Польша как провокатор Второй мировой

23 сентября 2009 года Сейм Польши принял резолюцию, охарактеризовавшую Советский Союз как одного из виновников (наряду с гитлеровской Германией) развязывания Второй мировой войны. При этом как-то обошли вниманием тот факт, что в действительности именно Польша до 1939 года была союзником Германии и вместе с ней участвовала в вероломной оккупации и расчленении суверенного государства — Чехословакии. Непосредственными виновниками Второй мировой войны являются люди, стоявшие в конце 1930-х годов во главе Польши.

Можно сказать, что условия для сотрудничества Польши с нацистским режимом Германии сформировал в свое время маршал Юзеф Пилсудский, фактически бывший военным диктатором польского государства на протяжении 1926-1935 гг. Именно Юзеф Пилсудский, польский националист правых взглядов, известный своими антироссийскими, антисоветскими и антикоммунистическими позициями, организовав и осуществив в Польше военный переворот, способствовал дальнейшему превращению страны в праворадикальное авторитарное государство. Польша Пилсудского проводила националистическую политику, дискриминировала национальные меньшинства, а в качестве главного врага неизменно рассматривала Советский Союз.

Польша как провокатор Второй мировой

Как известно, польский националист Пилсудский еще до начала Первой мировой войны уже был ярым противником России. Он начал формирование на территории Галиции военизированных структур Стрелецкого союза, занимавшихся подготовкой польских добровольцев. Отметим, что это происходило в 1913 году. Спустя год, в 1914 году, возглавляемые Пилсудским Польские легионы вступили в войну против Российской империи на стороне Германии и Австро-Венгрии. Пилсудский объяснял свою позицию довольно хитро — якобы после разгрома России силами Германии и Австро-Венгрии последние, в свою очередь, должны быть разбиты Англией и Францией, после чего Польша достигнет долгожданной независимости. На самом деле, польские легионеры Пилсудского сражались на стороне Австро-Венгрии и Германии против российской армии вплоть до 1917 года. Повлиял на позицию Пилсудского только перелом в войне в пользу Антанты, после чего польский лидер как хитрый лис моментально переметнулся на сторону вчерашних врагов и приказал легионерам не присягать на верность Германии и Австро-Венгрии. 11 ноября 1918 года регентский совет назначил Пилсудского начальником Польского государства.

Таким образом, основы политической беспринципности Пилсудского сформировались еще за двадцать лет до прихода к власти в Германии нацистов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в 1930-е годы Польша металась между Англией, Францией с одной стороны и Германией с другой стороны. Едва достигнув политической независимости, Польша сразу же начала вынашивать агрессивные планы восстановления «польской державы» примерно в границах Речи Посполитой. Начались вооруженные конфликты с соседними государственными образованиями — Чехословакией из-за Тешенской области, Литвой — из-за Виленской области, Украинской Народной Республикой — из-за Восточной Галиции и Западной Волыни. То есть, Польша сразу же зарекомендовала себя в качестве опасного государства-агрессора, настроенного на расширение своей территории любыми способами, в том числе и вооруженным путем.

Когда УНР прекратила свое существование, главным противником Польши на востоке стала Советская Россия. Польша по-прежнему рассчитывала «вернуть» украинские и белорусские земли, которые она необоснованно считала своими. Началась советско-польская война. В отношении советских людей польские войска вели себя крайне жестоко. Так, задолго до гитлеровской Германии польским командованием были организованы концентрационные лагеря, в которых погибли до 80 тысяч россиян — русских, белорусов, украинцев и представителей многих других национальностей. За военные преступления времен советско-польской войны Варшава так и не понесла заслуженной ответственности.

В результате советско-польской войны 1920-1921 гг. под властью Польши оказались земли Западной Белоруссии и Западной Украины. Польское руководство сразу же приступило к реализации сугубо националистической политики на этих землях. Современные украинские и белорусские националисты почему-то не любят вспоминать, как вели себя польские власти на территории Галиции, Волыни, Западной Белоруссии. Между тем, там практически реконструировались порядки Речи Посполитой. Польское население считалось привилегированным, украинское, белорусское, русское, еврейское — дискриминировалось. Равным образом выстраивалась и религиозная политика польского государства. Подавлялась всякая национальная активность украинского и белорусского населения, причем не только коммунистические партии, но и национальные организации украинцев и белорусов были загнаны во время польского управления этими территориями в глубокое подполье.

26 января 1934 года в Берлине была подписана "Декларация о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией", которая предусматривала развитие двусторонних отношений между странами. Польское руководство было очень обрадовано фактом установления добрососедских отношений с гитлеровской Германией, хотя власти последней сумели обойти стороной вопрос о польско-германской границе — ведь у Германии после Первой мировой войны были свои территориальные претензии к Польше. Наивные польские политики поверили в то, что полностью обезопасили Польшу на западе и теперь можно окончательно сосредоточиться на восточном направлении — борьбе против большевистской угрозы. Когда Германия вышла из Лиги Наций, интересы Берлина в международной организации стала представлять Варшава. Таким образом, Польша превратилась в одного из ближайших партнеров Германии в Восточной Европе.

Когда в мае 1935 года Юзеф Пилсудский скончался, власть осталась в руках его ближайших соратников. Маршал Эдвард Рыдз-Смиглы был давним сослуживцем Пилсудского по Польским легионам, в которых он быстро дослужился с капитана до полковника. Хотя как полководец Рыдз-Смиглы был весьма посредственен, это не помешало ему сделать большую военную карьеру и дослужиться до звания маршала, которое было присвоено ему как генерал-инспектору Войска Польского в 1936 году. Нерешительность маршала Рыдз-Смиглы в 1939 году сыграла важную роль в полном военном поражении Войска Польского. Во время встречи с Германом Герингом, посетившим в феврале 1937 года Польшу с визитом, Рыдз-Смиглы согласился с ним в том, что угрозу и Польше, и Германии представляет не просто большевизм и советское государство, но Россия как таковая, вне зависимости от господствующей в российском государстве идеологии, формы правления и политического курса. Тогда Рыдз-Смиглы, разумеется, еще не знал, что спустя два с половиной года бравые ратники Войска Польского потерпят сокрушительное поражение от частей вермахта и будут вынуждены частью сдаться в плен, а частью эвакуироваться за пределы польского государства.

Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек тоже был ближайшим соратником Пилсудского по Польским легионам. Звание полковника он получил в 20 с небольшим, а в 36 лет стал заместителем премьер-министра Польши. Именно Юзеф Бек был автором польской внешней политики 1930-х годов. Сначала он разработал абсолютно бредовую концепцию «Третьей Европы», предполагавшую военно-политический союз Польши, Румынии, Венгрии, Югославии и Италии. Однако консолидировать все эти страны, к тому же обладавшие непростыми взаимоотношениями друг с другом, разумеется, не удалось. Тогда Юзеф Бек обратился к «германскому повороту» в польской внешней политике. Он решил, что именно Германия может стать основным союзником Польши в геополитическом противостоянии с Советским Союзом. Сама по себе ориентация на Германию также выглядела абсурдно, особенно учитывая наличие нерешенных территориальных претензий Германии к Польше, например — на город Данциг. Юзеф Бек стоял и за антисоветской линией польской внешней политики второй половины 1930-х годов, под любыми предлогами отказываясь от сближения с Советским Союзом. Впоследствии такая позиция Юзефа Бека очень дорого обошлась польскому государству — возможно, именно из-за нее Польша в 1939 году прекратила свое существование как независимое государство и была оккупирована гитлеровскими войсками.

В 1938 году Польша приняла участие в одном из первых глобальных политических преступлений гитлеровской Германии — уничтожении суверенной Чехословакии. К Чехословакии Польша давно предъявляла территориальные претензии, рассчитывая присоединить Тешенскую область. Кроме того, Варшава просто завидовала Праге, поскольку Чехословакия развивалась достаточно динамично и в целом была более прогрессивным, чем Польша, государством. Юзеф Пилсудский называл Чехословакию не иначе как «уродцем, созданным Версальской системой», отсылая к разделу европейских границ после 1918 года. Однако и Польша была точно таким же продуктом раздела империй, распавшихся после Первой мировой войны. Политическая близорукость польских руководителей была очевидна — если бы Пилсудский и его последователи могли бы выйти за пределы своей патологической русофобии и жадности до чужих территорий, они бы понимали, что вслед за Чехословакией неизбежно придет очередь Польши. Ведь Польша, как и Чехословакия, также представляла собой «уродца, созданного Версальской системой», да еще и обладавшего лакомыми для Германии территориями.

Судьба Чехословакии в 1938 году оказалась в руках польских политиканов. Именно они категорически отказались пропустить через свою территорию части советской Красной Армии, чем подписали смертный приговор Чехословацкой республике. Ведь Советский Союз был готов оказать Праге военную помощь и оказал бы, если бы не предательская позиция польского руководства. Польша рассчитывала, что ее пригласят на Мюнхенскую конференцию, где обсуждалась дальнейшая судьба Чехословакии, однако этого не произошло. В Мюнхене встретились представители Великобритании, Франции, Германии и Италии, но польскому представителю в участии в конференции было отказано. Этим великие державы Европы вполне откровенно показывали Варшаве ее место в европейской политике.

Тем не менее, 2 октября 1938 года польские войска вступили на территорию Чехословакии и заняли Тешенскую область. Для Польши территориальные приобретения не были значительными — она увеличила свои земли лишь на 0,2%. Но зато в Тешенской области располагалось не менее половины крупных чехословацких предприятий и это позволило сразу же увеличить на 50% мощность польской тяжелой промышленности. Собственно, с этой целью Варшава и осуществила занятие Тешенской области. Фактически это был неприкрытый грабеж. Кстати, имущество чехословацких граждан, проживавших в Тешенской области, польские власти экспроприировали, а большинство чехов бежали из области. Впоследствии именно за такое поведение Уинстон Черчилль назвал Польшу «польской гиеной».

Союз с гитлеровской Германией был нужен Польше для того, чтобы по образцу Чехословакии расчленить и западные области Советского Союза. В Варшаве верили, что Германия позволит Польше захватить Белоруссию и Украину, тем самым расширив польские границы «от моря до моря». Эта уверенность польских руководителей свидетельствует не только об их агрессивной жадности до чужих земель, но и о патологической глупости «пилсудчиков», как называли тогда преемников Юзефа Пилсудского. Разумеется, Германия, которая сама вынашивала захватнические планы в отношении Советского Союза, и не помышляла делиться с Польшей территориями. Более того, существование независимого польского государства никоим образом не входило в планы германского руководства. Польша должна была прекратить свое существование и войти в состав Германии. Благодаря тому, что Польша позволила расчленить Чехословакию, германские войска оказались и на бывшей польско-чехословацкой границе. То есть, раздел Чехословакии в действительности лишь ухудшил военно-политическое положение польского государства, но ни «великий дипломат» Юзеф Бек, ни «полководец» маршал Рыдз-Смиглы этого не понимали или не хотели понимать. Ненависть к Советскому Союзу / России и стремление максимально расширить границы польского государства, возродив «Речь Посполитую», в итоге привели Варшаву к катастрофе, к торжеству самоуничтожения.

Таким образом, мы видим, что к 1939 году само польское руководство создало все условия для начала Второй мировой войны и для прекращения существования собственного государства. Свою роль, конечно, сыграло и предательство Англии и Франции — других союзников Польши, у которых Варшава стремилась найти защиту от гитлеровской Германии. Англо-французские войска так и не начали осенью 1939 года серьезных боевых действий против гитлеровской Германии. Но немалая доля ответственности за развязывание Второй мировой войны лежит и на самой Польше, как бы она сейчас ни пыталась переложить ее на Советский Союз.

Илья Полонский

 

Темы: 
Сегодня, 17 октября 2017 года, около 17:30 ВСУ открыли огонь с н.п.
18:14
Масштабные митинги памяти павших воинов на полях сражений пройдут 22 октября во всех...
17:21
Глава ДНР Александр Захарченко поздравил сотрудников и студентов Донецкого национального...
17:18
Первый заместитель управляющего директора МВФ Дэвид Липтон ничего не знает о "плане...
17:15
Почти 700 компаний перенесли свои офисы из Каталонии в другие регионы Испании после...
15:27
Авдеевская промзона — одна из самых горячих точек на карте Республики.
15:20
Несмотря на то, что в Европе растет непонимание Украины, в частности, в языковой политике...
14:47
 Власти ДНР ввели сегодня в эксплуатацию газопровод и газовую котельную в прифронтовой...
14:43