Антиинформационная риторика США в условиях информационной войны

Вербализуемая американскими лидерами политическая пропаганда выступает наиболее наглядным образцом риторики двойных стандартов, фальсификации, сокрытия фактов и производства антифактов. Данную риторику можно рассматривать как большой массив антиинформационных посылов, которые не имеют отношения к реальности. С их помощью конструируется та форма медиареальности, которая легитимирует действия США на мировой арене, но совершенно не соотносится с объективной политической фактологией. В псевдоинформационную эпоху, которой свойственно переплетение истин и заблуждений, преподносимых в виде истин, такое положение дел является нормальным. Геополитическая борьба только усиливает негативную с точки зрения информационного содержания медианасыщенность. Безответственность и вероломство – характерные черты американской риторики и политики. Автором приведено достаточно примеров высказанных американскими пропагандистами идеологем и действий США на мировой арене, доказывающих этот тезис. Сквозь призму информационного подхода рассмотрены следующие проблемы: выборы в США, украинский кризис и сирийский конфликт.

Сегодня мир переживает новое геополитическое обострение. Однако, как говорил известный политический деятель, у каждой проблемы есть имя и фамилия. Также имя и фамилия есть у метапроблем, глобальных по своему геополитическому влиянию.

Псевдоинформационная насыщенность глобального медийного пространства – норма для эпохи, которую называют информационной. Как мы считаем, она также достойна наименования псевдоинформационной – ведь она характеризуется как ростом информации, так и стремительным заполнением информационного пространства противоречащим истинным реалиям спамом . Те акторы, кому принадлежит авторство глобальных проблем, стараются скрыть трагическую реальность некоей риторикой о желании сделать мир лучше. Политические силы, в руках которых находятся мировые СМИ, формируют выгодный для себя медийный контент, который совершенно не соотносится с объективной реальностью. Так создается некая антиинформационная надстройка, позволяющая миллионам людей видеть политическую реальность совсем не такой, какова она на самом деле.

Сколько бы «цивилизованный» мир в лице прежде всего США ни использовал риторику о стремлении везде принести мир, демократию и процветание, эта риторика давно уже дискредитирована реальными действиями мирового гегемона. Американская риторика теряет свои аргументы, утрачивает базис, который позволял бы ей оставаться хотя бы в минимальной степени убедительной. Идеологемы о благотворности для всего мира американской внешней политики в своей совокупности представляют глобальный антиинформационный дискурс, к которому также относятся участившиеся в последнее время медийные нападки на Россию.

После победы Д. Трампа американские спецслужбы сделали доклад о том, будто Россия оказала влияние на выборы в США. Это «откровение» было незамедлительно подхвачено мировыми СМИ и максимально растиражировано. Обвинение в адрес России основано на данных совершенно не авторитетных в информационном плане телепередач и постов в Twitter. Оно не имеет никакой аргументационной базы. Следует говорить о тотальном дефиците аргументов и доказательств у обвиняющей стороны.

Однако тезис о причастности России к президентским выборам в США можно воспринимать отчасти как комплимент. Ведь обвинение во влиянии на выборы указывает как минимум на два факта. Во-первых, Россия представляется настолько могущественной, что может оказывать воздействие на «могущественный оплот демократии». Только если бы действительно она была такой, в США победил бы не Трамп (которого пророссийским назвать нельзя), а верный Кремлю ставленник. Очевидно, такое положение дел невозможно. Во-вторых, это обвинение дискредитирует американские системы компьютерной защиты.

Данный выпад против России не единичный в своей бездоказательности и абсурдности. Он напоминает многие риторические выверты, которыми прославились американские политики и «свободные» СМИ «цивилизованного» мира.

Череда мифов связана с предпринятой Россией бомбежкой террористов ИГИЛ (запрещенная в России организация) на территории Сирии. США стремятся уже несколько лет свергнуть Б. Асада. Когда «внезапно» появилось ИГИЛ, американцы постулировали необходимость борьбы с этим формированием. Только Штаты не предпринимали против него никаких активных действий; призывы к борьбе сопрягаются с бездействием. Стоило России ввязаться в войну против террористов, США и западная пресса принялась обвинять Россию, которая действовала в соответствии с вашингтонскими призывами. Похоже, монополию на борьбу с ИГИЛ имеют только Штаты и их сателлиты, которые, правда, боевой активностью не отличились. Наконец, Россия в Сирии присутствует по просьбе Асада. Америка туда вмешивается без всякого приглашения.

Западно-американская пресса заявила, что Россия бомбит не тех, кого нужно. Стали появляться заявления, будто Россия в Сирии бомбит не ИГИЛ, а мирную оппозицию. Такой антиинформационный посыл не выдерживает критики; очевидно, что оппозиционеры – не анклав территориально отчужденных людей. Они интегрированы в общество, они не отделены от него территориально. Они не базируются на какой-то отдельной части страны. Как же их можно бомбить?

Мировая пресса принялась возмущаться тем, что в результате российских авиаударов гибнут мирные жители. Причем никаких реальных доказательств предоставлено не было. Однако когда Штаты бомбили Югославию, Ирак, Ливию, послушная этому гегемону мировая пресса не сожалела о мирных жителях, хотя доказательств их массовых убийств было достаточно. В этих странах подвергали бомбардировкам не террористические организации, а сами общества, и либеральных проамериканских журналистов это не смущало. Так, при вмешательстве ЕС и НАТО в Ливии погибло около 10 тыс. именно гражданских лиц . Однако, если событие не показано по телевидению, оно перестает быть событием. Отсутствие телекартинки нейтрализует факт в глазах миллионов людей, не увидевших его на своих экранах. Когда «слабая обоснованность» бомбежек Ирака, Югославии и Ливии замалчивалась, когда СМИ не транслировала реальные факты войны, для их реципиентов войны не было.

Американцы наделили себя правом наносить авиаудары по собственному волеизъявлению. России же, с их точки зрения, нельзя бороться даже с теми, кого сами Штаты называют террористами. Штаты не могут не принять участие в ликвидации ИГИЛ, так как они же призывали к этой борьбе. Но и принимать участие тоже нецелесообразно, поскольку террористы американцам выгодны как фактор дестабилизации ситуации в регионе и как убойная сила против неугодного Америке Асада. Америка натолкнулась на серьезное противоречие – особенно когда Россия проявила свою авиаактивность. Осталось только снова инициировать антиинформационный процесс дискредитации России – уже на почве ее борьбе с ИГИЛ.

В конце концов американцы ввязались в войну, но вместо авиаударов по группировкам террористов в сентябре 2016 г. нанесли удар по противостоящей террористам сирийской армии. И заявили, что ошиблись . Говорить про ошибку странно, если учесть, что тем, кто желает свергнуть Асада, ИГИЛ, стремящееся к той же цели, – не враг, а друг. Странно представить, что страна, имеющая статус сверхдержавы, обладающая хорошей разведкой, вдруг ошиблась. И просто признала «ошибку», не потрудившись взять на себя ответственность и обязательства. Сирия, видимо, должна удовлетвориться этим признанием, без выдвижения всяких претензий. Что бы произошло, если бы какая-нибудь недружественная страна ударила по американской военной базе, после чего просто извинилась бы и сослалась на ошибку? Явно американцы не удовлетворились бы таким признанием. До этого они «ошиблись» в Ираке, где не получилось доказать связи С. Хусейна с «Аль-Каидой» и найти химическое оружие. Так может быть, Штаты – это постоянно ошибающееся государство? В таком случае они просто не могут претендовать на роль всеобщего гегемона, взявшего на себя право нести в мир свободу и демократию. Так можно всегда (что Америка и делает) использовать антиинформационное оправдание «ошиблись» после бомбежки «не тех», устроения приводящих к обнищанию населения цветных революций в разных странах, экономической колонизации целых народов с помощью МВФ и Всемирного банка.

Похоже, американские спецслужбы сами создали, спонсировали и продолжают спонсировать ИГИЛ. Это более чем вероятно, особенно если учесть давно доказанные факты, что янки ранее вооружали моджахедов в Афганистане во время ввода туда советской армии (это признал З. Бжезинский), спонсировали настроенных против России чеченцев, поддерживали «Аль-Каиду» и сами же устроили провокацию 11 сентября, чтобы появился повод войти в Ирак и Афганистан. После этих действий великой «демократической» державы явно не выглядит убедительной фраза «мы ошиблись и сожалеем» и не представляется аутентичным призыв бороться с ИГИЛ.

На причастность Штатов к развитию новой мусульманской террористической организации указывают многие факты. Боевики организации "Исламское государство Ирака и Леванта" в 2012 г. прошли подготовку под руководством инструкторов из США на секретной базе в Иордании. Эта информация была опубликована американским новостным порталом World Net Daily. Также агентство Reuters, ссылаясь на немецкий еженедельник Der Spiegel, в марте 2013 г. заявило о подготовке боевиков сирийской оппозиции на военных базах в Иордании. Согласно немецкому изданию, за 3 месяца с начала 2013 г. было подготовлено примерно 200 человек. США планировали обучение 1200 членов “Свободной сирийской армии”. Британское издание Guardian в марте 2013 г. предоставило информацию, что в подготовке сирийских боевиков на территории Иордании также участвуют инструкторы из Франции и Германии . Полевой командир «Джабхат Фатх аш-Шам» рассказал, как США поддерживают их группировку в борьбе с правительством Асада. Штаты поставляют им оружие и предоставляют военных экспертов. Материальную и консультативную поддержку боевикам оказывают еще Турция, Катар, Саудовская Аравия и Израиль. Поддерживают террористов не частные граждане этих государств, а правительства .

Председатель Народного совета Сирии Х. Аббас сказала, что атака американцев на позиции сирийской армии была намеренной. Удары ВВС США по Дейр-эз-Зору и последующее наступление на этот город боевиков «Исламского государства» были скоординированы. По словам Аббас, после ударов США американские военные связались с ИГИЛ и рекомендовали террористам как можно скорее начать атаку . Также находим сообщение, что с одобрения Вашингтона Саудовская Аравия предоставляла финансовую и другую помощь различным группировкам Сирии, чтобы ослабить правительство Б. Асада . Американский конгрессмен Т. Габбард заявила в одном из интервью CNN, что США через страны типа Саудовской Аравии снабжают деньгами и оружием группировки, работающие с Аль-Каидой и ИГИЛ. Формулировка «группы, работающие с Аль-Каидой и ИГИЛ» означает сами эти террористические объединения.

7 апреля 2017 г. США нанесли ракетный удар по сирийской авиабазе, которая использовалась для борьбы с ИГИЛ. Сделано это было под надуманным предлогом – борьбы с Асадом, применяющим химическое оружие. При этом – как обычно – не было обнародовано никаких данных, доказывающих химическую агрессию со стороны правительства Сирии. Американские обвинители и их европейские зависимые союзники не проводили никакого расследования, не выезжали на место, но всячески противостоят инициативе расследования с российской стороны. Без следственных действий формулировать обвинение – верх цинизма и некомпетентности. Удар Штатов по сирийской базе снова доказывает, что американцы лишь на словах борются с террористами, а на деле помогают им противостоять правительству Сирии; ведь совершенный американцами акт агрессии только помог боевикам ИГИЛ начать наступление.

Получается, крайне агрессивное противостояние надуманной сирийской химической агрессии по сути является прямой поддержкой террористов ИГИЛ. Но такая поддержка должна тщательно скрываться, поэтому используются идеологические ухищрения, совершенно не обладающие доказательной базой, построенные на ничем не обоснованных, обвинениях. Точнее, они обоснованы исключительно желанием американских элит уничтожить тех, кто не торопится подчиниться геополитическому гегемону; понятно, такое обоснование вполне реалистично, но не обладает никаким легитимационным капиталом. Следовательно, требуется обоснование нереалистичное, необоснованное (здесь такая тавтология вполне уместна), однако хотя бы минимально легитимирующее действия американцев – конечно, если забыть про отсутствие доказательной базы у обвинения в адрес Асада. В общем, обвинение как бы легитимирует действия США (ведь борьба с химическим оружием – дело морально значимое), но только при условии, что забывается полное отсутствие у обвинения доказательного капитала.

Совсем нелепыми выглядят сообщения о том, что США потеряли оружие в Ираке и Кувейте белее чем на $1 млрд. – об этом факте сообщила международная неправительственная организация Amnesty International . «Потерянное» оружие попало в руки ИГИЛ. Трудно поверить, что в армии США отсутствует возможность контролировать направление собственных вооружений. Просто при передаче вооружения ИГИЛу следовало сформулировать какое-нибудь объяснение. Банально говорить, что невозможно так беспечно относиться к контролю в регионе, который отличается крайней напряженностью, где существует вероятность попадания вооружений в руки террористов. Если США настроено против ИГИЛ, если риторика Вашингтона соответствует его реальной политике, явно контроль оказывался бы в максимально жесткой форме.

Возникает резонный вопрос: почему ИГИЛ не угрожает Израилю, который является идеологически неверным? Думается, ответ в том, что Израиль – давний союзник США, на откровенно террористическую деятельность которого мировой гегемон постоянно закрывает глаза. Если же бойцы ИГИЛ такие независимые от мирового гегемона, при этом антиамерикански настроенные, они явно должны представлять собой угрозу для Израиля. Но, видимо, для израильтян нет никакого повода для беспокойства.

США в конце октября 2016 г. рассматривали возможность поставок сирийской оппозиции продвинутых вооружений для их использования против авиации РФ, чтобы – в конце концов – свергнуть Асада. Но переговоры затормозились – и не потому, что американцы вдруг осознали моральную несостоятельность своих действий. Объяснение намного прагматичней и лишено всякого морального подтекста; просто эти поставки способны вызвать эскалацию напряженности с Россией, и могут оказаться бессмысленными, поскольку Москва активно вмешалась в сирийскую проблему.

Поддерживаемую Штатами сирийскую оппозицию американцы называют умеренной. Это естественно – ведь если они признаются в своей помощи откровенным террористам, расширится поле сомнения в том, что действия Америки согласуются с ее риторикой о демократизации мира. Однако если умеренная оппозиция готова принимать и использовать средства противовоздушной обороны, она, скорее всего, не совсем умеренная. И кто еще может это делать, как ни ИГИЛ? Явно не мирные оппозиционеры, деятельность которых ограничена ненасильственными акциями типа пикетов и митингов, принимают и используют продвинутое оружие против авиации.

В сентябре 2017 г. российская аэрофотосъемка зафиксировала на территории, подконтрольной ИГИЛ, наличие большого количества американских бронеавтомобилей типа «Хаммер», которые находятся на вооружении спецназа США. Подразделения спецназа США расположены в опорных пунктах, ранее оборудованных террористами ИГИЛ. Никаких боестолкновений не происходит, военнослужащие США чувствуют себя в безопасности в таком окружении . Это – еще одно доказательство сотрудничества Вашингтона с террористами.

Если бы Вашингтон стремился к ликвидации террористов чужими руками, то поддерживал бы Россию, которая освобождает немалую часть мира от агрессивного фундаментализма. Если бы действительно Штаты желали уничтожить ИГИЛ, давно бы это сделали самостоятельно и повысили свой рейтинг в мире как борцы против террористов. Но ИГИЛ им нужен, а призывы о необходимости его уничтожения – всего лишь идеологическая ширма. Разрастающаяся террористическая группировка (если дать ей возможность роста) вполне может дестабилизировать регион окончательно, двинуться к странам СНГ и пойти к российским границам. Для американцев, геополитически играющих одновременно против Сирии и России, такое стечение событий вполне выгодно. Бомбежки ИГИЛ Россией – это как возможность помочь Асаду, так и профилактика возможных конфликтов в будущем. Но в медиа-пространстве «цивилизованного» мира пропагандируется иная точка зрения.

8 января 2017 г. глава Пентагона Э. Картер назвал «нулевым» вклад РФ в борьбу с ИГИЛ и заявил, что Россия только усиливает гражданскую войну в Сирии. Это заявление – не более чем очередная лишенная эмпирической основы пропагандистская попытка дискредитации противника не потому, что он не прав, а потому, что он противник. РФ внесла колоссальный вклад в борьбу с ИГИЛ, и этот факт неоспорим. Однако, на что показывает масса фактов, Штаты внесли огромный вклад в борьбу ИГИЛ против Сирии как страны, против Асада как ее руководителя, против гуманистических ценностей, против части цивилизованного человечества. Учитывая действительные протеррористические действия США, они имеют право критиковать Россию не за (несуществующее) отсутствие противостояния «Исламскому государству», а за это самое противостояние.

Пресс-секретарь премьера Великобритании заявила, что Россия препятствует поставкам британской гуманитарной помощи в Алеппо. Причем Туманный Альбион ничего за все время войны не поставил сирийцам и, более чем вероятно, не собирался этого делать. Ведь солидарность с Вашингтоном, которой так давно отличается Лондон, не позволяет действительно заниматься борьбой за высокие гуманистические идеалы. Зато она позволяет заниматься гуманизмом на словах – и критиковать Россию, никак не подтверждая свои обвинения. Недаром представитель Минобороны РФ И. Конашенков в ответ на британские обвинения сказал: «Великобритания за все годы войны в Сирии не выделила ни грамма муки, ни одной таблетки и ни одного одеяла для помощи мирным жителям» . И явно она этого не сделала не потому, что Россия (непонятно зачем!) воспрепятствовала гуманитарным стремлениям Лондона.

В марте 2017 г. главнокомандующий Объединенными Вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал К. Скапаротти обвинил Россию в поддержке Талибана. Никаких доказательств он предоставлять не стал. Ситуация до предела абсурдная: в условиях, когда существуют многочисленные данные о том, что именно США поддерживали талибов во время советско-афганской войны, а затем они же оказывали помощь Аль-Каиде и ИГИЛ, высшие должностные лица «цивилизованного мира» позволяют себе публично обвинять Россию в собственных преступлениях перед человечеством, да еще без всякого предоставления фактов о виновности России. Видимо, «цивилизованный» мир вступил в эпоху тотальной безответственности за слова и действия, в эпоху, когда истеблишмент и СМИ берут на себя право обвинять, не предоставляя никаких весомых аргументов и доказательств вины. Этим они сами себя дискредитируют, расписываясь в том, что их слова представляют незначительную ценность.

В общем, русофобия набрала обороты в «цивилизованном» мире и стала сопрягаться уже не с мелкими инсинуациями, ложными интерпретациями фактов, а с циничным конструированием фактов, с откровенной ложью.

Америка и НАТО насаждают гуманизм (буквально насаждают, насильственно причиняют добро и наносят пользу) и обвиняют в античеловечности не тех, кто действительно совершает преступления против человека, а тех, кто противится их эксплуататорской политике, кто не разделяет «общечеловеческие ценности». Если какое-то национальное правительство не дает возможности транснациональным корпорациям функционировать на своей территории, его в соответствии с двойными западными стандартами обвиняют в том, что оно не приемлет свободной экономики и пытается ее жестко регулировать.

На Украине при американской поддержке был совершен государственный переворот. Но медиа-риторика снова себя проявила в антиинформационном облике.

Силовики вели себя мирно, а «мирные» демонстранты кинулись их избивать и забрасывать коктейлем Молотова. Бойцы «Беркута», не получая приказа подавлять восстание, вполне по-демократически стояли и смотрели на происходящее. Впоследствии западно-американские СМИ как по команде заговорили о насилии со стороны спецслужб и милиции, то есть стали озвучивать события не в однобоком ракурсе, а в откровенно лживом. Причем про избиение беркутовцев сторонниками Майдана речь не шла. Даже когда протестующий держит в руках оружие и стреляет в людей, для американских лоббистов он остается мирным демонстрантом. Ведь именно они определяют сообразно своей выгоде, кто является мирным, а кто – нет, кто – диктатором, а кто – демократом. Функционирует основанная на двойных стандартах система координат, экстраполированная на весь мир. И в разных странах мира этой системе координат доверяют, не видя или не желая видеть ее пороки.

Ни в какой демократической стране стянутые войска не будут безучастно смотреть на революционный психоз. Если на американского полицейского или военного некто поднимет руку, он пустит пулю. И это будет совершенно легитимно. Американцы жестко подавляли у себя многие мятежи, но когда вопрос встал об Украине, американские СМИ заговорили о насилии со стороны «Беркута», который не подавил Майдан потому, что он его не подавлял. Даже если бы украинские военные подавили восстание, риторика американских СМИ была бы не менее лицемерна, поскольку прежде чем обвинять других в расправах над «мирными» демонстрантами, надо сначала посмотреть на себя и вспомнить, например, жестокие расправы над мятежниками 1967 г. в Детройте, в 1992 в Лос-Анджелесе или избиения участников движения «Захвати Уолл-Стрит».

Весьма показательно в передаче «Специальный корреспондент» выразился защищающий новый киевский режим американский журналист М. Бом. Когда его спросили: «А у вас есть иностранцы в правительстве США?», он ответил: «Ну мы не Украина». Они не Украина, они не позволяют иностранцам пополнять свое правительство. Однако они внедряют иностранцев в правительства тех стран, которые «наконец-то достигли свободы и демократии», то есть потеряли свой суверенитет.

Стоило России вполне легитимно присоединить Крым – в соответствии с желанием самих крымчан – американцы в мировые СМИ принялись постулировать нарождающуюся агрессию русских. И это при том, что в Крыму был референдум, и доказательств фальсификаций на нем никто не предоставил, кроме эмоциональной американо-украинской риторики: «крымчане голосовали под дулом автомата». Особенно феерично в своей антиинформационности заявление Б. Обамы, что референдум в Крыму нелегитимен, в отличие от референдума в Косово. Президент США забыл, что референдума в Косово не было.

Когда в мировых СМИ используют формулировку «самопровозглашенное правительство Донбасса», самим этим понятием подчеркивают нелегитимность данного правительства; мол, собралась группа никем не выбранных людей и самостоятельно себя провозгласила. Вспоминая историю, хочется на это ответить фразой «самопровозглашенное правительство США». Когда американцы говорят об аннексии Россией Крыма, следует напомнить о том, как США вероломно отобрали у Мексики Техас. Проводилось ли там что-то похожее на референдум?

Когда была уничтожена Югославия, американская пропаганда постулировала право наций на самоопределение. Когда же Россия «оккупировала» Крым, мировой гегемон заговорил о недопустимости нарушения территориальной целостности Украины. Но при разговорах о необходимости отделения от России Кавказа и многих других областей американские пропагандисты и русофобствующие либералы почему-то не вспоминают тезис о нарушении территориальной целостности. Стоит России завести речь о постройке где-либо своей военной базы, американцы, имея сотни военных баз в мире, не упустят возможности заговорить об агрессивности русских.

Агентство национальной безопасности США следит за миллионами людей с помощью различных Интернет-технологий, американские спецслужбы прослушивают телефоны высших европейских чиновников. Это допустимо. Но разгон крайне агрессивно настроенных митингующих в неподвластной Штатам стране подается средствами массовой информации «цивилизованного» мира в возмущенной тональности. Политическая слабость, безволие и тотальная ошибка Януковича состояла не в том, что он стянул «Беркут», а как раз в том, что он отказался разгонять протестующих.

На Майдане появились незамеченные американскими СМИ фашистские флаги и послышались призывы к насилию в отношении бойцов «Беркута», их семей и всех несогласных. Парадоксально, но факт: демократические лозунги смешались с фашистскими, бандеровскими и крайне экстремистскими. После этого странно слышать от революционеров и западных журналистов оправдание в виде «стремились к демократии». Призывы к насилию легитимируют также насилие в отношении тех, кто к нему призывает. Поэтому неубедительно выглядят тезисы сторонников революции, осуждающие насилие в их адрес. Не менее странно выглядят тезисы о том, что власть подавляет волю народа. Ведь нет достоверных данных, что в этой революции воплощена воля народа. Нет данных, доказывающих поддержку Майдана со стороны всего народа Украины или его большинства. Но СМИ «цивилизованного» мира предпочитают собравшихся на Майдане отождествлять с народом Украины в целом и не замечать проявлений фашизма, экстремизма и ксенофобии.

Когда российские власти приняли сначала мягкие меры по удержанию Украины, американские и европейские политики заговорили о неправомерном вмешательстве России в дела независимой страны. Этот нарратив выглядит весьма смелым, если обратить внимание на то, что США и Европы вмешивались во внутренние дела Украины (и не только – вспомним целый ряд других стран, где США и НАТО вытворяли самые яростные бесчинства), поддерживая толпу деньгами и всем необходимым, накаливая ее бешенство, провоцируя против России.

Когда американцы и европейцы управляют Майданом, это допустимо, а когда русские пытаются мягко противодействовать государственному перевороту, появляются возгласы о незаконном и вероломном вмешательстве. Те, кто ранее поддерживали преступные уничтожения Югославии, Ирака и Ливии, теперь обвиняют Россию в нарушении международного права. При этом американцев, которые не просто нарушили, а уничтожили международное право, обвинять не принято. Когда некоторые украинцы вещают о независимости Украины от России, им предоставляют микрофон, а когда другие представители того же народа призывают к налаживанию добрососедских отношений с Россией, им микрофона не дают, ибо, как выясняется, первый случай указывает на демократическое волеизъявление, а второй – на отжившее, архаичное имперское сознание. И, конечно, с точки зрения американцев, демократом является тот, кто следует распоряжениям НАТО и США. Другого критерия демократичности нет.

Контрреволюционные действия чужих правительств американцы именуют преступлением против человечества, свои действия такого же характера – вынужденной мерой. Арабо-африканских активистов оранжевых революций называли героями демократического фронта, своих протестующих – бандитами. Акции в Тунисе и Египте именовались прямой демократией, а подобные акции в Британии – преступлением.

Американская геополитика, условно говоря, строится на разных видах влияния: военное оружие, экономические удавки, технологии свержения власти. Однако, какой бы способ влияния ни использовался, к нему примешивается с виду презентабельная нарративная концепция, на поверку являющаяся не согласованной с реальностью выдумкой.

Бесчеловечные акции военной мощи против Югославии, Ирака и Ливии никак не коррелируют с международным правом и выходят за рамки добра и зла. Однако для каждой из них была выдумана риторическая сказка. Даже сами военные акции «цивилизованный» мир называет «военным пацифизмом», «гуманитарным милитаризмом», «цивилизованной войной», «мирной агрессией» или «гуманитарной интервенцией». Все подобные наименования отсылают к оруэлловскому оксюморону «мир – это война», в котором воплощена абсурдизация высшей формы.

Множество стран подверглись если не военным действиям, то экономическим удавкам; недаром Всемирный банк, Всемирная торговая организация и Международный валютный фонд используются в качестве таранов, уничтожающих национальные экономики. Но американская риторика утверждает, что данные организации в качестве своей цели ставят развитие национальных экономик. Она забывает сказать, что везде, куда ступила нога исполинов глобализации, наступил экономический спад.

Штаты построили массу военных баз в Европе и на Ближнем Востоке. Неудивительно, что целые правительства поддерживают США. Ведь они этими военными базами в некотором смысле оккупированы. И тут применяется риторический прием о том, что эти базы – средства защиты национальных государств от военной агрессии России, Ирана, Северной Кореи и т.д. Однако ничто не подтверждает тот «факт», что Россия, Иран и Северная Корея вынашивают против кого-то экспансионистские планы. Вполне закономерно, что вследствие такой оккупации Европа утратила суверенитет, и поэтому европейские СМИ в значительной мере стали американскими СМИ, которые тиражируют антиинформационный идейный контент, наполненный русофобией и американофилией.

Именно Штаты инициируют смены режимов в разных странах с неугодными им правительствами. Это коснулось Грузии, Киргизии, Украины и т.д. Конечно, здесь тоже применяется риторический прием о поддержке народов, которые возжелали сбросить диктаторов и коррупционеров и построить демократию. Только ни в одной стране, где была совершена инициированная Вашингтоном революция, не возникло ни демократии, ни экономического роста. Американские СМИ не хотят видеть в постмайданной Украине разгул нацизма и тотальной коррупции, поощряемые новым правительством. Они наделили себя правом делать в других странах все, что в интересах Pax Americana, но когда кто-то устроил хакерские атаки против Штатов (и даже доказать эти атаки не удалось), «высший свет» проявил глубочайшее возмущение. Когда они устраивают вмешательства в дела других стран, это демократия, а когда некто это делает против них, его действия квалифицируются как преступление.

Ни одна страна в мире так вероломно не вмешивается в дела других стран. Ни одна также вероломно не обвиняет других в преступлениях, которые они не совершали. Попытка (даже несуществующая) вмешательства во внутренние дела Штатов расценивается как абсолютное зло, и попытка противостояния американскому вмешательству во внутренние дела той или иной страны воспринимается как не менее наглый вызов демократии и правам человека. США за свои военные, экономические и другие действия заслуживают, пожалуй, самого серьезного обвинения, а не права обвинять.

Приведенные случаи американской риторики – не какие-то исключения из правил, не выходящие за рамки идеологии случаи, а, наоборот, абсолютно парадигмальные вербальные явления, на которых и строится само здание пропаганды. Россия не позволила американцам совершить ставшие традиционными для их истории преступные акты, и поэтому Россию стали в мировых СМИ изображать в виде особо агрессивного преступника. Подобным образом информационное оружие использовалось той стороной и раньше.

Джейн Псаки с ее совершенно антиинформационными нападками вовсе не является каким-то патологическим исключением из правил. Скорее, медийный контент США подвергся тяжелому заболеванию, пандемии псевдоинтеллектуализма, помноженного на самую циничную ложь. «Феномен Псаки» становится тенденцией, захватывающей, поглощающей медиа-пространство «цивилизованного» мира, инверсирующей его контент, превращающей новостные сводки в мифы, неудобоваримые для любого имеющего интеллект реципиента. В борьбе галлюцинаций и реальности, бреда и здравого смысла побеждает первый элемент этих бинарных оппозиций. Более того, он подается под видом новости, объективно освещающей реальность. Однако бессодержательность и бездоказательность таких «новостей» обнажают их действительную суть.

Те, кто пытаются оседлать глобализацию и выстроить мировой порядок по своим лекалам, не откажутся от наступления на информационном фронте. Ведь залог их легитимности – в том, какое общественное мнение на глобальном уровне они создают в отношении к себе, своим зависимым союзникам и непокорным противникам. Только «легитимирующий арсенал» иссякает, поэтому и создаваемая идеологическая картинка покрывается дырами. Красивая картинка уже не может скрывать своего содержания, и создаваемый ей мир иллюзий начинает все сильнее восприниматься в своем аутентичном виде – именно как мир иллюзий, а не реальности. Симулякр становится виден невооруженному глазу. Упразднение иллюзорной пропаганды в виде потери ею легитимности может прийти изнутри самой пропаганды, из ее очевидной слабости, объяснительной ригидности, интеллектуальной поверхностности, фактологической несостоятельности, наконец, откровенной лживости. Но, конечно, когда рупор постоянно говорит, что Россия – агрессор, рядовому слушателю, постоянно встречающемуся с этим тезисом, будет трудно с ним не согласиться – даже если тезис не сопровождается никакими достойными обоснованиями. Следует вспомнить доктора Геббельса, утверждавшего, что если ложь будет услышана сто раз, она станет восприниматься как правда.

Россию обвинять не в чем, демонизировать ее на уровне фактологии не получается. Поэтому при реализации желания делегитимировать Россию по всем фронтам остается только продуцировать мифы, да еще такие некачественные в смысле их обоснованности. И даже если найдутся непотребные факты о России, в условиях объективного функционирования медиа-системы они померкнут на фоне многочисленных уж явно не героических действий США на мировой арене. Мировая история пестрит американскими преступлениями. Они – необозначенный, тщательно скрываемый, неоцененный, но настоящий предмет гордости заправил американской (по сути глобальной) политики, их реальных достижений. Другой предмет их гордости – антиинформационная риторика двойных стандартов.

 Алексей Ильин