Павел Губарев о Захарченко, Ходаковском, «Семёрочке», оппозиции и целях ДНР

Основатель движения «Новороссия» и общественный деятель ДНР Павел Губарев дал большое интервью

– Что мы строим, куда мы идём и есть ли вообще эта цель?

Идея не менялась начиная с 2014 года. Это идея Новороссии. Звучит она так: «Мы должны воссоединить общерусское цивилизационное пространство, восстановить его территориальную целостность». Мы не имеем права отдавать нашу территорию ни под украинский национальный проект, ни под внешнюю оккупацию Европы или США.

И тут возникает вопрос, какими инструментами нужно пользоваться, чтобы вернуть исторические земли России? Мы должны сделать русских на Украине людьми первого сорта. Нужно, чтобы там гордились, что они русские. Быть русским на Украине должно быть модно, чтобы это было признаком нонконформизма (опасно, но очень круто). При этом необходим общерусский государственный проект, который будет правдивее и привлекательнее, чем мифический «Украина цэ Европа». Русские на Украине начнут отождествлять себя с Россией. Нужно объединить территории ДНР и ЛНР, создать Донбасскую республику и построить на Донбассе Русскую Европу, где жить будет удобно и привлекательно. Вот тогда можно и заявить свои претензии на Новороссию и даже больше. Уже сейчас на Украине нужно поддерживать образование на русском языке. Посмотрите как жестко выступила Венгрия, когда пытались дискриминировать закарпатских мадьяр. Хороший пример для России. Нужно развернуть на Украине сеть русских некоммерческих организаций и русских СМИ, щедро их финансировать.

– Можно ли сказать, что у нас позитивная динамика в экономике?

Да, динамика хоть и слабая, но при этом она позитивна. На Украине же еще не нащупали социально-экономическое дно, они еще долго будут падать, и ситуация в целом будет ухудшаться еще несколько лет.

– Павел Юрьевич, после покушения на Вас в октябре 2014 г. Вы достаточно сильно вышли из медийного поля. Вы чего-то испугались?

Нет, чего мне бояться. Я и после этого был в неоднозначных ситуациях. Это связано с тем, что прошли выборы, избрали Главу. При этом Глава назначил свою команду на ключевые посты. А я как занимался, так и продолжаю заниматься общественной деятельностью. Если она не сильно медийная — это не значит, что ее нет.

– Конфликт этой осенью: громкое  заявление Екатерины Губаревой в критике подхода ведомства Тимофеева к премированию. Был жесткий конфликт вплоть до ареста вашего соратника Андрея Дундукова. После этого все соцсети, таксисты Донецка заявляли: «Семёрочка» — Губаревых».

Нет, «Семёрочка» не Губаревых, она принадлежит Андрею Дундукову. Он не первый и не последний, кого Миндох ограбил. И мы действительно пытались помочь ему решить эти проблемы. И такие проблемы не только у него. Мы по возможности всем стараемся помогать.

– Это Ваш друг?

Да, это мой хороший друг, уже 15 лет друг друга знаем.

– Правда, что между Вами и Ходаковским нелицеприятные отношения? И с чего всё началось?

Он всегда занимался попыткой дискредитировать, попыткой умалить работу других людей и превознести работу свою и своих соратников. Это в принципе ему свойственно. Это очень эгоцентричный, мстительный и сложный по характеру человек. На сегодня у меня с ним личных конфликтов нет, но я бы не хотел, чтобы Ходаковский стал руководителем Республики. Я видел батальон «Восток» в управлении территориями, наблюдал за политическим поведением Ходаковского. Тогда у группы Ходаковского не было абсолютной власти, он был одним из многих полевых командиров, но при этом всегда вёл себя нагло, поведение его было надменным. Я убежден, что если Ходаковский станет Главой ДНР, то это будет гораздо хуже, чем теперешняя власть.

– А Вы намерены занять этот пост?

Я еще не решил. Можно позже об этом подумать, однако необходимо оценить конъюнктуру, которая сложится на момент начала выборной кампании. А ещё буду слушать людей и действовать по воле своего народа. Сегодня люди терпеливо молчат, но это не значит, что им нечего сказать. Как скажут люди, так и будет. А вообще до выборов ещё нужно дожить. А если это будут местные выборы по украинскому законодательству? Так в Минских соглашениях написано, которые подписали руководители ДНР и ЛНР.

– Говорят, что у Вас даже внутри семьи не решено, кто будет баллотироваться.

У нас в семье решаю я, поэтому это будет решено.

– То есть каким бы ни было решение, это будет Ваше решение?

Конечно.

– Как Вы считаете, ОДСД это оппозиция?

Никакой оппозиции в наших условиях быть не может и быть не должно.

– То есть в ДНР нет условий для оппозиции?

Нет конечно, она и не нужна. В сложившихся условиях нужна вертикаль и не нужна буржуазная политическая система с парламентом, где есть лоббизм, конкуренция и большинство. У нас ведь война, понимаете.

Но когда власть в военных условиях совершает совершенно вопиющие вещи, мы считаем себя обязанными обращать на это внимание. Власть часто ведет себя двулично. Когда ей что-то предъявляют, она говорит: «У нас война, только так и нужно делать». Но когда люди просят защитить их от обстрелов, освободить города, власть говорит: «У нас перемирие, мы не можем нарушать Минские соглашения». И между этими двумя тезисами власть ДНР лавирует уже 4 года.

И поэтому, когда они делают заявления и принимают решения, которые совершенно вопиющие, как про эти 30% премий для сотрудников Министерства налогов и сборов… Ведь все знают, как Миндох надоел со своими проверками. Все знают, что сотрудники Миндоха берут на этом взятки. Все прекрасно знают, что 9 из 10 проверок закрываются взяткой и без каких-то финансовых санкций. Все знают про чудовищные преследования предпринимателей и их бизнеса, про чудовищное давление на субъектов хозяйственной деятельности. И когда доходит до вопиющего: «Мы (Миндох) с этих денег от предпринимателей оставим себе 30%, а вы это безропотно примите (у нас же война, понимаете?).» И делают это указом Главы, то есть указом вводят бюджетную норму для госслужащих Министерства, в котором самые высокие зарплаты. Война же, как иначе? Это же несправедливо, особенно на фоне афоризмов Александра Захарченко на биллбордах. И мы, конечно, сочли необходимым это осветить, рассчитывая на то, что эту норму отменят. Но эту норму не отменили.

– Когда Вы в последний раз общались с Александром Захарченко?

Встречались мы в декабре. Говорили об экономике, политике, также о будущих выборах. Но это была неформальная встреча. История так сложилась, что мы политические соперники, но при этом сидим в одной лодке. И враг у нас один, и живем в Донецке. Так или иначе, нам нужно с друг другом общаться, встречаемся пару раз в год.

– Вы говорите, что общались об экономике. Видно ли по Александру Владимировичу, что он прислушивается к Вашему мнению?

У него нет абсолютно никаких иллюзий, он трезво оценивает существующую реальность. И ему, конечно, хотелось бы что-то изменить в лучшую сторону. В Луганске это удается, причем очень быстро (с момента переворота). Это очень порядочная власть. Ещё будучи руководителем МГБ ЛНР, Пасечник помогал предпринимателям, которые приходили к нему с жалобами. По справедливости, и не брал за это мзду, о нём хорошая слава ходит уже давно. На сегодняшний день можно сказать, что в ЛНР справедливость «шагает широкими шагами». И я думаю, что они «перешагают» нашу реальность и там будет лучше. По крайней мере условия для хозяйственной деятельности будут лучше.

– В чём же секрет?

Нет никакого секрета. Просто нужно людям здесь дать заниматься тем, чем они хотят. Хочет человек создать рабочие места — он должен создавать рабочие места. А не думать о том, как он завтра будет отбиваться от всех государственных проверяющих служб. Вот в данный момент Комитет по защите прав потребителей «обилечивает» всех «лавочников» на предмет просроченных продуктов. И как вопрос решается? Как и раньше. Собирают тормозок и они уходят. И это такой ритуал, который раз в 3 месяца или полгода проходят все, кто торгует продуктами питания. Ничего не изменилось. Этого ведь быть не должно.

Можно ли сказать, что нам нужна вся Украины, а Новороссия — промежуточный этап?

Нам нужна Новороссия, а дальше посмотрим. На Украине живут люди с разными представлениями о будущем страны. Мы находимся в состоянии гражданской войны. Гражданская война состоит в следующем: в чей проект люди поверят больше, тот и победит. Друг другу противостоят два проекта. Первый — это Донбасс, Новороссия, Россия как цивилизационная перспектива. Второй — Украина, Бандера, Европа. Чем больше людей на территории Украины будет верить в наш проект и доверять ему, тем больше это дает нам шансов на победу и бескровную возможность её достичь.

– Будут ли объединяться ДНР и ЛНР?

Хотелось бы, это необходимо. Здесь нужно проявить политическую волю. Кто-то должен сказать, что мы должны быть одним государством. ДНР и ЛНР должны стать Донбасской республикой.

– Если бы Вы стали Главой, выдвинули бы такую инициативу?

В самую первую очередь.

 

Источник

 

Темы: