Почему я пойду на выборы

Помните тот неистовый ажиотаж перед референдумом 11 мая? Я думаю, все, кто участвовал, помнят. Как мы переживали, как мы радовались, что да, вот, наконец-то мы отделаемся от этих непонятных товарищей в вышиванках, которых мы вынуждены кормить, а те еще и носом вертят, плохие мы для них… Ну, в общем, мотивы, может, были у всех разные, но настроение у идущих голосовать было одинаково приподнятое. Мы же все в той или иной степени верили в наше скорое светлое будущее. Я, например, хотела, чтобы у нас получилось как в Крыму. Помните, как Путин поздравлял крымчан, когда те провели свой референдум и присоединились к России? О, какие это были слова! Помните? «После тяжелого, длительного, изнурительного плавания Крым и Севастополь возвращаются в родную гавань! К родным берегам, в порт постоянной приписки, в Россию!»

Я тоже захотела воссоединиться со своей Родиной. Тогда я поняла, где я родилась. Тогда я вспомнила, что такое Великая Держава...

Меня недавно спросили, пошла ли бы я на референдум, если бы понимала, что нам, Донбассу, будет гораздо сложнее отделиться от «Единой». И, вы знаете, пошла бы. Да и куда бы я делась! Мальчик, с которым мы когда-то учились в параллельных классах, как-то сказал: «Донбасс, как Крым, просто так сейчас уже никто не отдаст, и лояльность народа к России здесь на порядок меньше чем в Крыму. Расшатывать лодку, в которой сами находимся, смысла нет никакого». И вот эта «лодка» меня так зацепила! Вот что это была за лодка? Давайте призадумаемся, давайте вспомним. Вот, до войны. Допустим, вы — молодой перспективный специалист среднего достатка. Сколько Вы платите за жилье? Сколько Вы тратите в неделю на еду? А на работу Вам далеко ездить? — почем бензин? Как много денег уходит у Вашей жены на косметику? А дети у вас есть? — они любят игрушки и сладости? — а репетитор по математике не нужен? А пенсия у родителей позволяет им помогать молодой семье или они сами лишь выжить способны? Сопоставьте свои доходы со своими лишь самыми необходимыми тратами. Хороша лодочка?

Даже имея собственный бизнес, вы здесь не можете его развивать достойно! У вас нет даже возможности зарабатывать много и честно. Это абсолютно несопоставимые понятия в нашей бывшей стране.

И тогда я для себя решила, что в этой «лодке» я не хочу плыть. Уж лучше вплавь.

Меня обвиняют, что я воспеваю времена СССР как райскую жизнь, ничего о ней не зная, ведь я была ребенком. Но нет же, нет. Это не так. Конечно, родители, рассказывая о своей беззаботной юности, не скупились на подробности. Жили в период рассвета советской власти без страха перед завтрашним днем. Студенты были обеспечены работой, семьи жильем, дети — бесплатным питанием в школе и «кружками» по интересам. Не было нищих, бездомных, безработных, обездоленных. До всех было дело государству, все слои населения были окружены необходимым вниманием.

Жаль, что я, «дитя перестройки», помню Советский Союз лишь в конце восьмидесятых, когда уже начали делить власть, когда нас все больше отдаляли от России. Тогда уже всем было нелегко. И мне мама перешивала свои старые платья, и макароны с хлебом на ужин мы кушали... Да и то, больше не из-за отсутствия денег, а из-за хронического дефицита в стране.

Да, сейчас я свободно могу купить своему сыну ананас, моднявые кроссовки и большой красивый конструктор, но в целом, объективно, сейчас мы живем хуже. Гораздо хуже. Люди вокруг стали тупее и злее. Вот, например, взять ту же западную Украину: в основной массе на западной Украине живут приятные милые люди. Но те, кто ведет себя девиантно, — отличаются особой, нечеловеческой ожесточенностью именно по отношению к русскоязычным людям, «москалям», как они нас называют. Хотя мы, люди Донбасса, в большинстве своем знаем украинский язык, и владеем им досконально.

Завязались спорить с одной дамочкой в соцсетях, так она меня обвинила в том, что я не патриот своей страны, сепаратистка, предательница и т.д. (писала при этом по-русски и с ошибками). Ну, скажите мне, добрые люди, кто из нас на Донбассе, будучи еще в составе Украины, мог быть патриотом? Тогда, в марте, я ей ответила следующее: «Я не патриот вообще. Мне все равно, как будет называться место, где я живу. Важно, чтобы было комфортно. Да, напрягает вездесущая коррупция, слишком завышенные налоги, необоснованные цены коммунальных услуг, стоимость недвижимости, заоблачные таможенные ставки и все такое... Но! Моей семье живется относительно нормально и сейчас. У нас не слишком большой дом, недорогой автомобиль (пока один), и я бы с радостью уехала отсюда, если бы не бизнес мужа, который приносит пусть не очень большой, но стабильный доход. Страшно растить детей в этой несчастной растерзанной стране, где я не знаю, что будет дальше. Ваши ведь единомышленники орали со сцены, что тем или иным способом расправятся со всеми юго-восточными жителями. Так вот. Мой муж очень рвется защищать свою семью и свою Родину. Не Украину, нет. Родину-мать, Русь, Донбасс, в конце концов. И навыки у него есть. Только защищаться, похоже, придется от вас, глупых, обманутых, агрессивно настроенных «полуземляков», не желающих слушать ничего, кроме лозунгов, потому что кроме лозунгов, в головах ничего не помещается!»

И что же вы думаете? Я оказалась права. Только теперь и я патриот. Я — патриот своей Новороссии. И мой муж, и мой отец, и мои братья — все стоят на страже спокойствия своей семьи, своего клана, если хотите. И эти выборы в народный совет нашей новой Республики, они нам нужны. Теперь я это понимаю. Все вообще просто.

Я задалась целью выяснить для себя, что дадут нам эти выборы, и насколько они, действительно, необходимы нам сейчас, — ведь вокруг война, казалось бы, можно и обойтись, пока там все уляжется. Оказывается, само не уляжется. Все взаимосвязано. Чтобы в мире нас признали, мы проведем легитимизацию власти, т.е. подтвердим законность своего государства на его территории с его инфраструктурой.

Я общалась со специалистами: политиками, историками, политтехнологами, аналитиками. Я хотела, чтобы мне объяснили нормальными, простыми словами, в доступной для обывателя форме, почему нам нужны эти выборы. Естественно, было много «воды», конечно же, было много заумных фраз, узкоспециализированных терминов, о значении которых я могла лишь смутно догадываться. Но я для себя уяснила. Выбирать, в принципе, все равно из чего. В блоках представлены и «Новороссия», и «СВД Беркут», и коммунисты, и ополчение, и бойцы «Оплота», и даже «Востока». Суть как раз в том, что это все наши представители, которые в целом борются за нашу общую идею, идею нового государства с восстановленной социальной справедливостью, где каждый человек будет защищен, где любой труд будет востребован.

В мировой практике есть такое понятие, как «легитимность власти». Если власть легитимна, то другие государства имеют право представлять наши интересы, нашу страну. То есть, помогать нам не только финансово, но и политически. Мы должны быть представлены мировому сообществу политически. Нас должны признать, мы должны донести, что мы отдельный субъект, способный принимать политические решения, представлять свои экономические интересы на мировой арене. В данном случае мы сможем установить и развивать экономические отношения с Россией, Казахстаном, Беларусью — полностью с Евразийским Союзом. И когда мы будем представлены, мы сможем выходить и за рамки Украины, даже в Европейский союз. В любом случае, им придется с нами работать, ввиду того, что мы такой же экономический субъект, и наши рынки для них будут интересны, в т.ч. и рынок сбыта. То есть, мы производим продукцию, мы не полностью себя можем обеспечить всей номенклатурой, и часть этой продукции мы будем должны брать у Европы. Если им интересны наши рынки, то они будут работать и с нами. Есть пример Молдовы, где есть Приднестровская Республика и, собственно, сама Молдова, и администрация Молдовы вынуждена считаться с требованиями Приднестровской Республики, которая работает с Европой, и занимается экспортом своей продукции как в Россию, так и на европейские рынки.

О соцвыплатах: формирование собственного бюджета позволит начислять собственные пенсии и размеры этих пенсий, не советуясь с Киевом и ни в чем не ограничивая себя. Если мы хотим выплачивать пенсии, то мы должны понимать, откуда будет наполняться бюджет: будет этот бюджет внутренним, либо часть субсидий мы будем получать из других стран как помощь развивающемуся государству. И тут нашим партнерам-соседям нужно понимать, с кем вообще они будут иметь дело: это революционное правительство, которое может завтра уйти, или это правительство, которому народ доверяет.

Была революция. В новый парламент вошли революционеры, — понятное дело, все они хотели изменений в стране, все они болели, сражались за нашу Родину. Но эти люди – далеко не профессионалы. Они не имеют опыта ни в законотворческой, ни в исполнительной, ни в судебной власти. Это простые люди, которые хотели перемен в нашей стране. Сейчас же мы выберем парламент, который будет более профессионально подходить к своим обязанностям. Это люди, которые должны сформировать все органы власти и наладить их работу, разработать структуры, которые смогут поднять страну на новый уровень, смогут запустить рычаги и наладить жизнь в стране.

Механизм же ухода у нас будет применяться, как и во всей мировой практике: через выборы и отзыв депутатов. Собираются подписи на участках, и депутата можно отозвать. В принципе, если есть заинтересованные люди, если они видят, что их права не представлены, они не защищены, то они могут цивилизованно поднимать процедуру отзыва депутата или целой группы.

О бензине: если мы будем входить не в Европейское сообщество, а в Евразийский союз, то для нас будут формироваться отдельные цены, которые будут удовлетворять и наши интересы тоже. Мы сами сможем договариваться без оглядки на Киев. Бензин будет дешевле, потому что у Киева были плохие отношения с Москвой, и Москва пыталась эти отношения урегулировать, в том числе и через энергоносители. У нас с Москвой отношения хорошие, и мы можем получать энергоносители по льготным ценам. И тут не в том даже дело, что мы – молодое государство, а в том, что мы выходим в евразийский рынок, а условия для стран евразийского рынка – льготные.

Что же касается своевременности выборов, то ведущие аналитики многих государств утверждают, что на Донбассе сейчас тупиковая ситуация, и война может продолжаться до бесконечности, в итоге она может вырасти в какой-то большой европейский кризис, который потянет за собой такие же революционные действия и в других европейских странах. Поэтому единственным выходом из сложившегося положения будет разделение Украины на, собственно, Украину и Новороссию. Конечно, есть зачинщик – Соединенные Штаты Америки. Цель их понятна: им нужно господство и управление миром. А как это сделать проще всего? – посредством войны. Для них выгодна затянувшаяся война на Донбассе.

Мне надоела война. Хватит уже позволять представителям «мирового господства» приносить кровавые жертвы!

Мы многое сделали, и не нужно останавливаться на полпути и опускать руки. Нужно сделать еще больше. Лично я начну с того, что пойду, все-таки, на эти ноябрьские выборы. Я уверена, что так будет лучше.

Анна Беляева