Чемпионат мира по футболу в Донбассе

Казалось бы, где российский футбол и где Донбасс? А вот они – устроились совсем рядышком, только руку протянуть. В одном из донецких учреждений перед началом чемпионата начальство специально установило гигантскую плазму, зная, что сотрудники будут неотступно следить за ходом состязаний. И это не просто любовь к футболу, привязанность к спорту и желание наслаждаться перипетиями каждого матча.

Нет, в первую очередь речь идет о наших, об их огорчениях и радостях, о грандиозном празднике, эхо которого катится и по Донбассу. Речь о России, принимающей у себя ЧМ, о российской сборной, российских болельщиках, среди которых, наверно, самым неравнодушным, самым активным зрителем является именно гражданин народных республик. И происходит это потому, что нам, казалось бы, чисто спортивный праздник рисуется на фоне войны, которая длится уже четыре с лишним года. А война имеет не только уровень противостояния на поле боя, ее последствия сказываются на отношениях России с внешним миром. Это и экономические санкции, и попытки политически изолировать Россию.

И все это теперь наши общие проблемы. А потому в контексте войны мы особенно отчетливо видим, как Россия успешно сопротивляется внешнему давлению. Как потрясены иностранцы радушием, гостеприимством и дружелюбием русских. Как восторженно отзываются о красотах и достопримечательностях городов, в которых проходят игры. Это наши общие победы и общая гордость. С изоляцией у западных элит что-то явно не задалось. Говорить о том, что страна, в которую свободно съехались сотни тысяч гостей из-за рубежа, находится в блокаде, как-то уже совсем смешно.

А утверждения небратьев, что чемпионат у России обязательно отберут, что российская сборная в первом же матче подвергнется позорному разгрому, оказались несбыточными бесплодными мечтами. А призывы небратского министра помешать проведению футбольных игр в России? Ну, вот ровным счетом никаких, даже самых незначительных, помех наши соседи никому и ничему создать не сумели, да и не имели такой возможности, что было ясно с самого начала. Из-за долгов они даже были лишены возможности отказаться от трансляции чемпионата, и теперь все разумные украинцы могут наслаждаться игрой и радоваться успеху братской российской команды.

В 2012 году болельщики приходили на стадион в Донецке с украинскими флагами и упоенно размахивали ими, гордясь, что спортивные состязания проходит в их городе, в их стране. С тех пор их страна радикально поменяла прописку. Теперь единственно своим стало все российское, а чужим и враждебном то, что в не таком уж и далеком 2012 казалось, хотя и проблемным, но все же родным и привычным. Произошло полное и окончательное присвоение русского – языка, культуры, спорта, мировоззрения – и отождествление Донбассом своего места на планете, своей исторической роли, своего будущего исключительно с Россией.

Да на уровне гражданского состояния еще не все понятно и доведено до конца. Мы не стали гражданами России, но и это не за горами. Но вот на уровне присвоения русских вещей, а зачастую и куда более глубокого проникновения в их суть за счет того, что мы зажаты между жизнью и смертью, происходит такое удивительное сращивание Донбасса с русским миром в самом расширительном понимании этого термина, что разорвать такую связь уже никто не в состоянии на любую перспективу.

И как раз наша реакция на чемпионат, на победы русской сборной – это маркеры, свидетельствующие, что в главном мы уже дособраны до единого целого, что мы живем, дышим, чувствуем и двигаемся как организм, в котором разные части не могут существовать одни без других. Мы вместе – и в буквальном, и в символическом смысле – и на поле боя, и на спортивной арене, и на футбольном поле, и на театральном представлении, и на поэтическом вечере.

Нам одинаково желают поражения и в ратных, и в спортивных делах наши недавние вроде бы родственники, оказавшиеся как-то удивительно быстро нашими лютыми врагами, хотя мы их и до сих пор таковыми не считаем. Они - просто заблудшие души, нуждающиеся в сочувствии и пастырском слове. Иногда в том, чтобы мы их, пытающихся назойливо вломиться через проломы, отгоняли от наших стен. Но мы, как и прежде, готовы делиться с этими несчастными созданиями пониманием того, как мир устроен на самом деле. На началах любви, сопереживания, помощи ближнему, но не вражды и чьей-то национальной исключительности. Но только теперь это уже не наша региональная правда, а по выстраданному праву общерусская.

Источник