана криминальными. Они контролируют такие районы, как Моабит, Шарлоттенбург, Шонеберг, Кройцберг и Нойкельн.

Это сила, которая может, по данным газеты Die Welt, выставить на улицы до тысячи бойцов. Основу их составляют выходцы из Ливана, которые приехали в Германию в конце семидесятых годов. Они скупили по тогдашним бросовым ценам местную недвижимость и постепенно перетащили в страну всех своих родственников.

Это как раз их шикарные лимузины, недоступные 90% берлинцев, сейчас видны возле жилья, куда распределили «сирийских беженцев». (Термин этот ныне условный, так как выяснилось, что из миллиона прибывших с 2015 года меньше всего именно сирийцев). Что делают люди, приехавшие на авто за €150 тыс., у жалкой хижины сирийца? Правильный ответ — рекрутируют бойцов в свои кланы. Пользуясь их положением, разочарованием и т.д., они нанимают парней посильнее и помоложе для выполнения самой грязной во всех смыслах работы. При этом, будучи даже арестованными и посаженными в немецкую тюрьму, новые бойцы всё равно чувствуют себя в большей безопасности, нежели на линии фронта где-то на Ближнем Востоке.

Вот что говорит старший прокурор по фамилии Камстра: «Если кто-то из членов клана пырнёт кого-нибудь ножом, мы запускаем всю процедуру, предусмотренную законом. За это время старшины либо подкупают, либо запугивают свидетелей, в результате мы остаёмся ни с чем».

Похоже, что берлинская полиция просто не знает, как действовать с «этническими». Особенно в условиях, когда со времени иммиграционного кризиса газеты под любым предлогом избегали указывать происхождение преступника. Конечно, исходя из благородных стремлений «не раскачивать лодку». Тем временем кланы себя чувствуют в столице уже настолько безнаказанными, что с их стороны было бы глупо не начинать просачиваться в правоохранительные органы.

Сегодня работать в немецкой полиции очень трудно. Именно полицейские взяли на себя удар новой волны преступности. При этом получая двойной посыл — боритесь, но не слишком усердствуйте, чтобы нас не обвинили в расизме. И помалкивайте. Начался сильный отток среди немцев, желающих служить в таких условиях. В результате снизилась планка набора курсантов в полицейскую академию.

Именно полицейская академия в Шпандау стала причиной, по которой начальник берлинской полиции собирал пресс-конференцию, где убеждал общественность в том, что никакой «инфильтрации» не происходит. Однако опубликованная смс-переписка одного из преподавателей академии говорит о другом. Он пишет, что новички из числа берлинцев турецкого и арабского происхождения не ходят на занятия, ведут себя совершенно не так, как этого требует устав, и т.д. По этому поводу также разразился скандал, так как текст был написан в крайне натуралистической форме, и автора тут же обвинили в расизме и нацизме, полностью игнорируя факты, приведённые в тексте. Это хороший ход — «Мы не можем воспроизвести текст, потому что он расистский». По фактам — полный игнор. Тем не менее неделю назад издание rbb24 сообщило о контактах курсантов академии с представителями преступных кланов. И опять со стороны полицейских начальников — тишина.

Эта политика уже принесла плоды: ровно перед самой пресс-конференцией начальника полиции стало известно, что в интернет выложены секретные документы, касающиеся работы с этническими преступными кланами. Страница за страницей. Оказалось, что 20-летняя студентка юридической академии, будучи на стажировке в управлении, сняла всё на телефон и выложила. Конечно, не стоит говорить о том, что студентка оказалась из семьи арабских иммигрантов. До этого студент той же академии во время полицейской операции оказался на «противоположной стороне» и активно сопротивлялся поимке преступников.

Вот такие юристы скоро приступят к работе в этом несчастном городе. Кстати, девушку даже не выставили из академии. Ну, чтобы не оказаться этими самыми… расистами.

Игорь Мальцев

Темы: 
Блок: AdSense-content
Google AdSense responsive
Лидер украинской партии "Рух новых сил" и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили заявил,...
17:02
В случае экстрадиции в Испанию экс-главу правительства Каталонии Карлеса Пучдемона будут...
16:53
Нынешние киевские власти укрепляют Вооруженные силы Украины и выжидают подходящий момент...
16:19
Во время проведения съемок на Авдеевской промзоне, военный корреспондент пресс-службы...
15:36
Президент Украины Петр Порошенко считает, что Украина достигла больших успехов в области...
14:53
Киевские боевики перебросили на железнодорожную станцию Молодость в районе Счастья...
14:50
Свое заявление в День артиллерии хочу начать с поздравления наших военнослужащих!
14:43
Проводить повторный референдум о статусе Крыма бессмысленно, крымчанам не нужно никому...
14:39