Несвобода слова: Борьба с оппозиционной прессой на Украине

15 декабря в РФ отмечается День памяти журналистов, погибших при исполнении профессиональных обязанностей, но эта памятная дата касается не только России, но и Украины

Со времени Евромайдана многие наши коллеги из России и Украины погибли на полях братоубийственной войны, и этот печальный отсчёт начинается с 19 февраля 2014 года, когда в центре Киева был убит репортёр газеты «Вести» Вячеслав Веремий. С тех пор список убитых на Украине представителей масс-медиа насчитывает почти два десятка человек — от рядовых журналистов (например, Дмитрий Иванов, в числе других погибший в одесском Доме Профсоюзов) до редакторов, убитых именно за свою профессиональную деятельность (Сергей Долгов, редактор газеты «Хочу в СССР», после пыток казненный боевиками, предположительно, батальона «Днепр-1»). На полях сражений, исполняя свой профессиональный долг, погибли фотокорреспондент Андрей Стенин, оператор Анатолий Клян, корреспонденты Игорь Корнелюк и Антон Волошин. В Киеве, далеко от линии фронта, были убиты известные журналисты Олесь Бузина и Павел Шеремет…

Помня о мертвых, надо не забывать о живых, которые сегодня тоже находятся в опасности — и на фронте, и в тихом, казалось бы, тылу. Здесь угрозы иного рода: преследования по политическим мотивам, избиения непокорных, незаконные задержания. Идёт борьба за само право пользоваться гарантированной Конституцией Украины свободой слова, то есть возможностью свободно и любым законным способом искать, получать, передавать, производить и распространять информацию. И вот это законное право на свободу слова чрезвычайно тревожит киевский режим.

С первых дней антиконституционного захвата власти вопрос пресечения нежелательной для властей информации стал для них вопросом жизни и смерти, то есть укрепления их власти или её свержения. Альтернативная информация о происходящих на востоке и юге Украины событиях серьёзнейшим образом отличалась от официальной киевской версии, а зачастую и напрочь опровергала её. В те дни журналистское сообщество Украины чётко разделилось на тех, кто принёс свою профессию в дар новой власти, и тех, кто считал своим долгом продолжать рассказывать правду о событиях, заступиться за оболганных и ошельмованных. 

Киевские СМИ давно и прочно были связаны с победившим Майданом миллионами нитей — от многочисленных западных грантовых программ до вассальной зависимости топовых журналистов по отношению к олигархам-работодателям. Многие из представителей киевских СМИ напрямую поддерживали госпереворот и принимали в нем личное участие. Неудивительно, что очень быстро центральные СМИ запестрели сотнями материалов, целенаправленно разжигающими ненависть к сопротивляющимся госперевороту жителям востока и юга Украины, вроде знаменитого титра на телеканале ICTV «Дихлофос для колорадов» (иллюстрировавшего массовое убийство в одесском Доме Профсоюзов). Подобных примеров можно привести многие десятки. 

А особо рьяные «патриоты», вроде известного тележурналиста Андрея Цаплиенко, поспешили подвести под человеконенавистничество теоретическую базу. В 2014 году Цаплиенко открыто признал: «Заради інформаційної безпеки ми порушуємо стандарти професії — відмовляємось бути відстороненими…» («Ради информационной безопасности мы нарушаем стандарты профессии — отказываемся быть отстраненными»). Параллельно его коллега, редактор популярного сайта «Главком» Юлия Ляхович публично заявила о необходимости появления Министерства Пропаганды — напомню, особого ведомства гитлеровского режима для работы с прессой. В одном из интервью Ляхович публично размечталась «о том, чтобы в Украине существовала организация, которую условно можно было бы назвать "министерством пропаганды"».

Её просьбы были услышаны, и вскоре после Евромайдана было создано специальное Министерство информационной политики Украины, которое наряду Национальным советом по вопросам телевидения и радиовещания и Государственным комитетом по телевидению и радиовещанию, осуществляет функции надзора и цензуры украинских СМИ. Плюс недремлющие глазёнки СБУ, МВД, прокуратуры, плюс мутный донос от разнообразных активистов и огромный список (663 киноленты) запрещённых фильмов от Государственного агентства по вопросам кино.

На территории Украины запрещены практически все российские СМИ, а собственно украинские оппозиционные средства массовой информации закрыты или загнаны в подполье ещё в 2014-15 годах.

Смеющие порою высказывать альтернативное мнение СМИ подвергаются систематическому давлению. Так, украинскими националистами осуществлена попытка поджога телеканала «Интер», невменяемой толпой был заблокирован телеканал «NewsOne», под ударом правоохранительных органов находятся популярные сайты «Вести» и «Страна.UA», а многие журналисты были арестованы по надуманным обвинениям.

С огромным трудом из застенков удалось освободить журналистов Руслана Коцабу (который, к слову сказать, недавно был избит прямо в центре Киеве), Елену Глищинскую, Артёма Бузилу, стримера Сергея Юдаева. Но под стражей остаются, например, сотрудники «17-го канала» и организаторы проекта «Медиалюстрация» Дмитрий Василец и Евгений Тимонин, получившие по 9 лет лишения свободы каждый. В некоторых случаях дело доходит до отвратительного абсурда: к делу арестованного журналиста Василия Муравицкого был приобщен неопознанный персонаж по фамилии Пампух, который оказался… обычным котом! 

Ежедневная работа СМИ сталкивается со значительными сложностями, в том числе, и со стороны так называемых активистов. 27 ноября неонацисты вывезли в лес и подвергли издевательствам блогера Александра Мединского, которого пытали и заставили рыть себе могилу. Согласно мониторингу «Индекс физической безопасности журналистов Украины», который союз журналистов Украины проводит совместно с партнерскими организациями, только за 10 месяцев текущего года зафиксировано 80 случаев проявлений «физической агрессии по отношению к журналистам» (как дипломатично сказано в сообщении СЖУ). Согласно сообщению Комитета по защите журналистов (CPJ), Украина в этом году впервые оказалась в списке государств, которые арестовывают журналистов за профессиональную деятельность, вместе с такими странами, как Экваториальная Гвинея, Гватемала, Ирак, Марокко, Нигер, Пакистан, Республика Конго, Сомали, Уганда…

Гонения на отдельные СМИ и журналистов надо рассматривать в более общем контексте борьбы режима с массовым инакомыслием, и скрывать это становится все тяжелее — в том числе и за пределами Украины.

16 мая 2017 года на Украине особым указом Порошенко были запрещены социальные сети «Одноклассники» и «ВКонтакте», что было расценено международной правозащитной организацией Human Rights Watch как «страшный удар по свободе слова на Украине», а президент Международной федерации журналистов Филипп Лерут назвал это скандальное решение «формой цензуры, которая противоречит принципам свободы выражения мнений и свободы прессы».

Рядовых граждан Украины, которые не имеют эфемерной зашиты в виде журналистского удостоверения, начали увольнять с работы, задерживать и даже арестовать за посты в социальных сетях. Причём власти, потоком возбуждая уголовные дела, сознательно смешивают личную оппозиционность гражданина с «изменой родине». Глава СБУ Василий Грицак отчитался о том, что с 2014 года на Украине арестовано 1 505 инакомыслящих. А всего за время после смены власти в стране «расследуется» или уже «расследовано» более 15 200 уголовных дел по статьям об «угрозе национальной безопасности» Украины. Однако, невзирая на озабоченность правозащитников, западные державы продолжают поддерживать киевский преступный и антидемократический режим.

Одновременно, решая свои сиюминутные политические задачи, украинские власти зачищают территорию государства и от неугодной иностранной прессы. Запрещён въезд многим журналистам из стран Западной Европы и России. А осенью 2017 года украинской прокуратурой как бы по запросу «Интерпола» были задержаны оппозиционные журналисты из Узбекистана, Азербайджана и Казахстана (режимы которых признаны авторитарными), что даёт основание предположить об их преследовании за политические убеждения.

Обратной стороной нынешней жизни украинских СМИ является их полнейшее внутреннее разложение и абсолютный цинизм. По мнению члена правления правозащитной организации «Репортёры без границ» Джемма Перцген «в 2016 году украинский телеэфир — арена информационной войны и разборок между конкурирующими между собой олигархами, а журналисты [превратились] в их марионеток». Коррупционные скандалы бушуют в самом профессиональном сообществе: в них уже успели засветиться известные журналисты Николай Княжицкий, Зураб Аласания, Роман Скрыпин, Сергей Лещенко. Например, долгое время специализировавшийся на антикоррупционных расследованиях журналист Сергей Лещенко отметился грандиозным скандалом вокруг неизвестно за какие средства приобретённой им фешенебельной квартиры в Киеве.

Сочувствовавшие перевороту топ-журналисты стали одними из главных выгодополучателей от насильственной смены власти, продолжающегося милитаристского психоза и манипулирования общественным мнением. Отделить настоящих журналистов от медиа-козлищ, многие из которых виноваты в самой обычной уголовщине — вплоть до сознательного разжигания межнациональный розни — задача не только уголовного права, но и самих потребителей информации. Если человек упорно употребляет ядовитый фальсификат, то вряд ли ему помогут врачи.

Константин Кеворкян