Польша хочет оставить Европу без газа?

Санкции, санкции и еще раз санкции

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий раскрыл некоторые подробности того, что Варшава хочет получить от Вашингтона в деле противодействия совместному австрийско-германско-голландско-российско-французскому проекту строительства газопровода «Северный поток — 2» / Nord Stream — 2. В интервью журналистам по итогам встречи в субботу, 27 января, с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном глава польского правительства заявил: «Да, мы говорили о СП — 2. Мы хотим, чтобы строительство этого газопровода было объято режимом санкций американского закона от 2 августа 2017 года, в котором говорится о санкциях против России. Предыдущее толкование этого документа государственным департаментом США было для нас неоднозначным и неудовлетворительным. Это очень важный момент для нас в наших переговорах с Соединенными Штатами. И речь идет не только о нашей энергетической безопасности, но и о безопасности всего региона».

Речь идет о законе «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA), который был принят подавляющим большинством американских законодателей, но вопреки позиции американского президента Дональда Трампа. Хозяин Белого дома заявлял тогда, что конгресс США урезал его полномочия как главы государства, однако был вынужден подписать закон «ради национального единства». 29 января министерство финансов США, госдепартамент и спецслужбы должны будут представить депутатам доклад с рекомендациями о целесообразности расширения экономических санкций в отношении России. Как отмечают некоторые американские эксперты, хотя закон разрешает вводить санкции против тех, «кто поддерживает российские энергетические трубопроводы, немедленное введение санкций в отношении европейских энергетических компаний, поддерживающих «Северный поток — 2», маловероятно». Поэтому от мнения госсекретаря в определенном смысле будет зависеть, рекомендует он выступить против СП — 2 или пока воздержится.

Строительство газопровода

Во время пресс-конференции в Варшаве с польским министром иностранных дел Тиллерсон, комментируя «Северный поток — 2», в общих словах осудил этот проект. Но и сделал пару уточняющих замечаний. «Американские компании имеют нужные продукты и услуги, чтобы внести свой вклад в энергетическую безопасность Польши, и я был очень рад обсудить эти вопросы с премьер-министром», — отметил госсекретарь. И позже добавил: «В отношении того, что можно сделать, мы будем и впредь предпринимать все возможные шаги. Я думаю, однако, мы должны признать, что действительно есть значительные европейские инвестиции в этом проекте, поэтому не все являются единомышленниками в вопросе «Северного потока — 2» и влияния, которое он может оказать на общую стабильность Европы и европейскую энергетическую безопасность. Но наша позиция, я думаю, очень ясна». Это несколько двусмысленные заявления, которые можно истолковать по-разному. Однако фактом есть то, что Тиллерсон признал в проекте интересы и Европы тоже, а не одной России.

Варшава же пытается представить «Северный поток — 2» преимущественно как «интригу Москвы», вскользь упоминая о «немцах и австрийцах», которые не вполне «осознают», какое «политическое значение» будет иметь СП — 2. Ведь после строительства его украинцы лишатся поступлений от транзита, а может даже и самих поставок газа. Правда, встает вопрос, а что сама Польша делает для Украины? И дело тут не только в том, что польская деловая газета Dziennik Gazeta Prawna со скепсисом относится к тезису о взаимосвязи запуска «Северного потока — 2» с угрозами независимости Украины, так как наличие транзитной трубы нисколько не помешало России попытаться «разбить Украину» в 2014 году. На днях сейм Польши принял поправки в законодательство, устанавливающие уголовную ответственность за пропаганду криминальной деятельности украинских националистов в 1925 — 1950 годах, а также за отрицание геноцида поляков во время Волынской резни. В Варшаве не могли не понимать, что это поднимет на дыбы нынешнее агрессивное националистическое меньшинство в Киеве, которое подчинило себе большинство в Верховной раде, контролирует гуманитарный блок и скооперировалось с силовиками. Они уже требуют отставки главы МИД Украины, расшатывая и без того хрупкую стабильность в стране. Так и до раскола недалеко. Не похоже, что Польша здесь пришла на помощь Киеву.

Это первое. И второе. Варшава и Вашингтон в отношении российско-европейских газопроводных и нефтепроводных проектов могут преследовать разные цели. Как отмечает польский эксперт Анджей Щенсняк, США давно хотели бы поставить Европу в энергетическую зависимость от себя. Инструменты, которые они используют, разные. Американские лоббисты, работающие с Европейской комиссией, «мозговые центры», средства массовой информации, наконец, политики в ряде стран — членах ЕС. Так, в Польше, Чехии, Румынии, Украине или Венгрии назначаются специальные представители по вопросам энергетики, которые проталкивают «проекты диверсификации», блокируют доступ «Газпрома» к рынку Евросоюза и стимулируют закупки газа в США. Правда, в последние годы из стран Центральной Европы только Польша осталась на прежних позициях, активно поддерживая американскую риторику. Остальные разворачиваются на восток.

Производство труб для газопровода «Северный поток»

Но чего на самом деле хочет Вашингтон, когда говорит о «диверсификации»? Как-то странно, что США развалили богатые энергоресурсами некоторые страны Ближнего Востока, о совместных наземных транзитных проектах мало кто уже говорит. А сейчас американцы подбираются к Ирану с идеей «персидской весны», что способно перенести нестабильность в Азербайджан, на который раньше — хотя бы на словах — делалась ставка в качестве альтернативного России поставщика. Действительно ли США заинтересованы лишь в том, чтобы отсечь конкурентов в сфере нефти и газа и наводнить Европу своими энергоресурсами? Или, может быть, дело в другом — посадить Евросоюз на «голодный энергетический паек», обрушив тем самым европейскую промышленность? Это, конечно, лишь предположения и допущения. Но в политике принято рассматривать все варианты. Для Польши в данном случае важен вопрос, в какую игру играет она и отдает ли себе отчет, что стоит на кону.

 

 

Станислав Стремидловский

 

 

Темы: