Георгиевские кавалеры Славянска, часть 2. “За народ наш и веру Православную…”

Семеновка, 3 июня. Сухой воинский отчет о бое на листе бумаге. Несколько скупых предложений и заключительная строка  - "Пал смертью храбрых".

Два боевых друга-ополченца, два современных панфиловца, как и несколько десятков лет назад их деды, сумели удержать  железный шквал нацистской бронетехники. Держали передовую линию обороны. Лицом к лицу с бандеровским отребьем. Сражались отчаянно, перебегая от одной огневой точки к другой. Ни отходить, ни сдаваться. Север и Цыган. В мирной жизни - Слава и Володя.

За день до 3 июня, в Семеновке,  чуть позднее прозванной "новым Сталинградом", фронтовой корреспондент спросил их,  за что они сражаются? Знаете, сразу видно, когда человек говорит речёвку, а когда свои слова. Текст, вроде бы одинаковый, а наполнение совсем разное. Слышно, когда в голосе душа звучит:

 “За народ наш и веру Православную…”

А на следующий день они приняли свой воинский крест. В одной траншее, отстреливая  укровские утюги из дедовского противотанкового ружья. Ещё по ним палили гаубицы, «сушка»  на бреющем полете вспарывала асфальт вокруг, обстреливала пехота. Последний танк-то уже  в нескольких шагах, еще несколько секунд и передавит бойцов. Наверное, совсем не стыдно было бы оставить позицию и отступить на более ближний рубеж. Но они остались и стреляли. Выстреляли почти весь боезапас  и остановили железную тварь. И ушли в наше высокое небесное воинство.

Два Георгиевских креста, два  отлитых в серебре признания высочайшего мужества. От сослуживцев. От командиров. От народа Донбасса.

Земля вам пухом, братья. Вечная, светлая память истинным героям.    

 “- Север, надо сказать что-то для вечности.

- Что говорить? Всё уже сказано.”