Почему и когда "верхи" не могут,а "низы" не хотят

Логический анализ социальных кризисов
в методологии фактора понимания Александра Зиновьева

При анализе социальных событий и явлений, как правило, выбирается некая система критериев, по отношению к которым те или иные людские сообщества оцениваются как социально стабильные или же как находящиеся в состоянии кризиса. Поскольку не всегда ясно, действительно ли выбранные критерии свидетельствуют о возможном социальном неблагополучии конкретного сообщества людей, или же их выбор определяется неявно подразумеваемой целью дестабилизации относительно устойчивых людских образований, попробуем разобраться в самих механизмах дестабилизации.

В основе возникающих в людских сообществах дестабилизационных процессов лежит конфликт, столкновение интересов, пониманий и прочих более или менее значимых способов социализации представителей рода человеческого. Под социализацией обычно понимается «процесс интеграции личности в социальную систему, вхождение в социальную среду через овладение её социальными нормами, правилами и ценностями, знаниями, навыками, позволяющими ей успешно функционировать в обществе» [1]. Но социальная система есть результат социализации не индивидов, а различных сообществ людей. Чем толпа отличается от сообщества, а базар от социально организованного пространства? Прежде всего, их отличает длительность существования. И такой критерий, как жизнеспособность (т. е. возможность сохраняться во времени), по-видимому, является решающим при оценке того или иного социального процесса как созидательного или же деструктивного. Является ли конфликт сам по себе деструктивным фактором?

Конфликт свидетельствует о разночтении в понимании тех или иных социальных (т. е. возникающих при взаимодействии людей друг с другом) ситуаций. Он преодолевается, если конфликтующие стороны приходят к общему пониманию. И разрастается, если возможности различного понимания проблемной ситуации по каким-либо причинам ограничены. При анализе масштабных социальных кризисов рассматривать внутриличностные конфликты бессмысленно, поскольку такого рода индивидуальные состояния зависят от сбоев в психической организации человека, а сами сбои возникают как благодаря, так и вопреки существующим способам социализации личности.

Различим типы социальных конфликтов по степени задействованности в них фактора понимания. Очевидно, что в эмоциональных конфликтах в наибольшей степени срабатывают непосредственные реакции индивида, а фактор понимания ситуации практически отключён. В людских объединениях степень включенности фактора понимания зависит от системообразующего типа деятельности конкретного сообщества. Скажем, в сообществах, связанных с такой деятельностью, как театральная, изобразительная и ей подобные, эмоциональные конфликты неизбежно будут преобладать, поскольку работа артиста, художника требует эмоциональной восприимчивости, развитой способности быстро переходить от одного эмоционального состояния к другому и умения заражать своими эмоциями присутствующих людей. В таких сообществах «трагик» усиливает конфликтную ситуацию, «комик» снижает её значимость, а «хор» объясняет сложившееся положение дел теми или иными интригами. Конфликты такого типа, как правило, не воспринимаются людьми как общественно значимые и никогда не перерастают в социальные кризисы.

В конфликтных ситуациях, характерных для сообществ, связанных с инженерной, медицинской, строительной и сходными видами деятельности, эмоциональная составляющая играет значимую роль при оценке членами этих сообществ и обществом в целом получившихся результатов. Как правило, неудачи в деятельности, связанной с обеспечением людей необходимой средой обитания, сказываются на характере функционирования социально организованного пространства: эпидемии и болезни снижают возможности общения людей; плохо работающие механизмы и непригодные для выполнения соответствующих социальных функций здания затрудняют эффективность их взаимодействия.

Разумеется, обществу в целом небезразличны конечные результаты подобной деятельности. Но сама деятельность интересует сторонних людей только с потребительской точки зрения: нравится — не нравится, удобно — неудобно, работает — не работает, помогает — не помогает, привычно — непривычно и т.д. Конфликты подобного рода нивелируются с помощью вердиктов экспертных сообществ, или же разрешаются сами собой (как разрешился парижский конфликт; вызванный возведённой в 1889 году 300-метровой Эйфелевой башней, а в Москве постепенно затихают начавшиеся в 1994 году споры о строящихся в городе небоскрёбах международного делового центра).

В конфликтах, возникающих вследствие принимаемых властными структурами управленческих решений, фактор понимания играет ведущую роль. Как правило, такие решения призваны сбалансировать разнонаправленные интересы взаимодействующих сообществ. Если баланс нарушен и интересы какого-то из взаимодействующих сообществ ущемлены или, напротив, получают жизненно важные для других сообществ преимущества, то в складывающейся из-за несбалансированного управленческого решения ситуации запускается процесс, который можно обозначить как «отложенный конфликт».

Что это за процесс? Обычно ущемление чьих-то интересов в стабилизированном сообществе не вызывает бурного протеста. Но людей возникшая ситуация настораживает, и они ждут дальнейших событий. Если последующие действия властных структур продолжают ухудшать социальное положение какого-то сообщества, а само сообщество достаточно многочисленно, то отложенный конфликт перерастает в социальный протест. Почему так получается?

В солидаризированных сообществах (т. е. таких, в которых достижение определённой цели признается основной частью вовлечённых в это сообщество людей как более значимое, нежели личностные замыслы и помыслы) принятые управленческие решения воспринимаются большинством как необходимые и сопротивления не вызывают. Даже если сами решения и ущемляют чьи-то права и интересы. Но если баланс между принятым властными структурами ограничением и возможностями в реализации деятельности социально значимого сообщества нарушается, то возникает необходимость в протесте. Возрастающие протестные настроения обычно довольно быстро принимают деструктивный характер. При этом сторонними людьми протест воспринимается как нечто случайное и неожиданное, а властными структурами — как неправомерный и требующий карательных мер инцидент.

Сначала разберёмся, когда и почему протест становится деструктивным. Характерным в этом отношении примером могут служить крестьянские бунты, известные как «Жакерия» и «Восстание под предводительством Уота Тайлера». Оба эти бунта результат длительного процесса, в котором принимавшиеся правящими структурами решения сделали невыносимыми условия существования связанных с земледелием людских сообществ.

К XIV веку в Европе были освоены почти все пригодные для земледелия земли, а значит, крестьянину негде было скрыться от произвола имеющих власть людей. Концентрация в европейских городах властных структур привела к тому, что оброк стали собирать не продуктами земледелия, а деньгами. Поскольку цены на рынке определялись факторами, не связанными с интересами земледелия, крестьянство нищало. Крестьянские поселения, в отличие от городов, не были защищены от грабежей как своих, так и чужестранных разбойников и военных наёмников. Начавшаяся в 1337 году Столетняя война между Англией и Францией, а затем вспыхнувшая в 1346 году эпидемия чумы безнадёжно ухудшили положение земледельческого сословия.

После пленения в 1356 году короля Иоанна II Доброго наследник французского престола Карл V Мудрый назначил новые денежные обложения для выкупа короля. А в мае 1358 года Компьенским ордонансом им были введены повинности для восстановления крепостей близ Парижа. Непосредственным поводом для восстания стали грабежи в окрестностях Парижа солдатами короля Наварры Карла II Злого. Крестьяне, расправившись с разорителями своих домов и насильниками своих жён и дочерей, начали нападать на дворян и, в свою очередь, насиловать их жен и дочерей, разорять их родовые замки. Восстание быстро разрасталось, и вскоре его предводителем стал крестьянин из деревни Мело Гильом Каль. Рядом с этой деревней расположились основные силы бунтовщиков. 8 июня 1358 года к деревне с хорошо обученной армией подошёл король Наварры. Понимая, что необученные крестьяне вряд ли сумеют победить в открытом бою, Гильом Каль предложил восставшим отойти к Парижу, но те отказались. Тогда Каль, поделив свои войска на две части, расположил их на холме: впереди за валом, сооружённым из повозок и клади, разместились лучники и арбалетчики; немного в стороне отряд конников. Извне крестьянское воинство выглядело настолько внушительно, что Карл II не решился атаковать восставших и после недельных раздумий пригласил Каля на переговоры. Тот, доверившись «рыцарскому слову» короля, не обеспечил свою безопасность заложниками и по прибытии на встречу с королём был взят в плен, подвергнут допросам с пристрастием и в июне 1358 года казнён в Клермоне (по некоторым данным, он умер после того, как был коронован венцом из раскалённого железа). Лишившееся предводителя крестьянское войско проиграло битву у деревни Мело. Одновременно рыцари дофина Карла V разгромили ещё один отряд «жаков» (прозвище французских крестьян, отсюда «Жакерия»). Началась расправа над восставшими. До 24 июня 1358 года было убито не менее 20 тысяч человек. Истребление стало спадать только после объявленной Карлом V амнистии, но многие феодалы амнистию игнорировали. Крестьянские волнения продолжались до сентября 1358 года, пока королевское правительство не сумело договориться с англичанами о заключении мира.

Начавшееся в 1381 году и охватившее большую часть Англии крестьянское восстание под предводительством Уота Тайлера имело свои особенности. Эпидемия чумы 1348 года унесла из жизни почти одну треть населения страны. Чтобы засевать и убирать урожай, не хватало людей. В Англии того времени сельское хозяйство держалось на труде вилланов. По законодательству это сословие обязано было выполнять в пользу своего сеньора ничем не ограниченные отработочные повинности. При этом сами вилланы подлежали юрисдикции помещичьего суда. Из-за отсутствия нужного количества рабочих рук крестьяне не могли справиться с отработочной повинностью, а землевладельцы, стремясь сохранить свои права, требовали её выполнения. В ответ часть крестьян стала уходить в город, становясь там наёмными работниками. Но такой уход был невозможен для человека с семьёй. Проходившие в эти же годы английские военные экспедиции во Францию оказались неудачными, и правительство для пополнения казны ввело подушный налог в 3 грота (серебряная монета, равноценная 4 пенсам).

Деревенская община просто была обречена на вооружённый протест. Требования были следующими: запрет отработочной повинности; замена натуральных повинностей денежными; принятие единой для всех денежной ренты на землю размером в 4 пенса с акра. Поход крестьян графства Кент на Лондон возглавил кузнец из деревни Броксли Уот Тайлер. По пути к ним присоединились вилланы и городская беднота из других графств. Восставшие захватили Кентербери, а затем штурмом взяли Тауэр, при захвате был убит лорд-канцлер и архиепископ Кентерберийский Саймон Садбери.

14 июня 1381 года в Майл-Энде с восставшими встречается король Ричард II и обещает выполнить все их требования. На следующий день у городской стены Лондона на поле Смитфилд, при стечении большого числа ожидавших новой встречи с королём людей находившийся в толпе Уот Тайлер был убит мэром Лондона Уильямом Уолвортом и одним из приближенных к королю рыцарей (мэр вонзил кинжал в шею Уота, а подъехавший сзади на коне рыцарь нанёс удар мечом). Воспользовавшись начавшейся сумятицей, Ричард II расправляется с толпой силами рыцарского ополчения. И хотя восстание было подавлено, возврата к прежним порядкам не произошло.

О чём свидетельствуют эти восстания? Отсутствие у властных структур хотя бы элементарного понимания того, как скажутся принимаемые ими решения на жизнедеятельности социально значимых сообществ, не позволяет предвидеть порождаемые этими решениями деструктивные процессы. А дальнейшее игнорирование причин возникновения таких процессов рано или поздно обрекает общество на революции. За бунт и французских, и английских крестьян ответственность несут имевшие властные полномочия сообщества и, разумеется, короли.

Но для феодального сознания правящих сословий благословение монарха на трон церковью означало, что монаршие вердикты — это изъявление Божьей воли, и потому воля высшей земной власти подлежит беспрекословному выполнению, а не осмыслению. «Верхи» оказываются неспособными править не потому, что у них мало власти или их подданные сошли с ума или впали в ересь, а потому, что у властных структур отключено понимание происходящего.

И ещё один важный момент. В противостоянии королевской власти и крестьянского сословия феодальное сознание «низов» обладало лучшим пониманием реальности, нежели имевшие над ним власть люди. Крестьянская сметливость довольно быстро позволила сделать успешными сражения бунтовщиков с обученными военному делу рыцарями. Но властные структуры были значительно сметливее своих подданных по части использования таких эффективных средств, как вероломство, подлость, предательство, подлог и прочие достижения цивилизованной мысли. Отметим, что при подавлении восстания «жаков» карательные меры не срабатывали до тех пор, пока королевское правительство не сумело заключить мир с англичанами, а наступившее перемирие привело к солидаризации французов в стремлении восстановить жизнеспособность страны. Отметим также, что на протяжении XV – XVI веков в английском праве неограниченная власть лорда была заменена обычно-правовым отношением, превратив вилланов в копигольдеров, а ведь именно этого требовали руководимые Уотом Тайлером смутьяны.

Замечательная по своей эффективности сметливость «верхов» рано или поздно доводила страну до революций, распада или краха. А присущее «низам» более адекватное понимание складывающихся катастрофических ситуаций не раз выводило государства из исторического тупика, в который те попадали из-за неспособности «верхов» принимать социально ответственные решения. Наиболее впечатляющими примерами возвращения государства в исторический процесс могут служить деяния людей, ставших общенациональными символами своих стран — родившаяся и выросшая в деревне Домреми Жанна д’Арк во Франции; земский староста из Нижнего Новгорода Кузьма Минин и потомок великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо князь Дмитрий Пожарский в России.

История Орлеанской девы настолько невероятна, что не стоит удивляться уровню мифологизации реальной жизни Жанны д’Арк. Даже общепринятая датировка дня её рождения (6 января 1412 года) в декрете папы Пия X от 6 января 1904 года, принятом на заседании курии, посвящённому началу процесса канонизации Девы, указана как 6 января 1408 или 1409 года.

Что же сделала эта девушка для своей страны в последние три года своей жизни? В 1415 году успех в Столетней войне явно был на стороне англичан. К этому времени в Англии утихла междоусобица, и освободившиеся войска Генриха V вторглись на материк. В самой Франции властные структуры сотрясали раздоры. Страной правил периодически впадавший в безумие король Карл VI, а за осуществление реальной власти боролись группировки арманьяков и бургиньонов.

25 октября 1415 года французские войска были разбиты в сражении при Азенкуре. В 1416 году бургундский герцог Иоанн Бесстрашный заключил союз с англичанами, и вскоре его войско захватило Париж. Герцог объявил себя защитником короля и начал править страной от его имени. Наследник Карла VI дофин Карл VII сумел бежать на юг страны. Но в 1420 году был подписан договор в Труа, согласно которому дофин лишался прав на корону. Наследовать французский трон должен был обручённый с французской принцессой Екатериной Генрих V Английский, а за ним — рождённый от этого брака сын. На Франции как самостоятельном королевстве можно было ставить крест.

31 августа 1422 года умирает Генрих V, а 21 октября — Карл VI. Королём обоих государств становится девятимесячный Генрих VI, а регентом при малолетнем короле назначается английский герцог Бедфорд. Чтобы полностью захватить Францию, англичанам требовалось соединить оккупированную северную Францию с давно контролируемыми ими Гиенью и Аквитанией на юге. Ключевым пунктом, мешавшим им это сделать, был город Орлеан, операция по взятию которого началась в 1428 году.

В этом же году 16-летняя Жанна из деревни Домреми отправилась к капитану города Вокулёр Роберу де Бодрикуру и объявила о своей миссии: «Снять осаду с Орлеана, возвести дофина Карла VII на трон и изгнать захватчиков из королевства». По словам девушки, она узнала об этом, услышав голоса архангела Михаила и святой Екатерины Александрийской. Будучи высмеянной, Жанна вернулась в свою деревню, а через год снова вернулась в город Вокулёр.

На этот раз капитан, поражённый её настойчивостью, отнёсся к её словам серьёзно. А когда Жанна точно предсказала исход «Селёдочной битвы» (сражение французских войск за захват продовольственного обоза, направленного к осаждавшим Орлеан англичанам), согласился дать ей людей и снабдить мужской одеждой, чтобы она смогла направиться к королю. Путь между Домреми и Шиноном, который Жанна преодолела за 11 дней, проходил по неприятельской территории. Жанна прибыла в резиденцию дофина Карла VII и, объявив ему, что послана Небом для освобождения страны от английского господства, попросила дать ей войска для снятия осады с Орлеана.

Карл принял решение не сразу и для начала приказал, чтобы матроны подтвердили девственность Жанны. Затем её отправили в Пуатье. И когда допросившие Жанну богословы подтвердили христианскую сущность её намерений, Карл назначил Деву главнокомандующим французскими войсками. Жанна именем Бога подтвердила Карлу его законнорождённость и права на престол, в которых сомневались многие, и даже сам Карл. После этого девушка отправилась в Блуа (место сбора французских войск) и уже вместе с войском двинулась к Орлеану. Известие о том, что армию возглавила посланница Бога, вызвало у солдат необычайное воодушевление. 29 апреля Жанна с небольшим отрядом проникает в Орлеан. 4 мая её армия одерживает первую победу — взят бастион Сен-Лу. Затем победы следовали одна за другой, и в ночь с 7 на 8 мая англичане были вынуждены снять осаду с города. Задачу, которую французские военачальники считали невыполнимой, Жанна д’Арк решила за четыре дня.

В свой следующий поход к занятым англичанами замкам Луары Жанна выступила 9 июня. И на этот раз возглавляемая ею армия действовала необычайно успешно: 12 июня была взята главная цитадель англичан на Луаре — Жаржо, 15 июня — Мён-сюр-Луар, 16 июня — Божанси, а 18 июня состоялась решающая битва при Пате, закончившаяся разгромом англичан.

Жанна вернулась к королю и призвала его направиться вместе с войском в Реймс, в соборе которого французские короли короновались на престол. 29 июня начался поход на Реймс. Города один за другим открывали ворота перед королевской армией, и 17 июля в присутствии Жанны д’Арк король был миропомазан в Реймском соборе. Коронование вызвало в стране необычайный эмоциональный подъём. Жанна убеждала Карла начать наступление на Париж. Однако атака на столицу была предпринята только в сентябре, и почти сразу король отдал приказ отводить войска к Луаре, а 21 сентября армия была распущена.

Весной 1430 года военные действия возобновились. В мае Жанна приходит на помощь осаждённому Компьену. 23 мая она была взята в плен бургундцами (ведущий в город мост оказался поднятым, и Жанна не смогла отойти в безопасное место). Карл не сделал ничего, чтобы спасти её. Вскоре за 10000 золотых ливров бургундцы передали Жанну англичанам, те перевезли её в Руан. Официально Жанну судила церковь по обвинению в ереси. Возглавлял процесс отстаивавший во Франции английские интересы епископ Пьер Кошон. Расследование началось 21 февраля 1431 года, а 30 мая Жанна д’Арк была сожжена на площади Старого рынка в Руане. Есть сведения, что привязанная к столбу Жанна крикнула: «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий суд!» — и попросила дать ей крест.

Казнь Жанны не помогла англичанам. От удара, нанесённого её победами, они так и не оправились. В сентябре 1435 года в Аррасе между Бургундией и Францией был подписан договор о борьбе с Англией. На следующий год был взят Париж. В 1449 году французы начали наступление в Нормандии, и после победы в битве при Форминьи 15 апреля 1450 года область была присоединена к Франции. В 1453 году французы взяли Бордо, а выигранная 17 июля того же года битва при Кастийоне завершила Столетнюю войну.

В 1452 году Карл VII повелел собрать все документы, относящиеся к процессу над Жанной, и расследовать его законность. В 1455 году папа Каликст III распорядился о проведении нового процесса и назначил для наблюдения за этим процессом своих представителей. Легаты папы и судьи допросили 115 свидетелей, в т. ч. и мать Жанны. 7 июля 1456 года судьи зачитали вердикт, гласивший, что каждый пункт обвинения против Жанны опровергается показаниями свидетелей. Первый процесс был объявлен недействительным, его протокол и обвинительное заключение разорваны перед толпой собравшихся. Репутация Жанны была восстановлена. В 1909 году папа Пий X провозгласил Жанну блаженной, а 16 мая 1920 года папа Бенедикт XV причислил её к лику святых.

Теперь о Минине и Пожарском. На рубеже XVI – XVII веков в русском царстве наступили смутные времена. После смерти Ивана Грозного борьба за влияние в обладавших властью сословиях приняла опасные для существования страны формы. 19 февраля 1600 года в Перу произошло извержение вулкана Уайнапутина. Выброшенный при этом пепел затмил Солнце, что катастрофическим образом сказалось на земледелии. В России в 1601 и 1602 году урожая практически не было, поскольку заморозки случались даже в летние месяцы, а в сентябре уже выпадал снег. И без того непростое экономическое положение страны усугубил наступивший голод. Землевладельцы выгоняли своих холопов, поскольку их нечем было кормить. Толпы народа стекались в Москву, где служилый люд по распоряжению царя Бориса раздавал хлеб и деньги нуждающимся. Многие лишившиеся возможности прокормить себя люди занялись грабежами и разбоем. Разбойничьи объединения разрастались до социально опасных размеров (отряд атамана Хлопка насчитывал до 600 человек). Смута в стране росла, а неутихавшие при царском дворе интриги и заговоры только этому способствовали. Неудивительно, что слухи о том, что сын Ивана Грозного и Марии (в монашестве Марфы) Нагой царевич Дмитрий жив и что правление Годунова незаконно и не угодно Богу, пали на благоприятную почву.

В начале 1604 года объявившийся царевич Дмитрий добился аудиенции у польского короля и затем принял католицизм. Король Сигизмунд III признал права самозваного Дмитрия на русский престол, разрешив всем желающим помогать царевичу. За это Дмитрий обещал передать Польше Смоленск и Северские земли, а своей невесте Марине Мнишек — Новгород и Псков. В этом же году войско самозваного царевича пересекло границу России. Города Моравск, Чернигов, Путивль сдались самозванцу без боя. А войско московского воеводы Фдора Мстиславского потерпело поражение в битве под Новгород-Северским.

Другое войско, отправленное Годуновым против самозванца, 21 января 1605 года в битве под Добрыничами одержало победу. Царь хотя и отблагодарил командовавшего московским войском боярина Василия Шуйского, но во главе армии поставил воеводу Петра Басманова. Вскоре стало ясно, сколь недальновидным было это назначение. 13 апреля 1605 года Борис Годунов умер. Осаждавшее Кромы войско Годунова отказалось присягнуть 16-летнему царевичу Федору. 1 июня наследник был свергнут, а 10 июня он и его мать были убиты.

20 июня самозваный Дмитрий вступил в Москву, а возглавляемое Богданом Бельским боярство признало его законным наследником и князем Московским. 24 июня рязанский архиепископ Игнатий, ещё в Туле подтвердивший права Дмитрия на царство, был возведён в патриархи, а действовавший патриарх Иов смещён с патриаршей кафедры и заточен в монастырь. 18 июля в столицу торжественно въехала Марфа Нагая. Она признала в самозванце своего сына. 30 июля состоялось венчание Дмитрия I на царство. В Кремле его ожидало духовенство с образами и хоругвями. Нового царя сопровождали поляки, во время церковного пения игравшие на трубах и бившие в литавры. Православным это не понравилось.

Василий Шуйский, прибывший в Москву ещё до венчания Дмитрия на царство, способствовал распространению слухов о самозванстве избранного царя. Басманов сообщил Дмитрию о разговорах, ведущихся в окружении Шуйского. Боярин был схвачен, и царь Дмитрий передал решение его участи в руки Земского собора. Обвинительная речь самого Дмитрия убедила земцев в измене Шуйского, и собор единодушно приговорил того к смертной казни. Но прежде, чем занесённый над его головой топор сделал своё дело, Дмитрий злодея помиловал и сослал в Вятку.

Начало царствования Дмитрия I было ознаменовано великими милостями. Из ссылок возвратили опальных бояр и князей, в т. ч. не успевших добраться до Вятки Василия Шуйского и его братьев. Конфискованные имения опальным также возвратили. Вновь оказались в Москве родственники царя Бориса и Филарета Романова. Самого Филарета возвели в ростовские митрополиты. За счёт конфискованных у монастырей земельных угодий и казны служилым людям удвоили содержание, помещикам увеличили земельные наделы.

В южных землях на десять лет было отменено взимание налогов, прекратилась обязательная обработка для государевых и дворцовых крестьян десятинной пашни. Но, когда Дмитрию I потребовались деньги на свадебные выплаты и подарки, на вознаграждение «верным» (боярам и окольничим, способствовавшим восхождению царя на престол, выплачивался двойной оклад), на намечавшийся поход против турок, он постарался исправить положение, обложив ясаком сибирских остяков и татар, а для отдельных земель значительно увеличив общую сумму собираемых налогов. Экономическое положение в стране улучшилось, но уровень солидаризации сословий оставлял желать лучшего. Распри, особенно при царском дворе, продолжались.

Заручившись поддержкой сформированного для похода на Крым и стоявшего под Москвой новгородско-псковского отряда, Шуйские совершили переворот. Поводом стала состоявшиеся 8 мая 1606 года венчание Марины Мнишек с Дмитрием I и коронация Марины на царство. Свадебный пир против всех традиций состоялся 9 мая, в Николин день. Празднества продолжались не один день. На пиру бояр угощали польскими блюдами и телятиной, считавшейся в Москве «поганой едой». На недоуменные взгляды бояр на пиру царь не обратил внимания.

Приехавшие на свадьбу поляки не чурались разбоя, а в пьяном разгуле врывались в московские дома и вопреки всем обычаям заходили на женскую половину. Особенно отличались панские гайдуки, устроившие в городе пальбу из ружей и вопившие, что царь им не указ, ведь они сами посадили его на престол. В эти же дни к возмущению горожан вне стен Немецкой слободы (на территории которой только и разрешалась наставническая деятельность протестантских и католических священников), перед немецкой гвардией с проповедью выступил пастор лютеранской церкви Святого Михаила Мартин Бэр.

14 мая на совете Василия Шуйского с верными ему купцами и служилыми людьми было решено в субботу 17 мая призвать народ к бунту. В ночь на субботу Шуйский именем царя сократил во дворце до 30 человек немецкую охрану, приказал открыть тюрьмы и раздать оружие горожанам. На рассвете в церкви на Ильинке ударили в набат, пономари других церквей набатный звон подхватили.

Шуйские, Голицын, Татищев въехали на Красную площадь в сопровождении внушительного отряда хорошо вооружённых людей. Василий Шуйский объявил горожанам, что шляхта пытается убить царя и того надо защищать. Собравшиеся на площади люди кинулась бить и грабить поляков. Сами заговорщики направились ко дворцу, в котором скрывался Дмитрий. Хранивший ему верность Басманов начал выяснять, в чём дело. В ответ он услышал: «Отдай нам твоего вора, тогда и поговоришь с нами». Дмитрий попробовал спастись из дворца через окно, но оступился и упал. Его подобрали нёсшие караул стрельцы. Царь был без сознания. Караульные попытались его защитить, потребовав, чтобы царица Марфа подтвердила, что Дмитрий — её сын, а если не подтвердит, то «Бог в нём волен». К царице поехал князь Голицын. Вскоре он вернулся с ответом Марфы, что её сын убит в Угличе. С царём-самозванцем расправились жесточайшим образом, а над его мёртвым телом измывались ещё три дня.

Приход к власти представителя суздальской ветви Рюриковичей боярина Василия Шуйского также не привело к солидаризации общества. После смерти Дмитрия I по Москве поползли слухи, что во дворце убили не царя, а кого-то ещё. Эти слухи пагубно сказались на царских полномочиях Василия. Летом 1606 года на юге началось «антибоярское» восстание Ивана Болотникова. 27 сентября 1606 года повстанцы осадили Москву. В состав 30-тысячного войска входили: возглавляемые Иваном Болотниковым крестьяне и холопы; северские казаки; руководимые Илейкой Муромцем терские, волжские и запорожские казаки; дворянство рязанское (во главе с Прокопием Ляпуновым), тульское (во главе с Истомой Пашковым) и северское (во главе с Андреем Телятевским); наёмное войско из 10 тысяч ландскнехтов с артиллерией. 10 декабря царская армия осадила мятежников в Калуге. В начале 1607 года на помощь осаждённым подошёл большой отряд запорожцев. В мае этого же года восставшим удалось прорвать блокаду Калуги и отступить в Тулу.

На переходе войско Болотникова потерпело поражение в битве на Восме. В августе 1607 года объявился новый претендент на престол — самозваный Дмитрий II. 1 мая 1608 года выступившие навстречу воинству самозванца царские войска были разбиты под Болховом. Василий IV со своим правительством оказался заблокированным в Москве, на границе с которой сформировался ещё один, известный как Тушинский лагерь, центр со столичными полномочиями и властными структурами.

В сентябре 1609 года в русские земли вторглась армия польско-литовского короля Сигизмунда III. Гетманы, а затем и сам король тайно послали московским боярам письмо, в котором сообщалось, что они пришли, чтобы остановить напрасное кровопролитие и предложить боярам вместо царя Шуйского избрать сына Сигизмунда III, королевича Владислава. Поражение 24 июня 1610 года войск Дмитрия Шуйского под Клушином и начавшееся восстание в Москве привели к тому, что объединившиеся представители боярства и дворянства свергли Василия IV. Шуйский был насильственно пострижен в монахи.

Чтобы предотвратить союз восставших горожан с подошедшими к стенам Москвы «тушинскими ворами», бояре во главе с Мстиславским создали временное правительство, известное как Семибоярщина. Одной из задач Семибоярщины стала подготовка выборов нового царя. Во избежание борьбы боярских кланов за власть было решено не избирать царём представителя из русских родов. В сентябре 1610 года горожане пустили в столицу войско гетмана Жолкевского. Гетману был выдан, но уже в мирской одежде, свергнутый Шуйский. Его с братьями отправили в Польшу. В Варшаве Василий и его братья Дмитрий и Иван были представлены Сигизмунду и как пленники принесли королю присягу. Василий IV умер в заключении в Гостынинском замке 12 сентября 1612 года, через несколько дней там же умер Дмитрий, Иван вернулся в Россию. Гетман Жолкевский, подчинив себе Семибоярщину, завладел московской казной и царской сокровищницей.

Первое народное ополчение для освобождения Москвы от польско-литовского войска сформировали: рязанский дворянин Прокопий Ляпунов, донской атаман Иван Заруцкий и глава Земского собора князь Дмитрий Трубецкой. Подойдя с войском к Москве руководители народного ополчения не стали вести боевые действия против оказавшихся в осаде поляков, а занялись восстановлением структур власти. Конфликтом интересов между стремившимися к сохранению вольных порядков казаками, и нацеленных на укрепление крепостного права дворянами умело воспользовались поляки, отправившие казакам подмётные грамоты, в которых сообщалось, что Ляпунов пытается уничтожить казачество. 22 июля 1611 года Ляпунов был вызван в казачий круг и там зарублен.

В рассказах о деятельности Козьмы Минина по созданию народного ополчения, мифотворчество, несомненно, как и в случае с Жанной д’Арк, занимает своё место. Свою роль в судьбе Козьмы играют и божественные откровения. В сознании, присущем низшим сословиям того времени, главенствовало убеждение, что справедливые дела делаются только по Божьей воле. Неудивительно, что в 1611 году в народе стали распространяться слухи о людях, получивших божественные откровения о спасении государства Московского. В книге «Житие и чудеса преподобного и богоносного отца нашего игумена Сергия, чудотворца, записанные преподобным Епифанием Премудрым, иеромонахом Пахомием Логофетом и старцем Симоном Азарьиным» о видениях Козьмы сообщаются такие факты. Однажды во сне явился Минину чудотворец Сергий и повелел «казну собирати и воинских людей наделяти и итти на очищение Московского государства». Пробудившись, Кузьма подумал, что не его это дело. Но тогда в третий раз явился Сергий и укорил Козьму, что не послушал он волю Божию привести православных христиан от шумного мятежа к тишине и для того нанять ратных людей, чтобы очистить страну от поляков. При этом Сергий прибавил: «Старейшие в таковое дело не внидут, наипаче юние начнут творити». Кузьма, проснувшись, почувствовал, что внутри у него все сдавлено; и стал молиться чудотворцу об исцелении, обещая исполнить, что тот повелел. Когда Минин был избран в земские старосты, то воспринял это как Божий промысел. Свои речи о разорении Московского государства, о том, что поляки, литовцы и русские клятвопреступники, словно свирепые волки, хотят расхитить нас, как овец, не имеющих пастыря, а мы же ни о чём не думаем, он вёл и в земской избе и во всех местах, где бывал. И получилось, как говорил ему во сне преподобный Сергий.

Молодые слушали Кузьму охотнее и говорили старейшим, что надо нанять ратных людей и самим положить головы за освобождение христианской веры. Наконец нижегородцы, положившись на Божий промысел, подписались под приговором, чтобы во всем слушаться Кузьму, и отдали ему этот приговор. Теперь надо было найти воеводу собираемого войска и получить поддержку высшего духовенства. Поддержку настроенного против поляков духовенства получить было несложно, а воеводу удалось найти не сразу. И когда нижегородцы выбрали князя Дмитрия Пожарского, то после многократных переговоров с ним отдельных лиц, в том числе и самого Минина, отправили к князю архимандрита Феодосия и «изо всех чинов всяких лучших людей». Князь согласился, но потребовал выбрать из посадских доброго человека, чтобы с ним у того великого дела быть и казну собирать. Послы сказали, что такого человека они не знают. В ответ Пожарский назвал Кузьму Минина.

С самого начала у Пожарского и Минина дела строились на полном доверии. Один занимался военной стороной дела, другой — обеспечением войска. Вот что пишет историк Иван Забелин о деятельности Минина: «Все летописцы единогласно свидетельствуют, что ратные люди нижегородского ополчения были во все время вполне и с довольством обеспечены и жалованьем, и кормом; что не только свои, но и чужих полков люди, приходившие в стан Пожарского, всегда получали довольное содержание и денежную подмогу». Минин «жаждущия сердца ратных утолял, и наготу их прикрывал, и во всем их покоил, и сими делами собрал воинство немалое», — прибавляет летописец. В этом и состояла главнейшая и великая заслуга Минина; в этом и обнаруживался его дальновидный, практический ум. Он хорошо понимал, что никакие диктаторские приговоры и никакие патриотические воодушевления не собрали бы ратных, если бы нечего им было есть, или скудно бы им было жить; а если бы и собрали, то от скудости развратили бы ополчение, и оно снова рассыпалось бы от буйства и грабежей. Довольное содержание служило крепким основанием для нравственного устройства полков. Жалованье он давал большое: первой статье по 50 руб., второй по 45 руб., третьей по 40 руб., и меньше 30 руб. не было [2].

22 октября 1612 года ополчение под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город; польский гарнизон отступил в Кремль. 26 октября командование гарнизона подписало капитуляцию и освободило находившихся в Кремле представителей московской знати. После взятия Москвы для выбора законного царя был созван Земский собор. Вначале было выдвинуто восемь претендентов, в их числе Дмитрий Трубецкой и Дмитрий Пожарский. Сам Пожарский предлагал выбрать шведского принца Карла-Филиппа.

6 января 1613 года Собор принял решение не избирать на престол иноземных королевичей. Представители влиятельного казачества (общее число находившихся в те дни в Москве казаков составляло 40 тысяч) предлагали на престол Дмитрия Трубецкого либо Михаила Романова. Перевесил Романов. 21 февраля Земской собор избрал на царство Михаила Фёдоровича Романова. 11 июля в Успенском соборе Кремля состоялось царское венчание. Сразу после избрания на царство Михаил пожаловал в бояре своего родственника князя Ивана Черкасского и князя Дмитрия Пожарского. На другой день царь пожаловал Кузьму Минина в думные дворяне (третий по значению чин в Думе). Деятельность Кузьмы Минина и князя Дмитрия Пожарского по восстановлению государственности на Руси была настолько эффективной, что позволила сохраняться и развиваться стране вплоть до февраля 1917 года. Надо сказать, что Франция после побед Жанны д’Арк просуществовала как королевство до 1789 года, окончательно став республикой в 1871 году (после Парижской Коммуны).

О чём свидетельствуют исторические события, связанные с губительными для тех или иных стран социальными кризисами? Основной запускающей социальный кризис причиной является склонность управленческих структур к конкурентной борьбе за властные полномочия. Конкурентная борьба требует от её участников владения двумя навыками: умением нивелировать возможности других претендентов, усиливая своё влияние во властных структурах. Способностью завоёвывать сторонников в прочих заинтересованных в контактах с управленцами сообществах.

Подобная тенденция значимо снижает возможности понимания того, что происходит в стране в целом, и вот почему. Стремление заполучить властные полномочия (или в более скрытой форме: стать влиятельной фигурой, так сказать, серым кардиналом) закрывает интеллектуальные горизонты, заставляя личность сосредоточиться на своём стремлении как цели. При этом возможные последствия своих действий в других сферах жизни рассматриваются как побочные эффекты, которыми можно пренебречь. Фактор понимания сужается до умения налаживать связи с нужными людьми. Ну что тут скажешь? Если только словами замечательного Виктора Степановича Черномырдина: «Думали, как лучше, а получилось как всегда».

После великих революций XVII — XVIII веков, властные полномочия начинают приобретать сообщества людей, которых принято называть буржуазией. Буржуа от феодала отличает то, что его власть строится не на промысле Божьем, а на умении организовывать деятельность, связанную со средой обитания человеческих сообществ. Создание царства Божия на земле подменяется комфортными условиями обитания. Комфортные условия обитания, вещь, возможно, возражений не вызывающая, но в отличие от промысла Божьего, они не способны солидаризировать людские сообщества. Более того, стремление к комфорту резко увеличивает вероятность конфликтов, разрешение которых усиливает в сообществах деструктивные процессы. Наглядным примером тому, что происходит с сообществами, в которых основной целью объявляются комфортные условия обитания, может служить «Сказка о рыбаке и рыбке» Александра Пушкина.

Как это происходит? Конфликты, возникающие при создании и организации среды обитания людей, по большей части разрешаются с помощью экспертных сообществ. Неслучайно приход к власти буржуазии и эпоха Просвещения совпали во времени. Тогда же в обществе произошла замена религиозного миропонимания научным. Достижения учёных были положены в основу социального развития, а цивилизационные успехи стали оцениваться по уровню технического прогресса. Социальная значимость экспертных сообществ резко возросла, когда к ним были подсоединены сообщества учёных.

Чем отличается работа эксперта от работы учёного? Учёный занят анализом того, что следует из тех или иных предпосылок, и каковы должны быть предпосылки, чтобы получить намеченный результат. Эксперт оценивает полученный результат с позиций его соответствия имеющимся стандартам знания. При этом уровень понимания зависит от кругозора привлечённого эксперта, в задачи экспертной оценки расширение кругозора не входит. К чему это ведёт при разрешении социальных конфликтов при помощи экспертной оценки? Всё, что в социальном конфликте не касается его профессиональных знаний, эксперт отметает как не имеющее отношение к делу. Сообществам, пострадавшим в результате принятых на основе экспертных оценок решений, обычно сообщается, что вновь возникшие условия обитания отвечают всем требованиям, предъявляемым к обстоятельствам такого рода. И хотя конфликт формально разрешён, на самом деле запускается процесс отложенного конфликта. При отсутствии солидаризирующих факторов такой процесс быстро перерастает в социальный протест. Совсем не случайно, что XIX век был ознаменован национально-освободительными войнами, революциями, восстаниями и бунтами.

В этом же веке стало возрастать влияние социальных теорий, в которых разъяснялось, каким образом «классовая борьба» (т. е. протестная деятельность социально значимых сообществ) может привести к формированию бесклассового, лишённого социальных кризисов общества. Параллельно возрастало влияние на общественное мнение теорий, в которых объяснялось, каким образом самосовершенствующийся человек, становясь лидером, может предотвратить свойственное обществу разрушительное столкновение интересов. Теории первого типа можно обозначить как социально-коммунистические, теории второго типа как социально-либеральные. Октябрьский переворот 1917 года (в 1930-х годах заслуженно получивший официальное наименование Великая Октябрьская социалистическая революция) привёл к возникновению весьма значимого для истории человечества государства под названием Союз Советских Социалистических Республик. Создатели этой страны попытались воплотить в жизнь коммунистические идеи, приняв в своём программном документе «Моральный кодекс строителя коммунизма» следующие принципы взаимоотношений между людьми:

1. Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма.

2. Добросовестный труд на благо общества.

3. Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния.

4. Высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов.

5. Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного.

6. Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми: человек человеку друг, товарищ и брат.

7. Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни.

8. Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей.

9. Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству.

10. Дружба и братство всех народов СССР, нетерпимость к национальной и расовой неприязни.

11. Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов.

12. Братская солидарность с трудящимися всех стран, со всеми народами.

В 1932 году в Германии к власти пришла Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, рейхсканцлером страны стал Адольф Гитлер. Идеи, которые партия и её лидеры попытались воплотить в жизнь и которые принято обозначать как национал-социализм, — значимый исторический пример теории социально-либерального типа. Победный май 1945 года показал, идеи какого типа, солидаризируя общество, сохраняют его жизнеспособность. Другое дело, что сведение задачи солидаризации общества к формированию человека нового типа было не самой сильной стороной разрабатывавшихся в СССР научных теорий социализма. А потому закончу обсуждение причин социальных кризисов и возможностей их разрешения словами Александра Зиновьева:

«Что-то знать о социальных объектах и научно понимать их — это далеко не одно и то же. Можно много знать, но при этом мало что понимать, тем более — понимать на научном уровне. Обывательские представления о социальных объектах имеют ничтожно мало общего с их научным пониманием. Тем не менее гигантское число дилетантов высказывается о них, сочиняет бесчисленные книги и статьи. В наше время положение в этом отношении приняло поистине гротескные формы и катастрофические размеры. Интеллектуальный аспект человечества оказался не в меньшей мере загаженным словесным мусором и помоями, чем природная среда продуктами и отходами современной промышленности. Чуть ли не каждый мало-мальски образованный человек считает себя специалистом в понимании явлений своего общества только на том основании, что он имеет какой-то опыт жизни в нем и кое-что знает о нем. Такие дилетанты воображают, будто нет ничего проще, чем понимание явлений, которые они видят своими глазами, среди которых они живут, в которых принимают участие и которые сами творят. А те из них, кто занимает высокое положение в обществе, известны и имеют возможность публичных выступлений, считают себя и признаются другими за высших экспертов в сфере социальных явлений. Люди верят президентам, министрам, королям, знаменитым актёрам и даже спортсменам больше, чем профессионалам в исследовании социальных явлений, хотя эти высокопоставленные личности и знаменитости обычно несут несусветный вздор, а он больше соответствует обывательским представлениям, чем суждения профессионалов. Последним верят тогда, когда они занимают высокое положение, признаются и поощряются власть имущими и погружают свои профессиональные достижения в трясину обывательского сознания и идеологии. Таково первое серьёзное препятствие на пути научного познания социальных явлений.

Для самосохранения человеческих объединений, для упорядочивания совместной жизни больших масс людей и для управления ими жизненно важно то, что и как люди думают о социальных явлениях. Суждения о последних неизмеримо сильнее затрагивают интересы различных категорий людей, чем суждения о других явлениях бытия. Потому эта сфера изначально находилась и находится теперь под неусыпным контролем идеологии, включая идеологию религиозную. Идеология характеризуется определённой целью относительно человеческих объединений и определёнными средствами её достижения. Её цель — формирование сознания людей в соответствии с требованиями самосохранения объединения и манипулирование поведением людей путём воздействия на их сознание, а не познание реальности. Она использует данные познания и опирается на них, но лишь как средство. Она отбирает в них то, что отвечает её цели, и подвергает такой обработке, какая требуется для более эффективного воздействия на умы и чувства людей в желаемом духе. В результате создаваемая идеологией картина социальных явлений оказывается искажённым отражением реальности или вообще вымыслом.

Таково второе серьёзное препятствие на пути научного понимания социальных явлений.

И третье препятствие на пути научного познания социальных объектов — гигантская армия людей, профессионально занятых в сфере науки. Дело в том, что надо различать науку как сферу жизнедеятельности множества людей, добывающих себе жизненные блага и добивающихся жизненного успеха (известности, степеней, званий, наград) за счёт профессионального изучения социальных объектов, и научный подход к этим объектам. Лишь для ничтожной части этих профессионалов научное познание есть самоцель. Научный подход к социальным объектам составляет лишь ничтожную долю в колоссальной продукции сферы профессиональных социальных исследований» [3].

 

Литература

  1. Большой психологический словарь / Сост.: Мещеряков Б., Зинченко В. — М.: ОЛМА-ПРЕСС. — 2004.
  2. 2. Забелин И. Е. Прямые и кривые в Смутное время» — М: 1883. Электронная версия: http://samoderjavie.ru/node/253

Зиновьев А. А. Фактор понимания. — М., 2006, с. 163 –165.

 

Анастасия Федина