Эрдоган не хочет терять политическое доверие Путина

Анкара проигнорировала призывы Лондона

Вице-премьер Турции Бекир Боздаг заявил, что его страна не намерена предпринимать никаких мер по отношению к Москве в связи с «делом Скрипаля». По его словам, «кризис с бывшим агентом касается отношений России и Великобритании» и сами «они должны решить этот вопрос между собой». А у Турции «хорошие отношения с Россией». Вот такой ответ на призыв британского посла Доминика Чилкотта к Анкаре проявить солидарность в связи с инцидентом в Солсбери. «Если правительство Турции желает сделать какое-либо публичное заявление или поддержать действия, осуждающие это, в НАТО или на любой другой площадке, например, в ООН, то, конечно, мы бы такой шаг очень приветствовали», — заявлял Чилкотт.

Анкара и до того выступала против новых антироссийских санкций со стороны ЕС и США, поскольку, как говорил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, «эти меры вредят национальной экономике». Турция не желает «утонуть в водовороте» взаимных санкций и контрмер, используемых Соединенными Штатами и Евросоюзом против России, подчеркивал Чавушоглу. Поэтому Анкара «последовательно выступает за диалог со всеми заинтересованными сторонами по этому вопросу». Чтобы оценить значимость такого шага турок, достаточно указать, что Великобритания является вторым торговым партнером Турции после Германии. Но есть и серьезная политическая и геополитическая составляющие. Ведь президенты двух стран, Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган, в равной степени, но по разным причинам подвергаются невиданной информационно-политической атаке со стороны Запада. И между двумя лидерами есть важная общая составляющая: как уже не раз бывало в истории, Россия и Турция практически одновременно вступили на путь модернизации.

Санкции

Турецкая газета Milli Gazete в этой связи пишет, что когда 16 ноября 2001 года две страны подписали «План действий по развитию сотрудничества между Турецкой Республикой и Российской Федерацией в Евразии: от двустороннего сотрудничества к многоплановому партнерству», стало ясно, что «реализация этого соглашения стала постепенно разрушать американские планы на оси Средняя Азия — Кавказ — Черное море», а впоследствии «продемонстрировало свое действие на Ближнем Востоке, прежде всего, в Сирии». По мнению издания, «в основе разгромных поражений, пережитых США одно за другим в Ираке и Сирии, тоже лежит этот документ». Правда, потом было многое: вовлечение Анкары в события «арабской весны», сирийский кризис, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), уничтожение турецкими самолетами российского бомбардировщика и убийство посла России, сложное примирение. Наконец, попытка переворота в Турции 15 июля 2016 года, когда Москва поддержала Анкару, в то время как ее союзники по НАТО заняли выжидательную позицию.

Сейчас многие турецкие эксперты открыто пишут, что за попытками дестабилизации ситуации в стране стояли западные спецслужбы, включая британские. «Каждый раз, когда речь заходила о каком-либо курсе в турецко-российских отношениях, противоположном атлантическому или англосаксонскому миру, Турция и турецкая политическая жизнь прямо или косвенно подвергалась вмешательству извне, — констатирует Milli Gazete. — Это вмешательство происходило или в форме письма, или в ход шли танки, казни политиков, нераскрытые убийства». Помимо того, в ходе развития сирийского кризиса, как говорил генеральный секретарь Национального совета безопасности (MGK) армейский генерал Тунджер Кылынч, Анкара «не получила ни малейшей помощи от Европейского союза и НАТО. И ей нужно найти такую формулу, которая охватит Российскую Федерацию и Иран». Это произошло на сирийском направлении, когда три силы — Москва, Анкара и Тегеран — стремятся реализовать достигнутые в Астане договоренности. А Вашингтон не отказывается от поддержки сирийских курдов, что сводит к минимуму стремления американцев сместить «баланс между Турцией и Россией в сторону конкуренции или враждебности, тогда как обозначена глубина раскола американо-турецких отношений и очерчены пределы западного влияния на эту страну». Правда, есть свои нюансы.

Американские солдаты и Отряды народной самообороны Курдистана

Отказ Анкары от проявления солидарности подчеркивает в глазах турецкого обывателя и то, что власть следует самостоятельным внешнеполитическим курсом в ситуации, когда внутри страны на подъеме антизападные настроения, а Эрдоган рассчитывает на поддержку националистов на предстоящих выборах главы государства. В то же время президент демонстрирует верность альянсу с президентом России. Также Турция понимает, что Запад пока еще не готов ею жертвовать и разваливать юго-восточный фланг НАТО. Есть и то, что Анкара, не будучи членом ЕС, не обязана следовать его решениям об антироссийских санкциях, тогда как НАТО молчит. Хотя, как пишет в израильской газете Haaretzбританский эксперт Саймон Уолдман, «стратегические интересы Турции и Запада идут в диаметрально противоположных направлениях». Плюс к тому, отмечает генерал-майор ВВС Турции в отставке Беязыт Караташ, «США уже не являются супердержавой с точки зрения ее ресурсов в сфере конвенциального вооружения». То есть американцы «вынуждены создавать коалиции для того, чтобы осуществить военное вмешательство в Афганистан, Ирак, Сирию или какую-либо другую точку миру».

Но в любом случае Анкара сделала свой ход, демонстрируя, что на данный момент она не готова терять политическое доверие со стороны России. Это вызывает уважение.

 

Станислав Тарасов