Украина сегодня: деградация, деиндустриализация, депопуляция

Ломать, как известно, не строить. Много лет грозя разорвать отношения с СНГ и "Большой договор" с Россией, украинская власть, похоже, переходит к практике.

И как всегда накануне "реформ" уговаривает украинских граждан не волноваться, ибо выход из СНГ "не повлияет на экономику страны". Можно согласиться с этим тезисом разве что в том случае, если признать, что украинской экономики уже почти не существует.

В преддверии дефолта

На фоне победных реляций правительства Гройсмана некоторым диссонансом прозвучало его заявление, что долговая нагрузка на бюджет Украины является неподъемной: "Мы только в марте отдали 1,4 миллиарда долларов. Это для нас является чрезвычайной нагрузкой".

Как образно выразился в свое время присной памяти Виктор Андреевич Ющенко, Украина набралась кредитов "как сучка блох", потому в 2017 г. на обслуживание внешнего долга пришлось истратить 3 млрд. долл., в этом году планируется израсходовать 4,5 млрд., а через год выплаты достигнут 7 млрд.  Не будем забывать и о "пэрэможной" реструктуризации им. Натальи Яресько, по которой с 2021 г. стране придется ежегодно выплачивать минимум 10 млрд. долл.

НБУ уже в панике, справедливо опасаясь, что его резервов не хватит на выплату долгов. МВФ же лишь обещает продолжение финансирования, причем в меньших объемах, чем планировалось. По данным Министерства экономического развития, в 2018 г. Киев получит от фонда 1,5 млрд. долл. вместо 3,5 млрд., в 2019 г. — 2 млрд. вместо 4,4, а в 2020 г. — 1,5 млрд.  вместо 3,3. И это лишь в том случае, если украинское правительство будет послушно выполнять требования МВФ. Например, повышать цены на газ для населения и создавать независимую "антикоррупционную вертикаль власти". Первое Кабмин выполняет весьма охотно, а вот во втором случае Петр Алексеевич выбирает коррупцию.

Естественно, глава правительства пытается свалить вину на "папередников", но сухие цифры говорят об обратном. Если по итогам 2013 г. внешний долг равнялся 40,1% ВВП, то уже в 2017 г. достиг 71,8%. Сам же ВВП тает на глазах. В  2013 г. он составлял 177 млрд. долл., а по итогам 2017 г. едва дотянул до 100 млрд. долл.

Если же говорить о реальном ВВП, без учета инфляционных показателей, то картина следующая. В 2014 г. его падение составило 12,9%, в 2015 г. — 27,7%, в 2016 г. — 14,6%, в 2017 г. — 18%. О каком росте экономики глаголет Гройсман?

Понятно, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, но в такой ситуации рекомендации премьер-министра выплатить долги за счет роста экономики и значительного пополнения бюджета выглядят откровенным издевательством. Хотелось бы в таком случае услышать от главы правительства за счет чего будет обеспечен этот рост, поскольку источников богатства, которое вот-вот должно свалиться на голову, не наблюдается.

Проторговавшиеся

Память у людей коротка. Именно это позволяет властям рапортовать об успехах внешней торговли Украины, росте экспорта, диверсификации рынков и популярности украинских товаров в ЕС. Но если сравнить с довоенным 2013 г., картина весьма удручающая.

Если в 2013 г. общий объем украинского экспорта составлял 63,3 млрд.  долл., то в 2017 г. этот показатель снизился до 43,26 млрд.  долл. Но для пополнения государственного бюджета важен не сам факт экспорта, а сальдо внешней торговли, благодаря которому страна получает валютные поступления и пополняет золотовалютные резервы.

После 2016 г., когда итоги торговых операций Украины были сведены с профицитом в 500 млн. долл., страна снова начала торговать себе в убыток. Так, по данным Государственной службы статистики Украины, внешнеторговый баланс Украины по итогам 2017 г. сведен с дефицитом в 2,625 млрд. долл.  НБУ дает еще более ужасающую цифру: минус  6,848 млрд. долл., что на 25,2% больше дефицита за 2016 г. За январь-февраль текущего года дефицит внешнеторгового баланса Украины достиг 1,1 млрд. долл., что на 35% больше дефицита за январь-февраль 2017 г.

Причины столь убыточных торговых операций несложно понять, если рассмотреть структуру экспорта. Торговый представитель Украины Наталья Микольская с гордостью сообщает, что Киев торгует с более чем 200 странами мира. Вопрос, чем торгует. Например, в Нидерланды вырос экспорт зерновых, семян масличных культур, мяса. Более разнообразен экспорт в Германию и Польшу, которые помимо сельскохозяйственного сырья приобретают украинские кабели, древесину, руду и металлы, одежду и мебель. О пауках и страусах не будем.

Аналогичная ситуация не только со странами ЕС, но и с Китаем, Индией и Египтом, которые интересуются лишь украинским зерном, подсолнечным маслом, семечками и железной рудой. После чего произведенные из украинского сырья товары возвращаются в страну в виде готовой продукции. Понятно, что совсем по другим ценам.

Единственным государством, которое выбивается из тоскливого ряда покупателей украинского сырья, является Россия. Туда, несмотря на санкции и сознательный разрыв властями экономического сотрудничества, Украина продает котлы, двигатели, турбины и другое промышленное оборудование, продукты неорганической химии, бумагу и картон, электрические машины, пластмассы и полимеры. Но именно этот рынок, где еще востребована украинская готовая продукция, правительство всеми силами пытается закрыть.

Торговый баланс Украины в некоторой мере спасает торговля услугами. В частности, доходы от транзита российского газа приносят более 2 млрд. долл. ежегодно. Но благодаря газовым войнам, шантажу и судебным тяжбам, производимым Киевом, с 2019 г. этот источник дохода значительно уменьшится.

Таких не берут в космонавты

Не нужно быть экономистом, чтобы понимать, что чем более сложную и высокотехнологическую продукцию производит государство, тем более выгодна для него внешняя торговля, тем быстрее пополнятся бюджет, тем больше создается рабочих мест и поступает налогов. В зависимости от отрасли доля рынка СНГ в поставках украинской продукции составляла от 40 до 90%. И разрыв отношений с традиционными партнерами привел к утрате целых отраслей промышленности.

Так, почти потеряно авиастроение. По словам одного из создателей легендарной "Мрии" Анатолия Вовнянко, "в Украине… в 2005 году была прекращена разработка новых самолетов, а с 2015 года и штучное производство. С 2014 года нет ни одного заказа и контракта как на давно созданные самолеты Ан-148, Ан-158, Ан-74, Ан-140 так и на "новые" Ан-178 и Ан-132". А все рассказы о производстве украинских самолетов в Азербайджане и Саудовской Аравии — плоды воображения украинских чиновников.

Еще хуже ситуация в автомобильной промышленности. Еще десять лет назад национальное автопроизводство, в которое было инвестировано около 1 млрд. долл. США, создавало до 4% ВВП страны. На сегодня из 12 автосборочных заводов в Украине работают только 7, а уровень использования производственных мощностей составляет лишь 2% от созданных. За последние годы прекратил существование Кременчугский автосборочный завод корпорации "АИС", завод компании "Випос" в Херсоне, Ильичевский завод автоагрегатов, на котором производил машины ЗАЗ. Количество рабочих мест за десять лет сократилось с почти 37 тыс. до 8 тыс., и тенденция сохраняется, а доля налогов, которые платит автоиндустрия, составляет лишь 2% от уровня 2008 года.

Буквально на днях разгорелся скандал, что в КПИ закрыт факультет авиационных и космических систем. Это был единственный факультет, который готовил квалифицированные кадры для нужд авиационной и космической промышленности. Его выпускникам работать действительно негде, поскольку они трудились на ГП "Антонов", ГКБ "Южное", заводе "Арсенал", КБ "Луч", "Киевском авиационном заводе", заводе имени Артема, "Мотор Січ", Киевском заводе автоматики и т.д., которые на ладан дышат. И правда ведь, зачем "аграрной сверхдержаве" специалисты по космонавтике?

Европу накормим — или объедим?

Если мы в последние годы крайне редко слышим о ракетах и авианосцах, то легенды о том, какими темпами развивается на Украине сельское хозяйство и как оно спасет страну, звучат буквально из каждого утюга. Если сравнивать аграрный сектор с несчастным судостроением или авиацией, то ситуация действительно радует. Но о показателях 1990 г. лучше не вспоминать. Например, если в 1990 г. на Украине было 25,1 млн. сельскохозяйственных животных, то на 1 марта 2018-го — 3,6 млн. голов. Лишь с 2013 г. страна потеряла более 1 млн. сельскохозяйственных животных. За период с 2014 по 2018 гг. Украина показывает отрицательные результаты в агропромышленном комплексе. Так, по данным Госстата, по итогам 2017-го сельхозпроизводство в Украине сократилось на 2,7%, в 2015 году — на 4,8%.

За счет чего же растет удельный вес аграрной продукции в товарной структуре экспорта? За счет падения промышленного сектора.

При том же количестве денежных поступлений доля экспорта сельскохозяйственной продукции увеличивается. 

Более того, выполняя требования ВТО и соглашения об ассоциации с ЕС, правительство лишило аграриев налоговых льгот и готовится лишить права реализовывать собственную продукцию. Отказ от закупок российского газа и сокращение потребления голубого топлива "положило на лопатки" химическую промышленность. Удобрения, которые ранее производились на Украине, теперь закупаются в РФ. Резко подорожало и топливо, что в значительной мере повысило производственные издержки украинских аграриев.

Иногда возникает впечатление, что украинские власти делают все возможное, чтобы добить последнюю развивающуюся отрасль украинской экономики. Подготовка к продаже земли, медицинская и образовательная "реформы", ликвидирующие инфраструктуру сел, грядущий запрет импорта удобрений из России, создание многочисленных зон свободной торговли с развитыми странами, введение европейских стандартов открывают путь на Украину транснациональным корпорациям и уничтожают местное производство.

Наиболее красноречивый пример такой политики. Украина в январе-марте 2018 г. импортировала 1,8 тыс. тонн свинины на более чем 3 млн. долларов. В свою очередь, по итогам 3 месяцев Украина экспортировала 599 тонн свинины на общую сумму 1,4 млн. долларов. Некогда обладатель бренда на сало как национальный продукт ест польских, голландских и немецких хрюшек.

Вперед, в средние века

Пытливый читатель, безусловно, спросит, ежели все так плохо, то почему Украина до сих пор жива? Почему работают рестораны и туристические агентства, продаются автомобили и жилье, магазины полны товарами, а театры зрителями?

Ответ лежит на поверхности. По некоторым оценкам, население страны сократилось до 25-30 млн. человек, а количество гастарбайтеров составляет от 8 до 12 млн. По данным НБУ, лишь с официально работающие за границей украинцы в 2017 г. перечислили на родину 9,3 млрд. долларов. Это больше, чем все иностранные инвестиции и кредиты вместе взятые. Не будем забывать и о любимой в «святые 90-е» теневой экономике.

Можно лишь позавидовать степени выживаемости украинцев, многие из которых реально голодают. Но в масштабах страны ситуация поистине трагична и полностью бесперспективна при сохранении нынешней экономической политики. Теряется кадровый и научный потенциал, технологии и производства, целые сектора экономики и образование. Для того чтобы восстановить даже то, что имела Украина в 2013 году, далеко не самом успешном в ее истории, понадобятся десятки лет.

Темы: