Британию все-таки призовут к ответу за военные преступления

Счет военным преступлениям британцев, которые готовы засвидетельствовать граждане Ирака, идет на тысячи. Больше десяти лет Лондону удавалось лгать, хитрить и изворачиваться, периодически прибегая к репрессиям, подкупу и травле правозащитников в СМИ. Но одну ошибку Британия все-таки совершила, и теперь ее преступления рассмотрят на новом уровне.

Вторжение в Ирак в составе американской коалиции стало одной из самых непопулярных военных операций Британии за всю ее историю. Зимой 2003 года на антивоенные марши в одном только Лондоне регулярно выходили сотни тысяч человек, а популярный военный эксперт Дэвид Келли публично заявлял, что у Саддама Хусейна нет программы по созданию оружия массового уничтожения.

Однако правительство Тони Блэра проигнорировало мнение общества. В марте британские солдаты высадились в Ираке, а в июле 59-летний Дэвид Келли, находившийся на пике популярности и научной карьеры, внезапно покончил с собой. Расследование его загадочного самоубийства шло несколько лет, но так и не дало ответов на все вопросы.

Спустя год даже официальная пресса Британии вынуждена была признать, что у Хусейна действительно не было никакого ОМУ. Тем не менее, британские солдаты остались в Ираке. Именно тогда и появились первые свидетельства их военных преступлений.

В январе 2004 года в редакцию News of the World прислали видеозапись, снятую на мобильник в Южном Ираке. На ней британские военнослужащие избивали двух местных подростков. По возвращению на родину солдат допросили, но уголовного дела против них возбуждать не стали – судья пояснил, что это «противоречило бы интересам общества».

Параллельно свидетельства против британских военнослужащих и сотрудников разведки поступали в Международный уголовный суд (МУС) в Гааге, призванный расследовать случаи геноцида и преступления против человечества. Обвинения включали изнасилования в секретных тюрьмах и садистские техники допроса – избиения, лишение сна и пищи. При этом издевательства над заключенными в британском лагере «Хлебная корзина» (Bread Basket) сильно напоминали практики в печально знаменитой иракской тюрьме Абу-Грейб, где над местными жителями издевались военные из США.

Особенно много шума наделала история Бахи Мусы – 26-летнего иракца, работавшего на ресепшене в местной гостинице. 14 сентября 2003 года он был арестован военнослужащими Первого батальона Ланкаширского полка Ее Величества и перевезен на военную базу. Там он и умер спустя двое суток. На теле несчастного нашли 93 повреждения, в том числе сломанные ребра и следы удушения.

Несколько дел против британских военнослужащих, расстреливавших мирных граждан прямо на улицах Басры, было объединено в коллективном иске «Аль-Скейни и другие против Соединенного Королевства». В свою защиту правительство Великобритании утверждало, что жителей Басры погубил «хаос, царивший в Ираке после Саддама», мол, в этом хаосе никакие права человека не работали. При этом все претензии со стороны ЕСПЧ правительство назвало «империализмом прав человека».

Однако возмущение на международном уровне было настолько велико, что английским властям пришлось уступить. В 2011 году тот же ЕСПЧ постановил, что Британия должна расследовать все случаи жестокого обращения и убийств, совершенных ее военнослужащими в Ираке. Иначе дело перешло бы в юрисдикцию Международного уголовного суда.

В отличие от США, Британия подписала обязательство сотрудничать с МУС.

 

Международное расследование было бы особенно неприятно для властей Соединенного Королевства. Во-первых, делам о преступлениях британцев на оккупированных территориях грозила бы широкая огласка. Во-вторых, МУС возлагает ответственность за преступления военнослужащих на их высшее начальство. Режим содержания арестованных в секретных тюрьмах и на военных базах явно определяло командование, а не рядовые исполнители.

Предвидя крупные неприятности, британское правительство поспешило перехватить инициативу у европейских следователей. По инициативе Министерства обороны была создана Организация по сбору обвинений в Ираке (IHAT). В период 2010-2012 годов она находилась в процессе постоянной реструктуризации и практически не работала. Но, начиная с 2013-го, с IHAT стала сотрудничать Бетани Шайнер – дочь известного адвоката-правозащитника Фила Шайнера, который и привлек внимание общественности к тому, что творилось в британских зонах оккупации в Ираке.

За три года Шайнер и ее сотрудники опросили сотни иракцев, собрав свидетельства пыток, жестокого обращения, сексуального насилия и убийств со стороны британских военнослужащих.

Понятно, что найти доказательства преступлений, произошедших в зоне боевых действий более десяти лет назад, было трудно. Однако адвокаты Шайер все-таки сумели предоставить медицинские карты, фотографии и видеозаписи допросов по каждому из дел. Всего IHAT вела почти 3400 расследований.

В 2016 году, осознав масштаб вскрытых бесчинств, власти начали кампанию против IHAT. Тогдашний министр обороны Майкл Фэллон назвал юристов организации «недобросовестными», многие из них попали под суд. Отцу Шайер присудили столь огромный штраф, что он вынужден был объявить себя банкротом.

Параллельно IHAT и ее сотрудников травили в прессе. Язвительные фельетоны в таблоидах высмеивали правозащитников, которые осмелились обвинять в военных преступлениях британских солдат, честно выполняющих свой долг.

Интересно, что в 2006 году, когда свидетельства издевательств британских солдат над иракцами были опубликованы впервые, публика негодовала. Те же самые таблоиды призывали найти и наказать военнослужащих, виновных в жестоком обращении с мирными гражданами. Общественное мнение требовало судов.

Неудивительно: в то время британцы были глубоко разочарованы иракской кампанией. Она обошлась стране в 179 убитых солдат и 9,5 миллиардов фунтов, а в Ирак принесла тотальный хаос, погубивший уже сотни тысяч человек. Около 37% британцев выступали за то, чтобы привлечь экс-премьера Тони Блэра к суду как военного преступника.

Десять лет спустя многое изменилось – власти и пресса включили старый добрый британский шовинизм. Пресса обрушилась на IHAT, обвиняя юристов в растрате 34 миллионов фунтов бюджетных денег. Никто будто бы не замечал того, что организация была создана Министерством обороны и просто выполняла свои обязанности.

Модной темой стали и домыслы о том, что иракцы якобы просто «разводят» на деньги британское минобороны, вымогая компенсации за несуществующие преступления военных, а юристы IHAT помогают им оформлять иски за откат.

В феврале 2017 года организация была ликвидирована. Почти все ее расследования закрыты под предлогом отсутствия доказательств – из 3400 дел на рассмотрении остались только 20, причем, именно уголовного производства ни по одному из них начато не было.

Даже в армии Британии признают, что это просто несправедливо. Подполковник Николас Мерсер, служивший в 2003 году главным юридическим советником британского контингента в Ираке, утверждает, что преступления в армии были и их нельзя «заметать под ковер». «Дело же не только в правозащитниках и юристах. И в армии, и среди юридических советников полно было людей, выражавших свою озабоченность тем, что там творилось», - заявил он в интервью газете Independent.

Косвенным доказательством преступлений британцев стали досудебные соглашения, которые министерство обороны заключает с истцами из Ирака. На сегодняшний день их уже 323, а общая сумма выплат по ним превышает 19,5 миллионов фунтов. «Ну и зачем министерство обороны заключает эти сделки и в то же время заверяет всех, что поведение британских военных было безупречным, когда всем понятно, что оно таким не было?», – задается вопросом Николас Мерсер.

Однако последнее слово в этой истории еще не прозвучало. Благодаря все тому же неугомонному правозащитнику Филу Шайнеру в 2014 году материалы всех расследований IHAT были переданы в МУС. И недавно главный прокурор МУС Фату Бенсуда заявила, что суд возобновляет расследование преступлений, совершенных гражданами Великобритании на территории Ирака.

МУС по умолчанию возлагает вину за геноцид и нарушение Женевской конвенции не на рядовых солдат, а на их командование. Так что у Тони Блера появился реальный шанс присесть на скамью подсудимых в Гааге.

Виктория Никифорова

Темы: