Художники, феминистки, правозащитники: с кем воюют радикалы

Молниеносное задержание радикалов, напавших в Киеве на героя АТО, киборга Вербича (Дмитрия Иващенко), показывает, что спецслужбы вполне контролируют ситуацию в радикальной среде. «Константиновскую банду», как прозвали нападавших,  жестоко избивших 2 мая киборга Вербича молотками и ножом на ул. Константиновская в Киеве, сотрудники СБУ уже через 4 дня задержали в Харькове.

Подозреваемые, задержанные в Харькове, называют себя «антифа», то есть левыми радикалами. При этом общественные активисты и правозащитники отмечают, что МВД и СБУ не предпринимает таких же действий по отношению к правым радикалам, которые серьезно активизировались в 2018 году.

Пример – погром цыганского табора на Лысой Горе 19 апреля,  вызвавший резонанс в соцсетях и даже международную реакцию.  Министр МВД Арсен Аваков назвал погром «средневековым варварством» и пообещал привлечь виновных к ответственности. Что в общем-то несложно было бы сделать, поскольку члены праворадикальной организации С14, громившей ромов, отчитались о происходящем в соцсетях.

Однако погром ромов С14 осуществлял вместе с так называемой «Муниципальной вартой», у которой почти официальный статус в Голосеевском районе Киева, и в ее состав также входят члены С14. При этом столичная полиция – еще до заявления Авакова –  сообщила , что не видит оснований для возбуждения уголовного производства, поскольку ромы заявлений в полицию не писали.

Из всего этого эксперты делают вывод, что правоохранительные органы сотрудничают с правыми радикалами, хотя на словах и отрицают это. Такой же вывод из слов потерпевших.

Так, киевский активист, врач-кардиолог Валентин Лукианик, которого радикалы из С14  избили во дворе собственного дома   26 апреля, рассказывает: «Нападавших была группа из 7 человек. В машине остался водитель и парень, снимавший видео.

Как они позже представились, одним из них был Сергей Мазур, руководитель радикальной организации С14, и Сергей Бондарь, глава “Муниципальной варты” в Голосеевском районе Киева. Был еще кто-то из “Правозащитной лиги”, представители которой официально оформлены при МВД, имеют право посещать и вести съемку в пенитенциарных заведениях. 

Валентин Лукианик. Избит радикалами.

Для меня это был шок: государственные органы занимаются таким “сотрудничеством”. Это немыслимо!»

Инструмент подавления

Нельзя сказать, что страшилки о разгуле насилия и радикализма в Украине, которыми российские СМИ пичкают свою аудиторию, совершенно лишены основания. Количество нападений радикалов выросло в 2018 году.

Но именно поддержка радикалов со стороны правоохранительных органов – вопреки заявлениям Авакова – бросается сейчас в глаза больше всего. Полиция или бездействует, или даже играет на стороне радикалов. Например, срывает мероприятия, против которых выступают правые, или арестовывает жертв нападения радикалов вместо нападавших.

Так, полиция бездействовала в Ужгороде 8 марта, когда радикалы из группировки «Карпатская сечь» напали на демонстрацию феминисток и обливали девушек краской. Позже, 13 марта, были избиты активист Александр Пересоляк, опубликовавший некоторые особенности финансирования Карпатской сечи, и еще несколько человек.

А в Киеве 8 марта полиция обвинила одну из активисток Елену Шевченко в том, что она спровоцировала нападение. По окончании демонстрации феминисток радикалы избили 5 человек – участниц и представителей прессы, после чего на Елену Шевченко был составлен протокол «за надругательство над государственной символикой».

На одном из баннеров была изображена женщина, тело которой колет трезубец. В полиции заявили, что Шевченко провоцировала радикалов, при этом преследование продолжилось и в суде – правые пришли на заседание, и активистке пришлось вызывать частную охрану, чтобы выйти из здания по окончании заседания.

Ранее, 19 января, члены ультраправых группировок - "С14", "Сокол", "Традиция и Порядок", УНСО и "Правый Сектор"– напали на участников киевской акции памяти российского либерального адвоката Станислава Маркелова и журналистки “Новой газеты” Анастасии Бабуровой, убитых в Москве в 2009 году. Полиция вместо нападавших задержала восьмерых участников акции. Им вслед радикалы бросали снежки и сырые яйца и кричали: «Передавайте привет Маркелову»

Правозащитник Владимир Чемерис, организатор акции 19 января, заявил: "Действия нацистов и полиции в который раз подтвердили тот факт, что ультраправые действуют под патронатом силовых структур и представляют собой инструмент подавления социального и общественного протеста в руках правящего класса".

Примечательно, что в тот же день пострадал гражданин Великобритании Лиам Энтони Тонг. На туриста, который впервые приехал в Киев на пару дней, напали неизвестные – вероятнее всего, из-за его экзотической внешности и потому, что он оказался рядом с акцией памяти.

Странная коалиция

Значительная часть ультраправых объединена вокруг полка "Азов", пользующегося покровительством руководства Министерства внутренних дел. C14 – ультраправая организация, которая подчеркивает связь со Службой безопасности Украины. Эти группы усилены ветеранами АТО и часто действуют как обычные общественные организации, однако их цели не всегда соответствуют прописанным в уставных документах.

Эксперты считают, что с помощью показного насилия правые радикалы наращивают свои политические дивиденды. К ним тянутся, с одной стороны, политики патриархально-консервативного толка, а также те, кто хочет набрать рейтинг на «семейных ценностях», борьбе с феминизмом и ЛГБТ. Активная связка между радикалами и политиками началась на Майдане.

«Это странная коалиция, в нее входят околоцерковные круги, некоторые депутаты Верховной Рады, которые говорят: «мы за криминализацию домашнего насилия, но уберите слово гендер, не надо нам тут вашего феминизма». Они знают, что могут опереться на часть общества, особенно если представят это как борьбу против «извращенцев».

В своем роде это попытка расширить базу поддержки, - говорит координатор проекта «Без границ», правозащитник Максим Буткевич. – Чувствуя полную безнаказанность, радикалы поняли, что им ничего не будет, и стали нападать все чаще. Налицо очень избирательное отношение полиции к  крайне правым и тем, на кого они нападают».

При этом у политиков-консерваторов и радикалов противники тоже одинаковые – активисты, правозащитники, инакомыслящие. Мишенью для радикалов также являются люди левых взглядов, которых они равняют с «бытовыми сепаратистами». К профилактике «бытового сепаратизма» не раз призывало и СБУ.

Этот своеобразный союз подтверждают и сами националисты. Лидер организации "С14" (Січ) Евген Карась в интервью изданию Liga.net утверждает, что "со Службой безопасности у нас взаимодействие только в рамках сепаратистов. Если у нас есть информация - мы ее передаем в СБУ. У них есть информация - иногда они передают нам".

В том же интервью Карась сообщает, что сотрудники спецслужбы передают информацию об акциях сепаратистов не только "С14", но и другим радикальным организациям - "Правому Сектору" и "Азову". Зачастую такое сотрудничество заканчивается для противников правых избиениями. Так случилось на акции партии "Социалисты", когда на протестующих против переименования проспекта Ватутина в проспект Романа Шухевича напала группа участников "С14".

Идеология либерального национализма

В феврале 2017 года ультраправые разгромили выставку "Утраченные возможности" Давида Чичкана в Центре визуальной культуры в Киеве. Нападавшие избили охранника выставки, уничтожили экспозицию, разорвали графические работы Чичкана и оставили после себя граффити "Сепары" и "Слава Україні!"

Чичкан высказался по этому поводу. По его мнению, правый погромщик уже не выглядит так смешно, как раньше: «Реакция общества на погром, которую я созерцал, была неоднозначной. Помимо тех, кого возмутил погром, были те, которые считают,  что я сам виноват, или что я -"агент Кремля". Были и те, кто возмущен погромом, но отрицают участие в нем правых радикалов и обвиняют всe тех же "агентов Кремля"Такие настроения развязывают ультраправым руки...»

Выполняя для власти эту “грязную работу”, радикалы получают "зеленый свет" на травлю и нападения на своих идеологических противников. Это выливается как в уличные противостояния, так и в компании преследования журналистов, общественных деятелей и ученых. В соцсетях или блогах националисты выкладывают "доказательства сепаратистской деятельности" того или иного человека, чья вина может состоять лишь в несогласии с идеологией украинского национализма.

Так, в октябре 2017 года уже упомянутый Евген Карась опубликовал в своем блоге материал об историке Максиме Казакове, где обвинил его по сути в инакомыслии. В конце поста Карась призывает к расправе с Казаковым: "Кияни, давайте допоможемо Максу прийти до тями. Допоможемо зорієнтуватися, як у нас в столиці треба боротися з ватою і сепарнею".

Сам Казаков считает, что культ насилия - в фундаменте ультраправой идеологии, но за всю историю независимой Украины ни одно ультранационалистическое движение не выставляло этого насилия напоказ. Историк заявляет, что это стало возможным после Майдана.

«Ультраправые были боевым крылом либеральной революции, и с тех пор остались политическими вассалами новой власти. Война на Донбассе окружила их ореолом защитников отечества, а жуткие случаи насилия против проукраинских активистов на востоке страны санкционировали симметричные и превентивные действия против политических оппонентов», – говорит Казаков, который уверен, что в условиях часто недееспособной полиции и спецслужб общественное одобрение таких действий будет расти.

В реальности войны и экономического кризиса политические элиты Украины делают ставку на общественное единомыслие, предлагая вместо постсоветских мифологем идеологию либерального национализма. Ультраправые группы, сотрудничая с властью, пытаются выкорчевать инакомыслие, насаждая атмосферу страха и недоверия в обществе.

Значительная часть граждан Украины несомненно критически относится к экономической политике и коррупции нынешней власти. Отвлекая внимание "охотой на ведьм", правящие элиты укрепляют свою власть, используя при этом риторику евроинтеграции и либерализации.

Никита Пидгора

Темы: