Трамп отказался от ядерной сделки, чтобы у Ирана не рос оборонный бюджет

Выход США из ядерной сделки с Ираном, заключенной Бараком Обамой (и по сути являвшейся одним из немногих его достижений) в Белом Доме начали обсуждать еще несколько месяцев назад. Правда тогда предполагалось, что рубить сгоряча никто не станет, а вместо этого Вашингтон сместит акценты на «другую дестабилизирующую» деятельность Тегерана.

Но не срослось, 8 мая президент США объявил о выходе из соглашения с Ираном и постепенном восстановлении санкций. Несмотря на то, что многие европейские лидеры предостерегали его от этого опрометчивого поступка, напоминая, что данная сделка – единственный способ помешать Ирану заполучить ядерное оружие, Трамп настоял на своём.

И сегодня, похоже, нам раскрылась одна из причин того, почему на самом деле его так тяготит благополучие Ирана.

Накануне в своем твиттере он посетовал на то, что с момента заключения ядерной сделки оборонный бюджет Ирана вырос более чем на 40%. «Это, - написал президент, - еще один показатель того, что все это было большой ложью. Но теперь уже нет!»

Так и хочется возопить: «Вон он чё, Михалыч!» Вот, что на самом деле беспокоит Трампа – чтобы не дай бог какая-либо другая страна, кроме США не начала чрезмерно развивать собственную армию. На самом деле странно слышать от американского президента подобные высказывания на фоне того, что собственный военный бюджет США постоянно растёт: в 2016 году на оборону (и на ведение войн по всему миру, чего греха таить) было потрачено 607 млрд. долларов, в 2017 – 619 млрд. а в бюджете на 2018 год указана сумма в 692 млрд. долларов. Удивительно, что с такими колоссальными расходами и статусом сильнейшей армии мира Трампа так нервируют скромные бюджеты Ирана.

Во время предвыборной кампании многие, ваш покорный слуга в том числе, наивно полагали, что республиканец в противовес своему предшественнику займется внутренней политикой Америки, как и обещал, а не станет совать нос в дела других государств. На деле же он со своими милитаристскими настроениями рискует переплюнуть «ястребов» Обамы. О его приверженности силовой политике говорит стремление ослабить своих основных противников, в частности Иран и Северную Корею. Неожиданно размякший Ким уже дал согласие на ликвидацию ядерного полигона Пхунгери, а с Ираном сами видите, что.

Впрочем, как только США введут санкции, Тегеран сможет заявить о нарушении условий сделки и возобновить ядерную программу. Как поведёт себя Трамп после этого, покажет время.

Андрей Шаповалов

Темы: