Чемодан без ручки

Политолог Александр Ведруссов — о том, почему Порошенко позволены провокации, но его блицкриг все же провалился

Сейчас с определенной уверенностью можно утверждать: устроенная президентом Украины Петром Порошенко провокация в акватории Керченского пролива в целом не удалась. Вне всякого сомнения, проход украинских военных кораблей из Черного моря в Азовское без разрешения российской стороны мог быть осуществлен только с ведома или даже подачи верховного главнокомандующего. И да — после этого на Украине было введено военное положение. Однако Верховная рада одобрила соответствующий закон вовсе не в том виде, в котором изначально планировал Порошенко. В конечном итоге его действие оказалось ограниченным в пространстве и времени. Оно вводится не на 60 дней, а на 30. И не на всей территории страны, а лишь в десяти областях и внутренних водах Украины в Азово-Керченской акватории.

Такие расхождения решения Верховной рады с параметрами президентского указа объясняются просто. Совсем не голосовать за военное положение депутаты не могли. Но отдавать президенту пальму первенства в электорально значимом милитаристском нагнетании никто не собирался. К тому же депутаты сразу же раскусили очевидный трюк Порошенко, который пытался использовать эскалацию напряженности в Азово-Керченской акватории для переноса или даже отмены президентских выборов и зачистки политического поля от конкурентов.

Именно поэтому его блицкриг провалился. На текущий момент выборы президента и парламента остаются в графике политической жизни страны на следующий год. Вся пикантность ситуации в том, что бенефициары украинского проекта, судя по целому ряду прямых и косвенных признаков, еще не определились со своими фаворитами в грядущей президентской гонке.

В стратегическом плане Украина представляет собой небесприбыльный, но довольно проблемный актив, который, словно чемодан без ручки, никак нельзя бросить, но и тянуть на себе не очень-то удобно. По большому счету осуществляющим оперативное управление Украиной эмиссарам Запада все равно, кто из прозападных политиков станет во главе государства. Главное — не допустить прихода к власти минимально пророссийского президента, который попытается нормализовать отношения с Москвой. Даже если допустить крамольную мысль, что Запад в один прекрасный момент перестанет одобрять и поощрять антироссийские провокации Киева, Украина все равно будет нужна ему в качестве рычага и козыря на любых стратегических переговорах с Москвой.

Таким образом, с весьма высокой долей вероятности практически любой избранный в 2019 году президент Украины так или иначе продолжит курс на конфронтацию с Россией. Будет ли это Порошенко, Тимошенко или извлеченная из песенно-юмористического реквизита серая лошадка — не играет принципиальной роли ни для американцев, ни для европейцев.

Однако такой геополитический расклад не отменяет ожесточенную внутривидовую борьбу. На фоне стабильно низких рейтингов действующего главы государства его команде остается надеяться либо на чудо, либо на весьма маловероятную полномасштабную фальсификацию итогов голосования. Третий вариант — какие-то форс-мажорные обстоятельства, которые позволят внеэлекторальными методами нейтрализовать политических оппонентов. В последнем варианте, пожалуй, кроется единственный реальный для Порошенко шанс остаться у власти.

Потому что поражение на грядущих президентских выборах будет означать для него не только лишение власти, но и возможную и даже весьма вероятную потерю капиталов и свободы. Проигравшему выборы Порошенко припомнят всё: и бесконечные «котлы» в Донбассе, и людоедскую социально-экономическую политику, и, конечно же, пир во время чумы — неприкрытое коррупционное обогащение. И те, кто рука об руку с Порошенко творил все вышеперечисленные беззакония, будут разоблачать его громче и надрывнее всех.

МВФ устами своего представителя на Украине уже дал понять, что не видит препятствий для продолжения сотрудничества с Киевом в связи с введением военного положения. Едва ли и другие ключевые западные институции будут хоть как-то препятствовать дальнейшему ограничению фундаментальных прав и свобод человека на данной территории.

Тем временем в одной только Харьковской области, по данным Фонда Карнеги, за «неукраинские» взгляды арестовано около тысячи человек, а управление Верховного комиссара ООН по правам человека подтвердило систематическое применение пыток в отношении политических заключенных на Украине. В этом смысле введение военного положения, конечно же, лишь усугубит ситуацию. Но для Запада все это вполне приемлемые «издержки». Ведь на кону — исход геополитического противостояния с Москвой.

 

Александр Ведруссов