Холодные объятья Запада: Трагедия Павленского и других

"Беглецы от тоталитарного путинского режима" сталкиваются на Западе с холодной и непредставимо жестокой машиной государственного насилия.

На днях Пётр Павленский наконец-то подвёл обоснование под свою «художественную акцию» поджога Банка Франции. «Так, Павленский считает, что место Бастилии, как символа угнетения народа, занял Банк Франции, и напомнил, что на протяжении 100 лет Франция была символом революции для всего мира. «Сам факт этой замены символизирует полный разгром и поражение революционных начал… Помимо всего, Банк — это очаг денежной власти. Деньги — это акт купли-продажи. Это господство идеологии рынка… Так что с этой идеологией у меня давние счеты», — цитирует Гельман на странице в соцсети письмо из тюрьмы». http://rusvesna.su/news/1515908740

Правда, почему-то это очень красивое обоснование не тронуло чёрствые души французского правосудия. Петя как сидел, так и сидит. И сколько он там ещё будет сидеть, на родине Либертэ-Фратернитэ, неизвестно. Кстати, а вы не задумывались над тем, почему всё больше российских оппозиционеров, активистов и творческих людей попадают на тюремные нары? Но не в России. А в Европе, куда они сбежали «за свободой».

Историю Петра Павленского напоминать нет нужды: человек наивно решил, что во Франции – колыбели прав человека – он может оттянуться на полную со всем своим деструктивным акционизмом, ведь кому, как не родине Фуко и Деррида, оценить эти дерзкие символические жесты? А там художника не поняли: бросили в тюрьму, разлучили с женой, когда объявил голодовку – привязали к кровати и стали кормить насильно, в тюрьме за протест против грубого отношения охраны – запрессовали в карцер. Самое главное, чего никак не ожидал «борец с несвободой», прошедший через полсотни судов в России – то, что во Франции суд над ним будет полностью закрытым, туда не пустят журналистов и публику.  Вот это его, по собственным словам, практически убило («ситуация оказалась чудовищно дикая»): ведь какой же это акционизм, если нет зрителей, а есть только карцер и охрана? Мы так не договаривались! Это что же получается?.. Что «там» хуже, чем «тут»? Тут было пятьдесят судов – и везде можно было гордо красоваться гоголем, а там – раз-два, и тебя нет, «вас стёрли».

Но Павленский ведь – далеко не единственный пример. История Руслана Лебусова, бежавшего от «кровавого режима» в Нидерланды, ещё более трагична. Да, трагична, и, честно говоря, даже злорадствовать язык не поворачивается.

Итак, Руслан Лебусов, родом из Костромы, владелец магазина хозтоваров, нелюбитель Путина. Лет 6-7 назад занимался умеренным политическим хулиганством в родном городе, а его пытались как-то увещевать и перевоспитывать: «Его вызывал на разговор замгубернатора: «Сказал, что больше на главной площади никаких акций не разрешит»».  Обратите внимание на страшный тоталитаризм: человека, который «боролся с режимом» метанием каменюк в офис «Единой России» и наклеиванием на храм стикеров «Свободу Pussy Riot», вызывает к себе не участковый полицейский, а замгубернатора! И уговаривает, стыдит, грозит… В каком страшной стране мы живём!

Но вот Лебусов покинул этот невыносимый ад, и попал в демократический рай – в Голландию, страну лёгких наркотиков и тяжёлых геев.

Первое место, куда он попал – сарай в лесу, где располагался лагерь для беженцев. Там российского политэмигранта начали знакомить с настоящей демократией: «Как-то раз ко мне подселили больного в шишках из Эритреи, по которому только что черви не ползали. Не моется и языка никакого не знает. Я попросил нас расселить, они его убрали, но оштрафовали меня на 50 евро как расиста». Расизм – не пройдёт! Но это были сущие цветочки…

Глаза у Лебусова начали открываться уже после того, как он узнал о самоубийстве в голландской тюрьме бежавшего из России нацбола Александра Долматова. Но было уже поздно… Он всё-таки вытерпел два года, получил официальное убежище и даже поступил в Лейденский университет на «россиеведение». Мечтал стать настоящим западным экспертом «по России», но и здесь его ждало предсказуемое разочарование: Лебусов, ещё недавно бывший в России записным либералом, поборником ЛГБТ и прочая, и прочая, в Нидерландах с ужасом понял, что «в реале» вот это вот всё выглядит куда менее симпатично. И больше всего его поразила на своём «россиеведении» откровенная русофобия всех преподавателей. Большинство из которых были геями.

«Лебусов решил, что на факультете «царит русофобия», потом ему показалось, что специалисты там нужны «только определенного формата». Лебусов, не стесняясь в выражениях, критиковал преподавателей факультета на своей странице в «Фейсбуке». Специалиста по России и СНГ Макса Бадера назвал русофобом за статью о том, что празднование международного женского дня в России подчеркивает, что у женщин там нет прав. Профессора Эгберта Фортуина — защитником педофилов за текст о движении неонациста Максима Марцинкевича «Оккупай-педофиляй», члены которого, по словам автора, «унижали и насиловали геев». «Но если посмотреть ролики «Оккупай-педофиляй», то там видно, что всех ловили на живца, мальчиков 12-14 лет, там нет совершеннолетних геев, — возмущается Лебусов. — Как не относись к нацисту Марцинкевичу, факт остается фактом. Это же педофилия. Профессор соврал». Преподаватели говорить о Лебусове отказались».

Будучи кипучим адептом Russian style opposition, в начале сентября 2017 года Руслан решил устроить одиночный пикет у входа в свой вуз. Он встал с плакатом «Остановите русофобов и защитников педофилов». То, за что в России обошлось бы ему максимум в штраф, здесь обернулось наказанием по демократическим стандартам: «Преподаватели вызвали полицию, Лебусов провел пять часов в обезьяннике. Там он узнал, что руководство университета запретило ему находиться на всех территориях университета, нельзя контактировать с преподавателями и ничего писать о них в «Фейсбуке». Кроме того, выяснилось, что два профессора и врач написали на него заявления в полицию об оскорблениях, клевете и угрозах жизни».

Финалом этой истории стал арест Лебусова: «Утром 17 октября к дому Лебусова в Амстердаме подъехали семь человек на трех машинах. В бронежилетах и с оружием в руках. Выбили дверь в квартиру бывшего студента, скрутили его и в наручниках вывели на улицу. «Я лежал в обезьяннике и думал, что я в кино», — вспоминает знакомый и с костромскими изоляторами оппозиционер. Суд арестовал его на две недели с формулировкой «есть опасения, что подозреваемый совершит преступление, за которое наказывают сроком до десяти лет». «Я им сказал, что так только в Северной Корее делают. А моя адвокат ответила, что после таких слов меня еще на месяц в изоляторе оставят», — вспоминает он».

Теперь Лебусов ждёт суда. За посты в фейсбученьке против геев и одиночный пикетик против педофилов-русофобов. Из-за опасений, что он гипотетически совершит преступление. Свобода, равенство и это, как его… братство, вот!

С одной стороны, эти люди получили от судьбы именно то, за что они боролись, «приближали как могли» в России. С другой стороны – ну жалко их, жалко! Жалко обманутых дураков, этих «либеральных камикадзе», которых Запад удалённо воспитал и бросил в самоубийственную атаку на Россию, и никогда не рассчитывал, что эти выжившие камикадзе смогут воочию увидеть свою «землю обетованную» во всей её лицемерной мерзости.

Григорий Игнатов

 

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Темы: