Опубликовано 8 сентября, 2014 - 16:12

Украинский контрактник, перешедший на сторону Донецкой народной республики, дал интервью корреспонденту Комитета социальных коммуникаций ДНР.  

— Откуда ты родом и какая у тебя военная специальность, подразделение?

— Гаврилов Сергей Валентинович. Город Донецк, родился в Донецке, прожил в Донецке 21 год. Военная специальность — пограничник, специалист третьего класса.

— Ты срочник или контрактник? 

— Контрактник. Срочку проходил с 2011 по 2012 годы. С 2014 года поступил на контрактную службу.

— С какого месяца?

— С апреля.

— В апреле ты уже знал, что назревает военный конфликт. Ты пошёл по идейным соображениям? 

— Вообще, да, пошёл по идейным, но когда начал назревать военный конфликт я пытался уволиться, но мне дали отбой, сказали «мы тебя не уволим, приедешь на отдел уволят». Приехал на отдел, там тоже сказали, что «мы тебя не уволим». 

— В каких-то военных операциях принимал участие?

— Нет, не принимал. Пацаны поехали в зону АТО, а я написал рапорт, что я не желаю воевать, потому что у меня ребёнок и жена. 

 — По каким причинам ты перешёл на сторону ДНР и при каких обстоятельствах? 

— По причине нежелания воевать против своего народа. По причинам, того, что украинская армия бесполезна… Это не армия.

— Как тебе удалось перейти на нашу сторону?

— Я закончил учебную часть, приехал в другую часть, мне дали отпуск и во время отпуска я поехал в Донецк.

— Т.е. во время войны и мобилизации на Украине дают отпуск?

— Мне дали отпуск. Я звонил пацанам, им не дали отпуск, а мне сказали, что «вот на тебе отпуск». 

— Расскажи о настроении бойцов украинской армии.

— Террористы, террористы, террористы… Резать, бить, убивать. Они идейно убеждены убивать и женщин, как я слышал: «убить всех, ровнять Донецк с землёй». 

— Тебе удавалось пообщаться с людьми из Национальной Гвардии, из Правого Сектора? 

— Из Правого Сектора нет, но я общался с людьми с западной Украины, которые категорично настроены против Донецка. 

— Что они говорят?

— Ну, говорят, что «им не место…», «они не люди», «они бомбят свои дома, убивают своих же», «украинская армия такая великая и могучая». 

— Как твои родственники отнеслись к тому, что ты воюешь на украинской стороне?

— Ну, воевать, я не воевал, а когда это всё началось родные сказали мне, что «если тебя будут посылать мы приедем и заберём тебя». Я им ответил, что если меня будут посылать куда-то воевать, то я максимально сделаю так, чтобы я туда не поехал. 

— Связь у тебя с ними была постоянная, они говорили, что здесь происходит?

— Постоянна, да, говорили, что здесь в Донецке происходит, я читал постоянно новости, паблик в контакте… Я знал, что и где, и как, и видео смотрел. 

— Что ты можешь сказать о пропаганде, которая сейчас воздействует на Украину, как они мотивируют людей?

— Ну, у них мотивация одна — люди взяли оружие и стали выдвигать требования. Тем не менее, когда начали мобилизацию на западной Украине, они начали потихоньку становится против этого. Но всё равно украинские военные приезжали, забирали людей на войну… Были случаи, мне мать вчера рассказала, что на каком-то пруду утонула девочка и когда вытаскивали эту бедную девочку спросили: «так её вытягивать одну? Тут военных очень много». Т.е. таким вот образом они от них избавляются. 

— На данный момент ты пообщался с представителями ДНР, что ты можешь сказать, действительно ли тут террористы-сепаратисты?

— Нет. Я знал, что тут не террористы. Ничего здесь такого, как говорят, что убивают, режут, такого нет. Я это знал и до сих так и остаётся… Вежливые, приветливые люди. 

— Что ты можешь сказать людям, которые воюют на украинской стороне? 

— Чтоб уезжали. Эта война ни к чему. Жили все на одной Украине и начали своих же… Ведь, начала украинская армия стрелять, и продолжала и продолжает стрелять и убивать и мирных жителей, и не мирных, всех они убивают. 

— Как настроено командование, каков боевой дух?

— В части, в которой я служил, боевого духа нет… Строевая, уборка… Они больше озадачены тем, чтобы сидеть и командовать. Они ничему не учат. По полигону мы ходили, но только стреляли, а так…

— Что ты можешь сказать об уровне подготовки бойцов украинской армии?

— В той части, где я служил, уровень подготовки, может процентов 70, ещё более-менее. Но и то, тебе автомат дали, сказали, как стрелять, ты и стреляешь. Я служил на срочке, знаю, как стрелять и целиться. В других воинских частях дают оружие и говорят: «иди». Всё и пошёл. Объяснят пару слов, что и как, и всё. Так и ложатся потом. 

— Есть информация, что украинское руководство скрывает потери своей армии.

— Скрывает. Наслышан о многом. Когда ещё в части был, служил с пацаном, у него знакомые говорили, что в Харькове в больницу привезли два КАМАЗа с трупами украинских военных. Выгрузили сотню трупов на асфальт и уехали… Когда в Красноармейске бои шли, мне рассказывали, что лично видели, как просто берут и закапывают жильём – неубитый, там, сильно раненный, они брали и закапывали. Знакомый отца проезжал мимо посадки со своим знакомым. Спрашивает «что воняет?», «да, трупы украинских военных тут лежат». Т.е. они их… Убило, ну и убило, оставляйте здесь. Персонал больниц, в которые привозят трупы, на звонки отвечают эсэмесками «я жив, я здоров» под угрозой увольнения… Они скрывают целиком и полностью… Я смотрел новости, показывали, что четыре тысячи погибло, эту цифру можно смело умножать на два, на три, на четыре, на пять… Они их забирают, это пушечное мясо.

 

Рубрики: 


 

© 2014-2015 Все права защищены. Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается только с активной гиперссылкой на сайт информационного агентства.

кинотеатры доставка пиццы автомойка купить магазин квартиру детскую женские телефон машину оптом мужской книгу диски