Помнить поражения. Снимается фильм о третьей обороне Севастополя

Московская кинокомпания РВК-Студио объявила о начале работ над фильмом о битве за Севастополь – о последних днях обороны города от немецко-фашистских войск в июне-июле 1942 года. Часть средств предполагается получить посредством метода краудфандинга – напрямую от публики. Естественным образом обращение к народу вызвало общественную дискуссию: нужно ли нам кино о поражении?

Помочь фильму


Момент съёмок.

Непрерывное полотно истории

В самом деле, все мы помним, что 250-дневное сражение за Севастополь окончилось неудачей – город пришлось сдать. Сопровождалось это срывом эвакуации и тысячными жертвами, что на фоне удачной эвакуации войск из Одессы в октябре 1941 года выглядит не слишком выигрышно. Стоит ли акцентировать внимание на столь трагических и неприглядных страницах нашей истории? Есть же куда более светлые моменты, а уж в Великой Отечественной их не счесть. Тем более, в сознание сограждан кинематограф за последние четверть века вылил такое количество «чернухи», что ещё одна картина про поражение выглядит откровенно избыточной. Не лучше ли сосредоточиться на освобождении Севастополя, или, скажем, битве за Москву, операции «Багратион»?

Нет.

Реальность такова, что история является непрерывным полотном. Соткано это полотно из побед и поражений, которые формируют диалектическое единство. История – не есть простое изучение прошлого, ведь прошлое – это то, чего уже нет. История – это изучение настоящего, которое сформировано в прошлом. Кроме того, история – важнейший фактор этногенеза, а значит, и государства, а значит, и государствообразующей пропаганды. Таким образом, изъятие негативных моментов из связного полотна картины прошлого однозначно уничтожит эту картину как  объективную истину.

Складывание напомаженной истории из побед так же вредно, как выпячивание одного только негатива – поражений, неоправданных потерь, несправедливых репрессий. Надо отчётливо понимать, что публичное формирование белого, а точнее, «розового мифа» о прошлом в угоду сиюминутной выгоде – напрямую опасно.

Дело в том, что розовый миф в одну секунду сменяется собственным отрицанием – чёрным мифом. Стоит только напомнить о верифицированных данных, о том или ином негативе, – и рассказ о победах и успехах незамедлительно начинает восприниматься в общественном сознании как ложь. Начинает работать непреложная психологическая формула: «если обманули в малом, могут обмануть и в остальном».

Поэтому поражения, даже самые жестокие, равнополезны для изучения с самыми блестящими победами. Поражение – это урок. Изучив его, будущее имеет шанс избежать его впоследствии. Если перейти с уровня академического познания на горизонт народного просвещения и государственной пропаганды, данный тезис начинает работать с сугубой силой.

Посмотрите: мы ничего не замалчиваем. Мы ценим и любим всю нашу историю, такой, какой её оставили нам предки. Мы из неё выросли, мы – её часть. И наши поражения также имеют общественное звучание, как минимум, потому что нам (учёным, деятелям искусства, государственным мужам, – народу), бесконечно дорога кровь, пролитая нашими дедами, их подвиги и героизм, позволивший длить и развивать нашу историю в течении времени.

Уроки чужой гордости

Весьма показателен в этой связи опыт соседей. Учиться полезно не только на чужих ошибках, но и на удачах.

Поглядим на великий кинематограф США. Тот самый, что смог завоевать весь мир, без преувеличений. Давший нам не только дурацкие истории про парня в трусах поверх лосин и парня с резиновыми ушами, но и Орсона Уэллса, Стэнли Кубрика, Стивена Спилберга, Джеймса Кэмерона.

У американцев есть масса недостатков, да и у США, как государства, не менее. В одном их нельзя обвинить – в стыде за свою историю. И собственных поражений они не замалчивают – напротив. Их идеологический аппарат устами Голливуда словно говорит: да, мы проиграли; нет, нам не стыдно – это наша история, наши предки; смотрите – мы ими горды, стыдиться нам нечего!

Давайте вспомним историю Дэви Крокета и защиту миссии Аламо 1836 года, которая закончилась массовой гибелью оборонявшихся техасцев и решительным успехом мексиканского генерала Санта-Анны. В 1911 году вышел первый фильм «Бессмертный Аламо». В 1955 году – минисериал «Дэви Крокет – король дикого фронтира». В 1960 году Джойн Уэйн снял один из лучших батальных фильмов в истории Голливуда – «Форт Аламо». В 2004 году – ещё один фильм с тем же названием.

1941 год и разгром американского флота в Пёрл-Харборе – казалось бы, ну совершенно нечем гордиться! Однако в 1970 году увидел свет фильм «Торо! Торо! Торо!», а в 2001 году вышла масштабная драма «Пёрл-Харбор» Майкла Бэя, приуроченная к шестидесятилетию нападения японской авиации.

Даже куда менее масштабные неудачи служат источником вдохновения для режиссёров и благосклонно принимаются публикой. Например, «Падение чёрного ястреба» – фильм, описывающий события 3-4 октября в Сомали. Всего 160 солдат было задействовано в операции, получившей гордое название «Сражение в Могадишо». Тогда и знаменитая «Дельта», и рейнджеры и ВВС США оказались не на высоте, по сути, проиграв боевой эпизод. Но даже этой незначительной стычке американское синема не поленилось посвятить полнометражный фильм!

Пролог к Победе

Как же в таком контексте выглядит неудачная оборона Севастополя?

250 дней вся 11-я армия Эриха фон Манштейна безуспешно билась лбом в севастопольские рубежи. В конце концов туда были стянуты мощнейшие средства артиллерийской поддержки, включая самоходные 600-мм гаубицы «Карл», 280-мм железнодорожные пушки «Бруно», 420-мм гаубицу «Гамма Мёрзер» и 800-мм «Дору», более 1000 самолётов и более 200 000 немецких и румынских солдат.  

С 7 июня до 3 июля мощь из 16 дивизий и бригад, подкреплённая авиацией и артиллерией, раз за разом обрушивалась на рубежи обороны. Усилия пяти сухопутных и одного авиационного корпуса, направленные против блокированного города, увенчались успехом. Севастополь пал, а несвоевременная эвакуация закончилась полным провалом.

Поражение? Поражение. И чудовищные жертвы, в том числе среди гражданского населения. Здесь можно вспомнить всё: и приказы «держаться до последнего», выглядящие вне общего контекста откровенно бесчеловечными, и ошибки в планировании вместе с недооценкой темпов немецкого наступления, что привело к фактическому срыву эвакуации, и вполне удачную эвакуацию командования, которая выглядит бегством.

Однако история знает немало поражений, которые обеспечили куда большие победы. В 1812 году при Бородине русская армия тоже проиграла, в итоге сдав Москву и… в конечном итоге, выкинув остатки «двунадесять язык» за Березину, оказавшись в Париже к 1814 году.

И Севастополь сражался не зря.

Под Севастополем на две трети года застряла вся 11-я армия и колоссальная масса артиллерии, которая после быстрого штурма должна была быть брошена под Ленинград и Сталинград. По расчётам германских стратегов, силы 11-й армии должны были обеспечить гарантированный захват Ленинграда, а победа в сражении на Волге, и так давшаяся ценой невероятного напряжения, вообще могла не состояться.

Севастополь внёс весомую лепту в переломный момент войны.

Взятие Ленинграда разваливало северный фас фронта, высвобождая серьёзные силы Вермахта и Люфтваффе. Возможное поражение под Сталинградом вообще могло привести к катастрофическим последствиям. Так что каждый день сопротивления Севастополя укладывал на весы нашей победы всё новые и новые гири, которые смогли перевесить могущество самой сильной армии мира.

Так неужели можно сравнить эту грандиозную эпопею с подвигом двухсот шестидесяти защитников Аламо и полковника Джеймса Боуи? В Севастополе каждый день сражались сотни таких «Аламо»! Так почему американцы до сих пор с гордостью произносят слова «Remember the Alamo!», а мы не можем сказать с не меньшей гордостью: «Помни Севастополь!»?

И неужели самые тяжёлые дни города-героя заслуживают полноценного отражения в кино меньше, чем абсолютно бесславное поражение американского флота в Пёрл-Харборе? Ведь Пёрл-Харбор стал прологом к более чем году тяжёлых поражений США на Тихом океане, тогда как после падения Севастополя последовал триумф под Сталинградом – увертюра к полной и окончательной победе во всей войне!

Сравнивать последнюю оборону Севастополя с невнятной вознёй сводной роты американцев в Могадишо, куда их никто не приглашал, даже как-то неловко, уж простите.

***

Между тем, в 1970 году вышел фильм, посвящённый этим трагическим и героическим событиям. Назывался он «Море в огне». В 2015 году в прокат поступила картина «Битва за Севастополь», которая рассказывает в основном, несмотря на название, о судьбе снайпера Людмилы Павличенко, а значительная часть фильма проходит не столько в Севастополе или в Одессе и даже не столько в России, сколько в турне Павличенко по США.

Без сомнений, в свете грядущего 75-летнего юбилея последней обороны Севастополя эта история заслуживает того, чтобы её рассказали. 

Источник

Сегодня, 17 октября 2017 года, около 17:30 ВСУ открыли огонь с н.п.
18:14
Масштабные митинги памяти павших воинов на полях сражений пройдут 22 октября во всех...
17:21
Глава ДНР Александр Захарченко поздравил сотрудников и студентов Донецкого национального...
17:18
Первый заместитель управляющего директора МВФ Дэвид Липтон ничего не знает о "плане...
17:15
Почти 700 компаний перенесли свои офисы из Каталонии в другие регионы Испании после...
15:27
Авдеевская промзона — одна из самых горячих точек на карте Республики.
15:20
Несмотря на то, что в Европе растет непонимание Украины, в частности, в языковой политике...
14:47
 Власти ДНР ввели сегодня в эксплуатацию газопровод и газовую котельную в прифронтовой...
14:43