Отвечать за слова: как защитить общество от "фабрик фейков"

Недавняя трагедия в Кемерово показала необходимость борьбы не только с нарушениями правил противопожарной безопасности. Сразу активизировались так называемые "трупоеды" — блогеры с большой аудиторией, осознанно вбрасывавшие фейки о сотнях погибших, нехватке мест в моргах и так далее. В отношении одного из них, украинского пранкера Никиты Кувикова, уже заведено уголовное дело — но не за распространение фейков, а по статье 282 Уголовного кодекса "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства".

Информационная защита общества и государства

Удивительно, но ответственность за распространение ложной информации — в соцсетях, да и в интернете в целом — до сих пор внятно не отрегулирована.

Есть нормы Гражданского кодекса о защите чести, достоинства и деловой репутации, есть нормы Уголовного кодекса об ответственности за клевету — но все это действует только в отношении отдельно взятых лиц и организаций. К примеру, вы можете подать в суд на лицо, которое распространило клевету, но только в том случае, если это затрагивает конкретно вас. Если же распространена информация, унижающая вашу нацию, или происходит глумление над жертвами катастрофы — суд откажет в иске, так как ваши права формально не затронуты.

В России среди "прогрессивной либеральной общественности" живет мнение, что свобода слова — это абсолютная ценность, что права личности в этой сфере являются высшим приоритетом. Такое понимание демократии расходится с нашей Конституцией (статья 55), которая позволяет вводить ограничения прав и свобод "в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".

А если мы посмотрим на опыт европейского регулирования в этой сфере, то найдем немало неожиданного для наших доморощенных либералов. Например, в Германии действуют статьи немецкого Уголовного кодекса §90, §90а, §90b, предполагающие наказание за оскорбление федерального президента, государства и его символов и оскорбление органов власти и их представителей, — за это предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы. Трактуются данные нормы весьма широко: известны приговоры за утверждения, что Германия "не является правовым государством", а "идеологической диктатурой", использование в отношении федеральных выборов обозначения "мошеннический маневр". Также является наказуемым ложное сообщение о преступлении, под которое как раз могли попасть заявления российских блогеров о сотнях трупов в Кемерово, которые скрывает власть. В Германии также ежегодно выносятся десятки тысяч приговоров за клевету.

Почему же в "демократической и европейской" Германии государство и его интересы являются субъектом защиты, а в "тоталитарной" России — нет?

Во многом это следствие "реформ 90-х", когда свобода слова возводилась в абсолют, а механизмы защиты от тех, кто ею злоупотребляет, введены не были.

Например, закон о СМИ содержит формальную обязанность журналистов воздерживаться от злоупотреблений свободой слова. Однако дальше этой декларации дело не идет: например, СМИ можно лишить лицензии только в определенных случаях нарушения закона и невозможно это сделать, даже если оно постоянно публикует ложную информацию и проигрывает суды о защите чести и достоинства.

Блогеры: распространители информации без правового статуса

В этой ситуации статус блогеров вообще долгое время никак не регулировался, и только в 2014 году закон частично приравнял самых популярных из них к СМИ. В частности, блогер с общедоступным ресурсом и ежесуточной аудиторией более трех тысяч человек должен был регистрироваться в реестре, проверять публикуемую им информацию на предмет возможных нарушений законов (например, об экстремизме или о предвыборной агитации), проверять ее на достоверность и не публиковать недостоверные данные или клевету. Также закон обязывал публиковать свое имя и контактный е-mail-адрес для отправки туда юридически значимых сообщений. Вести реестр популярных блогеров должен был Роскомнадзор.

Илья Ремесло

Темы: