Один шанс на выстрел

Аналитик Александр Фролов — о том, почему проект «Северный поток - 2» остался на плаву, даже когда его союзники дрогнули

Август выдался жарким. Причем не только в смысле температурного режима, но и межгосударственных баталий и санкционных «пугалок». Всего через пару недель после того, как стало известно о намерении США распространить санкции на «Северный поток – 2», один из европейских участников будущего газопровода — компания Uniper — объявила, что может покинуть проект, если санкции коснутся и ее. Там опасаются, что Uniper могут изолировать от экономического мира, и она, вероятно, не сможет больше «использовать американский доллар в торговых операциях». Однако, как позже пояснили в компании, Uniper остается приверженцем проекта и намеревается бороться за его реализацию.

Сами по себе санкции против «Северного потока – 2» не могут испугать партнеров по проекту. Определенный набор ограничений против российско-европейского газопровода уже действует. И несмотря на это, участники проекта продолжают его реализацию.

«Северный поток – 2» слишком важен для европейской энергетической отрасли. И для его участников тоже. Например, Германия остается последовательным сторонником этого проекта, несмотря на любую антироссийскую риторику и различного рода санкции, введенные против нашей страны за последние четыре года. Введенные, в том числе, при участии самой Германии.

Главная причина, которая подстегивает европейские компании и страны участвовать в реализации «Северного потока – 2», — это украинский газотранспортный коридор. Эта «труба» требует капитального ремонта и модернизации, на которые хронически нет денег. При этом украинская газотранспортная сеть остается важнейшим коридором — до сих пор в Европу и Турцию по ней идет порядка 50% российского газа. Если «труба» откажет из-за своей изношенности, без газа останутся миллионы потребителей. Ситуация усугубляется еще и враждебными действиями местного руководства. Оно рассказывает гражданам своей страны о «войне с Россией» и одновременно требует от России продолжать транзит голубого топлива через свою территорию. Политическая шизофрения — это не лучший фон для ведения бизнеса, газового в том числе.

Построить замену этому маршруту — это вопрос энергобезопасности ЕС. Понимая этот простой факт, европейские компании все эти годы старательно обходят вводимые против «Северного потока – 2» ограничения. В 2016 году из-за угрозы санкций европейские участники проекта покинули компанию-оператора «Северного потока – 2» Nord Stream 2 (теперь ею единолично владеет «Газпром»). Из-за этого им пришлось искать новые формы финансирования газопровода. В конечном итоге европейские участники проекта перешли к кредитованию — они давали «Газпрому» в долг, чтобы тот продолжал строительство. Сами компании выступают в проекте как финансовые инвесторы.

Это говорит о том, что если бы проект носил чисто политический характер и был инициативой одной только России, его судьба была бы решена еще в 2016 году. Но европейский бизнес раз за разом выходил из-под санкционного удара и стремился вывести из-под него «Северный поток – 2».

В то же время нужно понимать: есть тот предел, после которого европейский бизнес больше не сможет поддерживать этот проект. Он лежит в плоскости финансовых потерь всего бизнеса компании-участника. В этом смысле представитель Uniper не сказал ничего нового, лишь признав очевидное. Но в то же время не менее очевидным является факт, что пока США не начали без разбора лупить санкционной дубиной и российский бизнес, и своих союзников, Uniper и другие участники «Северного потока – 2» проект не покинут. Об этом, в частности, говорит последний комментарий Uniper по этому поводу: компания и дальше «будет твердо привержена своим контрактным обязательствам по «Северному потоку – 2».

Для самих Соединенных Штатов вводить санкции, сокрушительно бьющие по крупным энергетическим компаниям из Евросоюза, — это большой риск. Ведь подобные действия — это фактическое объявление торговой войны и подталкивание ЕС к всё более тесным экономическим и политическим связям с Китаем. Выстрелить в своих союзников можно только один раз, во второй раз они уже не будут вашими союзниками.

В США наверняка это осознают и на эскалацию конфликта вряд ли пойдут. Поэтому ни перед Uniper, ни перед любым другим участником «Северного потока – 2» не встанет выбора — сохранить участие в проекте или свой бизнес.

А если всё же Соединенные Штаты рискнут стрелять в союзников, то даже без финансовой поддержки Uniper и других участников «Северный поток – 2», так или иначе, будет построен. Санкции сколько угодно могут ужесточаться, но никто не сможет запретить европейцам покупать российский газ, а Германии — зарабатывать на его транзите через свою территорию.

 

Александр Фролов