Войну отложат в холодильник

Летнего наступления ВСУ, о возможности которого говорили СМИ и часть военных экспертов, не будет. Да, оно однозначно готовилось, о чем свидетельствовали авиа- и железнодорожная переброска войск, ротация двух бригад ВСУ, строительство двух госпиталей в зоне соприкосновения, активная авиаразведка с помощью БПЛА и, конечно, эскалация в местах запланированных ударов для прорыва – в Горловке, у Докучаевска, на Мариупольском направлении.

ВСУ признало неудачу наступления на Горловку, а Генштаб скрывает число потерь. Были выведены войска из Гладосово и Травневого, а разведка ополчения фиксирует оставление наблюдательных пунктов возле Глубокой Балки, на левом берегу Кальмиуса.

Активность ВСУ наблюдается в районе Логвиново, Углегорска, Авдеевки и ДАП, причем даже украинские волонтеры признают в двух последних случаях провокации со стороны ДУК «Правый сектор»*.

Если не брать всерьез «победы» и «продвижения вперед» от кошерного фантазера Юрия Мысягина, «войска» которого 10 июня отбили новые позиции у Новоташковки, то очевидно, что самой опасной точкой остается Докучаевск и Еленовка. Командование ополчения это знает. И в случае попытки прорыва ВСУ понесут здесь крупные потери.

В Приазовье, о подвигах украинских морпехов в котором так часто любит болтать представитель пресс-службы Генштаба Мотузянник, на самом деле без изменений.

От людей пана Хуга оружие никто особенно не скрывает, и по факту эта часть минских соглашений не работает.

Наев, возглавивший ООС, как и предполагалось, оказался просто «своим парнем» для Генштаба, следовательно, действует по лекалам Муженко и оглядкой на группу Порошенко.

Как отмечают офицеры ВСУ и часть волонтеров, серьезных подвижек в структурировании военной операции, изменении тактических схем не наблюдается.

Но вытеснение у Наева людей СБУ и МВД на второй план приводит к конкурентному недовольству среди представителей СБУ, которым ограничивают «крышевание» контрабанды, и Авакова, предложившего очередной «план деоккупации» и принятие закона «о коллаборантах».

То есть позиционность войны оказалась необходимой в условиях разворачивающейся предвыборной кампании. Военной победы не вышло, сотни гробов перед выборами не нужны, потому войну пока будут замораживать.

Конечно, на «позиционную умиротворенность ВСУ» и изменение контуров летней кампании влияют и более весомые события. Какие?

Среди свежего - заявление Путина во время «прямой линии» о реакции России на военные провокации Киева и последствиях для «украинской государственности».

Далее - запуск Крымского моста. Это мощная информационная победа Путина и реальное улучшение логистики Крыма, позволяющее к тому же изменить ситуацию в акватории Азовского моря. Не только в отношении мариупольского порта, но для применения военной силы в случае необходимости. Не зря под Мариуполь Киев переместил С-300 и «Точки-У».

Мост реально изменил стратегическую конфигурацию, даже Турчинов тревожно заговорил о возможности увеличить контингент российских войск в Крыму, чья система ПВО ликвидирует все незалежные ВВС.

Киеву стало очевидным и то, что все фантазии о корветах, фрегатах и крейсерах Украины, прорывающих блокады и возвращающих «вышки Бойко», - это «прецедент Мысягина». Даже оптимист главком ВМС Украины Игорь Воронченко признал приближение «точки невозврата».

Далее. Киев не оставил без внимания заявления американских кураторов о неготовности ВСУ провести удачное наступление. Об этом не только говорили представители экспертного сообщества, но и фигуры вроде Волкера и Расмуссена.

Волкер говорил прямо, что «не сможете».

А Расмуссен в интервью Die Welt заявил: «Если бы Россия захотела, ее войска могли бы оккупировать Украину за несколько дней, хотя Украина за последние два-три года значительно укрепила свою армию из-за нападения на свою территорию. Однако президент Путин может вообще не прибегать к таким средствам; он надеется остановить дальнейшее продвижение Украины в сторону евроатлантического сообщества за счет дестабилизации обстановки на востоке Украины, начавшейся в результате его агрессии». Но лицо у советника явно с грустинкой.

Если учитывать ручное внешнее управление Киева, их слова – руководство к действию.

На Западе понимают, что проваленное наступление и рост числа погибших может привести и к информационному фиаско. Более опасное – неотвратимые последствия внутри Украины, то есть военный провал может накрыть медным тазом все «завоевания американской революции на майдане».

Идиотизм провокации с Бабченко также повлиял на Запад, затянувший киевские удила.

Потому Запад продолжает гнуть свою линию миротворцев, игнорируя мнение ЛДНР и Москвы. Но на этом направлении также прорывов не будет. Здесь тоже – позиционная дипломатическая война.

Но эта война, в свою очередь, зависит и от иных факторов: цен на нефть, «Северного потока - 2», смены политического руководства в Италии, проституирования Болгарии, позиции Венгрии и, конечно, прошедшего скандального саммита G7.

И вот уже Порошенко стал аккуратно вбрасывать информацию о нежелании проводить наступление, которое приведет к большим жертвам. «Я отвергаю две крайности на пути к миру: касательно ура-патриотической идеи авантюрного военного наступления, что потребует миллионов жизней, и еще одну крайность — капитуляцию», - сказал он в Ивано-Франковской области.

Как указывалось выше, на вариант поражения намекал Турчинов.

А 10 июня бывший руководитель главного следственного управления СБУ генерал-майор Василий Вовк заявил, что ни Донбасс, ни тем паче Крым Украина не в состоянии вернуть в ближайшее время.

И вот уже старшие офицеры ВСУ говорят, что «ни ВСУ, ни государство просто такую войну “не потянут”».

О рядовых военных говорить не приходится.

Но характерно, что в стане порохоботов значительно увеличились вбросы с призывами «нагибать Россию в международных судах».

Решение Стокгольмского суда по «Газпрому» открыло им второе дыхание, возбуждает к арестам активов. Им видятся новые перспективы судебных дел по Крымскому мосту, ограничениям в Азовском море, ГТС Украины и т. д. Не зря Климкин и порохобот-сообщество так энергично радовались поданному в ООН в День России 29-томному меморандуму с обвинениями против России.

Однако порохоботы, военные эксперты Украины случайно или специально на фоне разговоров о миротворцах приоткрывают скрытые планы США проводить довооружение ВСУ. Арестович называет это «афганским вариантом», намекая на скрытые поставки моджахедам.

Говорят о возможности поставок с бывших баз хранения ОВД (Организации Варшавского договора) орудий Д-20 и Д-30, чешских ПТУР «Фагот», болгарских «Факторий», даже переброски из Прибалтики ПТРК «Тоу», если уж не разрешают пользоваться «Джевелинами». Это, разумеется, будет решать Вашингтон, который пока продолжает давить санкциями.

Так или иначе, похоже, «большую войну» отложили. Конечно, позиционная война может длиться долго, но Украина истощает свои ресурсы, не только финансовые. Бросок на Горловку или Докучаевск заменят привычными обстрелами. Возрастает вероятность адекватной ответки. Хугу понятно – для прекращения обстрелов просто нужна политическая воля. Пока её нет. Войну отложат в холодильник. ООН будет представлять новые данные о потерях.

Состоявшаяся на днях встреча глав МИД «нормандской четверки» показала: «Форматов много, а результат один — результатов нет».

 

Дмитрий САМОЙЛЕНКО