Прибыль пополам, а беды вам

Экономист Александр Фролов — о том, зачем «Нафтогаз» хочет продать часть оператора газотранспортной системы

В октябре ожидается очередная трехсторонняя встреча по транзиту голубого топлива через газотранспортную систему (ГТС) Украины. В преддверии этого мероприятия и на фоне развернувшейся в стране президентской гонки руководство «Нафтогаза» решило обезопасить себя от возможных обвинений после смены власти и направило премьер-министру письмо. В нем оно долго оправдывает свою неспособность провести необходимые реформы злокозненной позицией «Газпрома».

Разделить «Нафтогаз» на добычную и транспортную компании требуется в рамках евроассоциации. Но данная реформа до сих пор не проведена. Многим на Украине кажется, что причина — в нежелании руководства компании выпускать из рук финансовые потоки (на них претендуют другие представители украинского бизнеса). На это руководство компании отвечает, что они и рады бы провести реформу, но «Газпром» отказывается вносить изменения в действующий транзитный контракт. Согласно этому документу, именно «Нафтогаз» отвечает за транзит российского газа по территории Украины. Более того, на сторону «Газпрома» в этом вопросе встала и Еврокомиссия. Соответственно, нынешнее руководство «Нафтогаза» ни в чем не виновато, но никакого разделения до 2020 года произвести не может.

Также несчастному «Нафтогазу» не удается обеспечить доступ к своей ГТС третьих сторон. Так как точки входа находятся под контролем всё того же «Газпрома». Оставим за скобками закономерный вопрос, какие именно компании, кроме «Газпрома», хотя бы в теории могут воспользоваться ГТС Украины для транзита газа. Отметим лишь, что суровая действительность в данном случае не позволяет «Нафтогазу» увеличить ставку транзита и получить с «Газпрома» в 2–2,5 раза больше денег за тот же объем прокачки.

Также в письме «Нафтогаза» присутствуют стандартные заклинания о «Северном потоке – 2» как средстве экономической войны против Украины. Закроем глаза на то, что в этом тезисе скрыто обвинение против европейских компаний, которые участвуют в проекте. Важнейшей деталью является следующее: «Нафтогаз» признает в письме, что самостоятельно сохранить текущие объемы транзита он не сможет и поэтому предлагает призвать «варягов» — привлечь к управлению ГТС какую-нибудь западную компанию («авторитетного международного партнера из ЕС, США или иных стран — партнеров Украины»).

Руководство «Нафтогаза» ссылается на оценку стоимости своей газотранспортной системы, которую произвела «авторитетная международная компания», — $14 млрд. Предлагается продать 49% в компании-операторе ГТС за $7 млрд. Перспективность задуманного вызывает закономерные сомнения. Ведь Украина пытается провернуть подобную сделку в течение четырех лет. Необходимые постановления были приняты еще в 2014 году. Якобы некоторые европейские компании проявляли интерес. Но дальше этого дело не шло. Полагаем, компании останавливает несколько причин.

Во-первых, $7 млрд — это несуразно большая сумма за подобный актив. С одной стороны, ГТС приносит около $3 млрд дохода от транзита. Но запрашиваемая за нее сумма сопоставима с затратами на ремонт и модернизацию «трубы», если верить оценкам, сделанным в далеком 2011 году. Ее крайняя изношенность не в последнюю очередь заставляет европейцев участвовать в строительстве «Северного потока – 2».

Во-вторых, компания-оператор — это не собственник. Собственник ГТС — государство Украина. Таковым оно останется и после возможного заключения сделки. Сумма в $7 млрд становится вдвойне несуразной, так как потенциальному покупателю предлагают заплатить половину стоимости актива за сомнительное право им управлять.

В-третьих, «Нафтогаз» надеется, что именно покупатель будет обеспечивать загрузку газотранспортной системы, то есть возьмет на себя все споры с «Газпромом» и европейскими потребителями. «Прибыль пополам, а беды вам».

При этом любому потенциальному покупателю очевидно, что главное в данной ситуации — это договориться с поставщиком ресурса. То есть с «Газпромом», так как иные поставщики вряд ли будут иметь возможность воспользоваться украинской ГТС в силу географических факторов и отсутствия невыкупленного газа в нужных объемах. Но ни одна компания не рискнет вступать в переговоры в нынешних условиях. Более того, у компании-оператора не будет для этого достаточно полномочий.

Если говорить о потенциальной возможности продать часть компании — оператора украинской ГТС, то произойти это может не раньше 2020 года. Но по более низкой цене и только в том случае, если от потенциального покупателя не будут требовать никаких гарантий по объему транзита и ведения переговоров с «Газпромом».

Ситуация для Украины складывается откровенно печальная. Нынешнее руководство «Нафтогаза» в первую очередь старается прикрыть свои, скажем так, спины, поэтому обращается в правительство страны с бессмысленными, по сути, воззваниями. Интересы государства их не волнуют. При этом оно занимает неконструктивную позицию на переговорах с «Газпромом». До смены руководства в «Нафтогазе» определенность в судьбе украинской «трубы» не наступит. 

 

Александр Фролов

Темы: 
Теги: