Кавуны вместо миллиардных инвестиций

Бездумное стремление попасть в Европу хоть чучелом, хоть тушкой и разрыв критически важных торговых отношений с Россией превратил Украину почти в банкрота.

Украинские политики ещё грезят участием Киева в глобальных экономических проектах, а иногда сразу в нескольких, но уже очевидно, что это только грёзы в стиле «Мечты, мечты! Где ваша сладость?».

Самым первым и предсказуемо провальным был и остаётся проект евроинтеграции. Украина лишилась преференций на доступ к российским рынкам и рынкам других стран-участниц Таможенного союза (Казахстан, Белоруссия, Армения, Киргизия), не получив взамен свободного доступа на рынки Европы.

Скромные квоты, выделенные Брюсселем на поставки украинской сельхозпродукции, заставляют вспомнить цитату из Ветхого Завета: «И вывел всех ремесленников и кузнецов, и оставил только бедных людей земли». «Ремесленники и кузнецы» бегут кто в Польшу, кто в Россию, а «бедные люди земли» мечтают о превращении их самостийного хутора в аграрную сверхдержаву.

На июль 2017 года из 1693 предприятий Украины, имеющих доступ на мировые рынки, 283 имеют право экспортировать продукцию в страны ЕС.

Вторым проектом, который, по всей видимости, будет таким же провальным для Украины, как и первый, является участие в китайском проекте Нового шёлкового пути (НШП) – объединении железнодорожных и автомобильных транспортных артерий, газопроводов и логистических мощностей в единую сеть для поставок китайских товаров в Европу и наоборот.

Сейчас основная масса товаров из КНР в ЕС доставляется через Россию. Вклиниться в проект НШП мечтает и Украина.

Заместитель министра инфраструктуры Украины Виктор Довгань в интервью «Обозревателю» излучает оптимизм: «Мы уже начали с Китаем принципиально новый проект – строительство моста возле Кременчуга… Совсем другая процентная ставка: ранее кредиты предоставлялись под 5-6%, сейчас – под 2-3%... На Покров, в октябре, закапываем капсулу под Кременчугом, а весной начинаем работать».

Для украинской экономики даже строительство моста в кредит – это «принципиально новый проект». В. Довгань уверяет, что с участием Киева в проекте НШП тоже все будет хорошо, «как сейчас в Белоруссии».

В Белоруссии потому и лучше, что она сохраняет тесные интеграционные связи с Россией в рамках Евразийского союза. Но Довгань гнёт своё: «У нас очень хорошие перспективы… Россию постепенно отстраняют от этого процесса. Уже заметно, как они нервничают».

Где Довгань увидел «отстранение» России и её нервозность, сложно понять. На форуме Нового шёлкового пути в Пекине в мае 2017 г. российский президент выступал вторым после хозяина форума Си Цзиньпина. Москва предложила Пекину дополнить проект НШП взаимодействием с Евразийским союзом, соединив Европу и Азию.

В рамках проекта существует несколько вариантов транспортных коридоров из Китая в Европу: Китай – Россия – ЕС; Китай – Средняя Азия – Иран – Ирак – Сирия – Турция – ЕС; Китай – Персидский залив – Суэцкий канал – Средиземное море – ЕС.

Украины, как видим, нет ни в одном из маршрутов. Не исключено появление на Украине скромных логистических вспомогательных проектов малой мощности в рамках НШП, но не более того. Западными кукловодами Украине отведена совсем другая роль. Такая же, как и Сирии, где развязанная Западом война отодвинула в неопределённое будущее участие этой страны в экономических проектах Китая, прихода которого на Ближний Восток так боится Запад.

До евромайдана китайцы не исключали возможности включения Крыма в маршрут НШП. Вашингтон, спонсируя евромайдан, мечтал разместить в Крыму свои военные базы. Об этом писала итальянская Il Giornale в 2015 г.

Госпереворот в Киеве и запрограммированная гражданская война поставили крест на перспективах полноценного участия Украины в проекте НШП. Зато США удалось поставить заслон на пути экономического продвижения Пекина в Европу.

Крым вовремя ушёл в Россию, в России есть другие маршруты для НШП. Украина, развязав ещё и бойню в Донбассе, окончательно превратилась в дыру, куда никто больших денег вкладывать не будет. Вот почему все три основных маршрута НШП обходят Украину стороной.

Пекин не станет рисковать капиталами и инвестировать в масштабные проекты на Украине, где идёт гражданская война, процветает кумовство и коррупция, сохраняется высокий градус социально-экономической и политической напряжённости. Уже сегодня Крым и Донбасс – это не Украина. Учитывая центробежные тенденции в регионах, завтра, вообще, может появиться на карте ещё несколько субъектов. Об этом напоминает Тука, хотя грозится, что Россия вскоре может превратиться в ряд улусов.

В отношениях с КНР нельзя сбрасывать со счетов и элемент вездесущей «зрады». КНР – это коммунистическая держава, партнер России по ОДКБ, и вместе с нею он является членом Шанхайской организации сотрудничества.

Кто знает, вдруг кто-то из украинских политиканов, контуженных вирусом декоммунизации, вдруг сочтёт это за «зраду» и сговор с москалями. И со штурмовиками из нацбатальонов прибежит пикетировать или штурмовать какой-нибудь порт или логистический центр, обустроенный на китайские инвестиции, блокировать ж/д пути и дороги?

В России признают: для эффективного сотрудничества с КНР в рамках НШП необходима модернизация транспортной инфраструктуры. И понемногу изыскивают на это средства. Но где возьмёт средства на модернизацию своей инфраструктуры погрязшая в долгах Украина, для которой недавний вояж по Днепру старой баржи с кавунами (арбузами) из Херсона в Киев считается историческим прорывом?

В Киеве радуются тому, что 2 августа американский президент Трамп подписал закон «Противодействие противникам Америки через санкции», в котором предусмотрено выделить на энергетическую безопасность Украины $30 млн.

Так ведь не Украине выделить, а на энергетическую безопасность Украины. Само название закона свидетельствует о том, зачем принимаются санкции. И киевский режим является инструментом этой политики.

А арбузы, надо сказать, кстати. Жара.

 

Владимир ДРУЖИНИН

Темы: