Без яиц: на Украине нет сицилийцев

Диалектика переходного периода из ниоткуда в никуда

Когда речь заходит об Украине, мнения о её дальнейшей судьбе можно, по сути, свести к двум крайним точкам зрения. Первая — эта страна развалится на части и перестанет существовать; во всяком случае, в своём нынешнем виде. Вторая — родится новая украинская нация, способная построить мощное независимое государство. Но и то, и другое, на самом деле, неверно. По ряду причин. Но одна из важнейших: на Украине нет — и после самоубийства СССР не было — сицилийцев.

В фильме «Крёстный отец» есть сцена. Киномагната Джека Вольца пытаются склонить к тому, чтобы он дал роль в фильме Джонни Фонтена. Он отказывается. На следующий день в его кровати появляется отрезанная голова любимого скакуна. И напуганному Вольцу приходится согласиться.

Однако в книге Пьюзо, по которой снимали фильм, есть ещё один эпизод, предшествующей сцене с лошадиной головой. Консильери, пытавшийся убедить Вольца, возвращается к дону Корлеоне с вестью об отказе киномагната. И дон спрашивает: у Вольца есть реальные яйца? Консильери, улыбаясь, отвечает: «Иначе говоря, сицилиец ли он?» Корлеоне утвердительно кивает. И консильери отвечает: «Нет. Он не сицилиец». На утро запуганный, ошарашенный Вольц соглашается дать роль в кино Джонни Фонтена.

Вопрос «сицилиец ли он?» означает следующее: насколько силён, решителен оппонент, пойдёт ли он до конца, отстаивая свою позицию, есть ли у него несгибаемый внутренний стержень. Если да, то он сицилиец, и переубеждать его бесполезно. Если нет, то на него можно влиять.

Так вот, на Украине во власти сегодня нет сицилийцев. Эти люди не привыкли идти до конца — они привыкли торговаться и делать бизнес, ища, к кому бы приткнуться. Кучма писал, что Украина — не Россия, но вовсю ручкался с Москвой. Ющенко был решителен первые полгода, а после ушёл на пасеку. Янукович, которого по неизвестным причинам считали пророссийским, шарахался от одного пути к другому, а в результате слил всех, так как оказался не способен на действия.

Евромайдан дал Украине, так казалось, новых решительных лидеров: потомственный националист Тягнибок, пастор Турчинов, демон революции Ярош и «кулю в лоб» Яценюк. С майданной сцены они вещали так, что дрожала земля, но когда дело дошло до конкретных вещей, то остался лишь Ярош. После отодвинули и его. Остальные слились и предусмотрительно переждали февральские расстрелы дома. А Яценюк оказался, возможно, худшим премьер-министром в истории, ориентируясь в стране, как распутная девица в доме для престарелых, где выключили свет.

Так появился Порошенко. Украинский президент, на первый взгляд, решителен и наделён тем, что принято называть политической волей. Щедрыми пригоршнями он сыплет заявлениями-угрозами. Я поговорил с тем или иным европейским лидером, и он задумался. Я убедил всех, что мир вращается вокруг Украины. Я считаю, что мы жёстко должны бороться с Россией. И так далее, и так далее. Решительнее же всего Пётр Алексеевич прощается то с Советским Союзом, то с Россией. Сколько уже было этих остаточных прощавань? Семьдесят шесть или сто пятнадцать? Но всё никак не простится.

А как проститься, если бизнес Порошенко остаётся связанным с Россией? Да и не только личный, но и его ближайшего окружения. Собственно, даже газовый вопрос решился комично: Украина с наценкой перекупает российский газ.

Но главное — воспринимают ли Порошенко всерьёз? Сицилиец ли он? Украинские СМИ любят демонстрировать, каким авторитетом пользуется Порошенко на Западе. Но кого и в чём он смог переубедить? Какие украинские интересы защитил? Не считать же достижением очередной кредит, который отдавать придётся? Или знаменитый безвиз, удобный лишь для тех, у кого есть деньги? Порошенко на Западе воспринимают как президента зависимой страны, который говорит бесконечноедякую всем и каждому, важно раздувая при этом щёки. Меж тем, все понимают: этот человек ничего не решает.

А каково восприятие Петра Алексеевича непосредственно на Украине? К какому электорату он апеллирует? Евромайдан дал Украине то, что Гумилёв называл пассионарным взрывом. Однако как раз-таки пассионарии, адекватные и не очень, появившиеся после революции достоинства были зачищены по приказу сверху. Их либо убрали, либо сдали в утиль. Герои революции оказались не нужны именно по той причине, что у них были яйца и активность. Для власть имущих конформистов это вредная и опасная смесь. Собственно, потому первыми в новой украинской власти разочаровались именно пассионарии — от Савченко до Саакашвили.

Меж тем, единственное, на чём сейчас пытаются строить будущую украинскую нацию — это альтернативная история, пропитанная националистическими настроениями. Можно понять, как в неё вписывается условный Тягнибок, но как с ней коррелирует Порошенко, этот сытый мальчик из совсем не украинской семьи? Добробаты давно поняли, кто он есть на самом деле, понимают и остальные. Или, правда, кто-то может представить себе Порошенко в роли украинского вождя на баррикадах, испещрённых рунами?

Но ведь ловушка для современной Украины состоит именно в этом — всё в ней затачивается на вождизм. Евромайдан со всей своей энергией дал могучую установку: великая нация, великая страна, во главе которой стоит великий лидер. Для поддержания этого мифа верстается альтернативная украинская история, маршами ходят националисты, сносятся памятники, переименовываются улицы и города, а Порошенко делает свои огнедышащие заявления. Модель ясна; мы видели её в разные времена и в разных странах. Старый мир разрушим и новый создадим. Но ведь для этого нужны яйца.

А их нет. Именно из-за отсутствия яиц Украина потеряла Крым, не способная и не готовая действовать. Из-за этого она не может завершить войну на Донбассе, которая выгодна лишь тем, кто делает на ней деньги на Украине. Из-за этого громогласные заявления украинских лидеров проваливаются на Западе, как картошка в дырявый мешок. Потому что всё это не по-настоящему, и Порошенко не лидер нации, а менеджер, но исходные условия были таковы, что ему пришлось изображать из себя вождя, а со временем он и сам вошёл во вкус.

Чтобы создать нацию или, наоборот, развалить страну, нужны решительные действия, нужны сицилийцы во власти, а не практичные менеджеры, занятые личным обогащением и поддержанием себя на местах. Меж тем, именно на последнее направлены все помыслы и силы нынешних власть имущих. И эти господа ни чем, на самом деле, не отличаются от своры Януковича.

Да и сам украинский народ устал от ощущения себя воинами света, бойцами форпоста на краю цивилизованного мира. Им бы нормально пожить да дыры в кошельках залатать, а их, точно солдат Вермахта, накачивают войной и готовностью к самопожертвованию, заставляя маршировать строем в ожидании великих боёв и могучих свершений. Но их не случится. Ведь они никому не нужны, свершения. Будет всё та же невнятная каша бездействия, приправленная острым соусом обещаний.

Такова нынешняя и будущая Украина, вечно живущая в диалектике переходного периода из ниоткуда в никуда. Этой земле не нужны сицилийцы, а если и они рождаются, их тут же давят. Чтобы не нарушали сложившийся порядок.

 

 Платон Беседин

 

 

Темы: