Лондонский глас народа

Организация People's Vote («Глас народа», то есть, по известному изречению, глас Божий) провела в Лондоне манифестацию, по всем меркам впечатляющую. Не желающие выхода Британии из ЕС и требующие нового референдума по этому поводу собрали более полумиллиона сторонников, причём полиция, которая обычно приводит цифры в несколько раз меньшие, чем у организаторов, в данном случае промолчала, признав крайнюю многочисленность мероприятия. 

Основную часть собравшихся составила молодёжь, мыслящая себя в рамках объединённой Европы (и только Европы!), которая протестовала против брексита , отнимающего у молодых людей будущее. Но были и нотабли, например, лейбористский мэр Лондона Садик Хан, который заявил: «Два варианта, которые нам может предложить премьер-министр, — это невыгодная сделка по брекситу или отсутствие какой бы то ни было сделки. Два с половиной года назад после первого референдума британцам обещали совсем не это, и у них должна быть возможность высказаться за то, чтобы остаться в Евросоюзе». 

Мэр Хан прав в том отношении, что переговоры Лондона с Брюсселем идут очень трудно, на континенте заняли жёсткую позицию, притом что до критического срока осталось всего ничего — через полгода, 29 марта 2019 года. Великобритания должна очистить помещение. Из чего делается вывод: давайте мы проведём новый референдум, который установит, что с выходом из ЕС мы просто пошутили. Брексит забудется, как дурной сон, и всё останется по-прежнему. 

Желание понятное. В шахматах и в картах игрок тоже часто желает переходить, сообразив, что сделанный им ход не сулит ему ничего хорошего. Правда, правила игры этого не дозволяют. «Карте место», — говорят игроки. 

Референдум по сути своей — самый сильный и последний довод в политике. Поэтому, кстати, им принято пользоваться с величайшей осторожностью. Если решение, принятое на референдуме 2016 года, в ходе его практической реализации оказалось для Британии далеко не таким выгодным — ну что же делать, раньше надо было думать. Если же заявлять: «Теперь нам не понравилось, мы проведём новый референдум», у брюссельских контрагентов возникнет вопрос, точно ли этот новый референдум будет окончательным или у островитян семь пятниц на неделе и не исключён потом ещё новый, etc. Вести дела с таким партнёром будет мало охоты.

При этом совсем не очевидно, что на континенте вообще жаждут вернуться к положению дел, существовавшему в 2016 году. Статус Великобритании был особым, исключавшим Шенген и евро, а в смысле субсидий и дотаций она (по мнению иных) получала гораздо больше, чем давала.

Это уже не говоря о том, что она полностью оправдала опасения генерала де Голля, не пускавшего Британию в общий рынок в 60-е годы, ибо она, как считал генерал, будет в нём троянским конём США. 

Поэтому возвращение блудной дочери в ЕС, скорее всего, будет сопряжено с рядом новых условий — и нет уверенности, что они понравятся продвинутой британской молодёжи и мэру Хану. И что тогда? Опять новый референдум? 

Почти сто лет назад британский международный чиновник и теоретик международных отношений Гарольд Никольсон издал в серии тогдашней библиотечки британского общества «Знание» поучительную брошюру под названием «Дипломатия». В ней он писал, сколь неверны представления широкой великобританской общественности о международных отношениях.

«В Великобритании, например, рядовой избиратель ещё не усвоил, что иностранные дела — по сути иностранные, т. е. то, что они затрагивают не только наши национальные интересы, но также и интересы других стран. Он думает, что внешняя политика строится таким же образом, как бюджет или любой закон, касающийся народного просвещения, т. е. что она подготавливается соответствующим министром, докладывается кабинету, одобряется парламентом и после этого передаётся для исполнения Министерству иностранных дел. Благодаря этому ложному представлению он считает, что достаточно придумать внешнюю политику, соответствующую интересам Великобритании, чтобы эта политика была выполнена. Он игнорирует тот факт, что внешняя политика должна быть согласована с другими державами, тоже обладающими могущественным вооружением для защиты своих интересов и предубеждений». 

И завершает свои рассуждения совсем резко: «Глупость подобных запросов заставляет иногда отчаиваться в демократической дипломатии».

По прошествии почти века повод для отчаяния никуда не делся.

Максим Соколов

Темы: