"Меркель должна уйти": русские немцы — о Германии после выборов

Состоявшиеся этой осенью выборы в бундестаг принесли успех право-консервативной партии "Альтернатива для Германии" (АдГ), набравшей около 13% голосов. Объединение, которое единственное проводило кампанию в том числе и на русском языке, массово поддержали избиратели из бывшего СССР. Благодаря мандатам от АдГ, депутатами парламента впервые стали выходцы из постсоветского пространства — Вальдемар (Владимир) Гердт и Антон Фризен. В послевыборный период "Альтернатива" сталкивается со стойко враждебным отношением главных политических сил, что усугубляет давно сложившуюся ситуацию: мнение российских немцев, в отличие от взглядов турецкой диаспоры, в Германии игнорируют.

"Нам объявили бойкот"

Необычный для истории ФРГ успех АдГ (с первой попытки партия вошла в 14 из 16 местных парламентов и в федеральный) не привел к интеграции силы, за которую проголосовали российские немцы, в политическое пространство. Произошло прямо противоположное: оказавшись во власти, АдГ недосчиталась важных прерогатив — вице-спикерства и права для старейшего депутата (им оказался представитель АдГ) открывать заседания парламента. Протесты ущемленных в расчет приняты не были. "В данный момент состоялось одно единственное заседание бундестага и завершилось оно двумя этими скандалами, а уже последующие дадут в связи с АдГ очень много поводов для обсуждения в стране и за рубежом. Это можно точно утверждать", — рассказал активист партии, уроженец советского Ленинграда Сергей Чернов.

Дальнейшее столкновение АдГ и немецкого истеблишмента действительно кажется неизбежным, поскольку между новой партией и остальными прошедшими в парламент разногласия слишком велики. "Альтернатива" выступает за отмену антироссийских санкций, немедленную отставку канцлера Ангелы Меркель и расследование по делу о допуске в Германию миллиона сирийских беженцев в 2015-2016 годах. Однако бойкот АдГ применяется и по другим вопросам, в которых компромисс кажется вполне возможным. 

"Среди фракций системных партий действует негласное правило — не вести никакой конструктивной работы с АдГ, а все предложения от нее блокировать. Дело доходит до того, что в парламентах предложения от AдГ отклоняются, а через некоторое время с той же инициативой выступает ХДС или ФДП", — рассказал  бывший кандидат в депутаты бундестага, уроженец Усть-Каменогорска Евгений Шмидт, уверенный, что речь идет о продуманной государственной политике.

"Все это было отчетливо видно уже во время предвыборной борьбы, когда местные власти под надуманными предлогами отказывались предоставлять нам помещения для проведения предвыборных мероприятий, а на членов партии AдГ оказывалось давление со стороны работодателей и профсоюзов, которые даже выпускали методические материалы для выявления симпатизирующих партии AдГ коллег на рабочем месте. Левые радикалы, получающие помощь от государства, осуществляли насильственные действия в отношении наших единомышленников, портили партийное имущество, пытались срывать мероприятия и многое другое", — говорит Шмидт.

Сергей Чернов приводит и конкретные примеры. "Ральф Штегнер, глава социал-демократов земли Шлезвиг-Гольштейн и лидер тамошней их фракции в ландтаге, призвал к следующему: "Нужно атаковать позиции и персонал правых популистов, так как они опасны". Затем министр иностранных дел Зигмар Габриэль призвал немецкие спецслужбы поставить АдГ как партию под наблюдение", — перечисляет Чернов.

"У русских и немцев есть общее свойство — долготерпение"

Восхождение на политический небосклон АдГ совпало по времени с приходом в активную политическую жизнь нескольких поколений русскоговорящих немцев, прежде не имевших общественных амбиций. Прибывшие в ФРГ в период правления канцлера Гельмута Коля экспатрианты в массе своей были благодарны властям новой родины за возможность вернуться. Вопрос об отстаивании своих прав многими из них и не поднимался. Голосование за альянс ХДС-ХСС Коля — а потом Ангелы Меркель — предполагалось само собой.

"По сути дела, мы сами позволили обращаться с собой не лучшим образом. В 1992 году никто не протестовал против того, чтобы пенсия переселенцам была срезана на 40%. Как и против того, что власти не растолковали нашим новым согражданам, кто мы и откуда. Тогда стереотипы холодной войны были в ходу: для местных мы были людьми, к которым следовало относиться с опаской, как к бывшим советским гражданам, о которых в школе не говорили ничего хорошего. Например, упоминались бомбардировки, которым СССР якобы мог подвергнуть ФРГ, — рассказывает  активист АдГ Вальдемар Биркле, выходец из Казахстана. — Понадобилось время, чтобы все это прошло".

Изолированные от политической жизни, столкнувшиеся с экономическими проблемами, российские немцы наблюдали за тем, как набирают влияние этнические общины, образованные мигрантами из других стран. В особенности это касается немецких турок. Притом что русскоговорящих в Германии больше, чем уроженцев Малой Азии, те несопоставимо шире представлены в органах государственной власти. Мысль о продолжающейся несправедливости подтолкнула многих немцев из бывшего СССР пойти в политику.

"Это неравенство, оно шло в какой-то степени от самих людей, определялось тем, что турки активно выдвигали свои кандидатуры, постоянно стремились, а мы — нет. Но дело не только в этом: объективно — они в гораздо лучшем положении. Помощь турецкой общине оказывает сама Турция, и она же стимулирует своих выходцев идти во власть. Мы же, особенно в эпоху Ельцина, оказались никому не нужны. А сейчас, если бы Россия помогла нам, ее сразу же обвинили бы во вмешательстве в немецкие выборы. Турки своей диаспоре помогают, но, конечно, обвинений против них нет", — говорит Биркле.
По мнению политического активиста, к тому, что мнение российских немцев не учли, привела их склонность принимать невзгоды слишком спокойно. "У русских и немцев есть общая черта — мы долготерпеливы, а у немцев из России, российских немцев, она выражена вдвойне. И многое происходит вследствие этого", — заключает собеседник .

По просьбе  депутат бундестага Антон Фризен, родившийся в казахстанской Успенке, прокомментировал участие русскоязычных немцев в политике ФРГ.

"Предубеждения существуют, к сожалению, везде и всегда. Напрямую касается это и отношения к бывшим гражданам постсоветских стран в ФРГ. Но большинство немцев знают, что это люди высокообразованные, работящие, приносящие много пользы Германии. Поэтому в целом отношение хорошее. У переселенцев из бывшего СССР есть отдельные интересы: это касается пенсионной политики, воссоединения семей. Поэтому важно, чтобы в бундестаге имелись представители русскоговорящих. На сегодняшний день таковые есть только во фракции АдГ. Вместе с тем я убежден, что в будущих созывах нашего парламента говорящих по-русски будет в несколько раз больше, чем сейчас", — считает Фризен.

Игорь Гашков
 

Темы: 
Теги: 
Блок: AdSense-content
Google AdSense responsive
Делегация американских военных, во главе с военным атташе Томасом Воффордом несколько...
11:34
Проект Конституционной реформы, по словам главы МВД Арсена Авакова, направлен на...
11:31
Генеральный секретарь ОБСЕ Томас Гремингер видит выход исключительно в политической воле...
11:28
Как заявил заместитель главы Администрации президента Украины Константин Елисеев, Украина...
11:20
Генеральную прокуратуру Украины (ГПУ) лишили права возбуждать уголовные дела и проводить...
11:07
В Киеве неизвестные вновь залили цементом Вечный огонь в парке Славы.
11:02
Село Набережное Новоазовского района на юге ДНР было обесточено в результате обстрелов со...
10:01
Первая леди Незалежной Марина Порошенко имеет непосредственное отношение к краже средств...
09:56