«Пэрэмоги» на фронте народного образования

Министерство образования и науки (МОН) Украины в лице директора департамента высшего образования Светланы Кретович отрапортовало о росте поступающей в украинские вузы молодёжи с «оккупированных территорий».

По словам Кретович, за три года работы образовательных центров «Крым-Украина» и «Донбасс-Украина», предоставляющих «упрощённый доступ» к украинскому высшему образованию, количество поступающих через эти организации, увеличилось вдвое.

«Упрощённый доступ» в данном случае – аттестация по украинскому языку и истории, плюс один экзамен, сдаваемый абитуриентами непосредственно в центре представителю выбранного вуза. Для крымской и донбасской молодёжи существует также замануха, когда поступивших на коммерческую форму обучения якобы переводят на бюджет по первому требованию. Похоже на очередной бесплатный сыр в мышеловке для очень наивных. Дела в высшей школе Украины настолько плохи, что речи быть не может о приёме на бюджет даже нескольких сотен желающих.

Светлана Кретович.

В ходе вступительной кампании 2016 года центры направили в вузы Украины менее тысячи человек, то в 2018 году – уже 1749, – оптимистично рапортует глава департамента.

Львиная доля поступивших приходится на центр «Донбасс-Украина» – 1522 человека в 2018 году. В 2017 и 2016 годах – 1346 и 855 человек соответственно.

Наибольшей популярностью у поступающих в этом году пользовались постмайданные симулякры-новоделы, укомплектованные сбежавшими из Крыма и ЛДНР преподами: «Таврический национальный университет им. Вернадского», «Луганский национальный университет им. Шевченко» и «Восточноукраинский национальный университет им. Даля».

Через ОЦ «Крым-Украина» в этом году поступили 277 человек. В 2017-м – 204, в 2016-м – 153.

Крымчане, позарившиеся на учёбу в вузах Украины, выбрали всё то же казаринское «ПТУ им. Вернадского», а также Львовский политех и Киевский национальный университет экономики им. В. Гетьмана, филиал которого долгое время работал в Крыму.

Всего по данным Кретович в ОЦ «Крым-Украина» и «Донбасс-Украина» за консультациями обратились 779 и 3186 человек соответственно.

При этом глава департамента оговорилась, что «эта статистика – не сколько всего в украинские вузы поступило крымчан или жителей неподконтрольной территории Донбасса. Речь идет лишь об упрощенном поступлении через образовательные центры. Те дети, которые получили полное общее среднее образование дистанционно и сдали ВНО (украинский аналог ЕГЭ), имели возможность поступать в любой вуз Украины. Но такая статистика не ведется прежде всего из соображений безопасности».

Странно получается. Абитуриентам с «оккупированных территорий» по непонятным причинам поступать в по упрощённой схеме в заведения «вузовского гетто» от Одессы до Запорожья почему-то безопасно и по ним статистика ведётся, тогда как абитуриенты, проходящие мимо образовательных центров внезапно подвергаются опасности и статистика по ним не ведётся.

Жаль, чиновница не уточнила, – какого рода опасности подстерегают стихийно приехавшего на Украину абитуриента из Крыма или ЛДНР.

Подобное положение дел вызывает обоснованное подозрение, что даже те скромные достижения, что представлены официальной статистикой являются, мягко говоря, недостоверными.

Довольно интересно объясняют «растущую популярность» украинских вузов среди крымской молодёжи «эксперты и аналитики» из Центра гражданского просвещения «Альменда» – одной из грантоедских лавочек, окопавшихся в т. н. «Крымском доме», завлекающих вчерашних школьников Крыма получать «высшее и профессиональное образование европейского уровня на Украине».

По неутешительным данным «экспертов», с 2014 года в Крыму происходит резкое сокращение количества высших и средних учебных заведений, а также снижен студенческий набор. Внимание в основном уделено поглощению Крымским федеральным университетом других вузов Крыма.

Что на самом деле? Да, в 2014 году на базе КФУ был организован супервуз, в который вошли практически все государственные высшие учебные заведения Крыма, практически полностью сохранившие свою структуру. При этом, отдельные факультеты КФУ были укрупнены до размеров институтов (например, физический факультет был преобразован в физико-технический институт) с добавлением новых специальностей, обновлением матчасти и усилением профессорско-преподавательского состава кадрами с материка.

Не следует думать, что это исключительно крымское явление. Укрупнению подверглись и другие вузы России. Так, профильным министерством было принято решение о слиянии Московского института тонких химических технологий им. Ломоносова и Московского института радиоэлектроники и автоматики. Объясняется такое слияние тем, что МИТХТ готовит инженеров-химиков для электронной, полупроводниковой и оптической промышленности.

Под крышей легендарного СТАНКИНа в настоящее время сгруппировалось целых пять институтов. Тенденция налицо.

Трудно сказать, насколько обосновано подобное решение. Время покажет. Известно, что одним из главных соображений было – сократить управленческий аппарат вузов и расходы на его содержание, сохранив при этом научно-учебную часть.

Очень возможно, что в Крыму сокращен и приём студентов. И вовсе не потому, что «оккупанты ликвидируют образование», как верещат граноеды и чиновники из-за Перекопа. Из объективных причин следует назвать невостребованность специалистов в области украинской филологии, а также тот факт, что крымской молодёжи открылось обучение в университетах по всей России. Так, многие выпускники школ полуострова едут на учёбу в Краснодар, Таганрог и Ростов, а то и на Дальний Восток.

Немаловажно и то, что в Южном Федеральном Округе, куда входит Республика Крым, возникла уникальная ситуация – в нём работает сразу два федеральных университета, Крымский и Ростовский, хотя положен только один. После вливания в ЮФО статус КФУ остался неизменным! Краснодарский университет, к примеру, имеет только краевой статус.

А вот что заслуженно ликвидировали в Крыму, так это расплодившиеся со времён Украины частные лавочки с душистыми названиями, вроде «Техасско-Таврический университет мирового бизнеса им. Соньки Золотой Ручки». На деле, эти лавочки имели третий уровень аккредитации (техникум) и являлись помпой для откачки денег из карманов наивных граждан.

Что касается Украины, то ещё в 2015 году, во время визита в Черниговский национальный педагогический университет, Його Кондитерська Высокоповажнисть, озирая с трибуны шоколадным глазом состояние высшей школы «Европейской Державы», постановила сократить количество вузов с 802 до 317. Среди них попали под сокращение всевозможные коммерческие ПТУ с университетским статусом, но и немало настоящих вузов. Менее 500 учащихся в колледже и менее 6000 в университете? – лишить лицензии. При этом, колледжи и университеты не укрупняют, как в России, а ликвидируют. Таково требование МВФ.

Но и это ещё не всё. В 2016 году отставной замминистра МОН Деревянко на форуме «Бизнес и университеты» негромко сообщил, что со временем на Украине останется максимум 60-70 вузов, а остальные либо будут полностью упразднены, либо получат статус «неприбыльных» и в лучшем случае получат частичное финансирование из бюджета. Сообщение вызвало панику среди преподавателей и учащихся фундаментальных дисциплин (физика, математика, биология), которые по определению не могут быть прибыльными.

Впрочем, в данном случае майдауны не изобрели велосипед. Своё желание «оптимизировать расходы» на народное образование они выдают за «общемировой опыт» США, Австралии и некоторых европейских государств, отдавших образование и значительную часть научных исследований в частные руки. А это значит, что украинским студентам, упорно лезущих в «онижедети», предстоит на своём опыте узнать, как с младого возраста влезть в (зачастую) пожизненную долговую яму, собирать по копейке на своё образование и даже прервать учёбу на несколько лет, чтобы за это время ударно вкалывать не видя белого света, чтобы в финале увидеть заветный диплом. За что боролись…

Александр Ростовцев

Темы: