Промахнулись по России. Малайзийский "Боинг" упал мимо цели

Эффекта от вчерашнего громкого заявления в виде очередного обвинения в адрес России Международной следственной группы JIT, расследующей обстоятельства крушения Boeing над Донбассом в июле 2014 года, хватило всего на несколько часов.

К вечеру первые страницы мировых СМИ и ленты информационных агентств заполнили уже совсем другие новости — в частности, о встрече российского и французского президентов и об отмене Дональдом Трампом встречи с северокорейским лидером.

Российское Министерство обороны даже не стало проявлять свое фирменное остроумие и комментировать весть из Нидерландов, ограничившись кратким "ни один российский ЗРК российско-украинскую границу никогда не пересекал" и скучающим, сотым по счету напоминанием, что оно давно "опровергло инсинуации" и "доводило соответствующие доказательства голландской следственной группе".

Столь же равнодушно-формально отреагировал и МИД, отметивший только, что обвинения в причастности России к крушению MH17 голословны и вызывают сожаление.

Во всей этой скоротечной истории, как в капле воды, отражается сегодняшняя ситуация как с разнообразными обвинениями в адрес России, так и в целом — с отношениями Москвы и западных партнеров.

То, что несколько лет назад начиналось как реально значимый — потенциально роковой — инструмент международного давления на Москву, к 2018-му выродилось в нечто малозначительное, что формально принимается к сведению всеми сторонами, но реально ни на что не влияет.

При этом заявление из Нидерландов после очередных месяцев молчания следователей оказалось обнародовано в день открытия ПМЭФ — и в преддверии чемпионата мира по футболу. Это выглядит настолько впечатляющим совпадением, что порождает серьезные подозрения, что оно вовсе не случайное.

Обломки потерпевшего крушение малайзийского Boeing 777 в Донецкой области

Четыре года назад раскрученный на максимум маховик антироссийской истерии вокруг катастрофы Boeing работал на превращение России в настоящего геополитического изгоя с реально "порванной в клочья экономикой". Теперь же, похоже, цель заявления следственной группы — задать Владимиру Путину неприятный вопрос в ходе предстоящих мероприятий в Петербурге (или спровоцировать что-нибудь похожее на бойкот ЧМ-2018) с призрачной надеждой испортить ему настроение.

Что-то иное выглядит неправдоподобным, поскольку даже самый наивный человек вряд ли мог бы рассчитывать, что очередной акт в четырехлетней эпопее, выглядящей по нашу сторону границы все более постыдным фарсом, изменит что-то радикально. Например, подпортит России многочисленные переговоры на форуме, сорвет грядущий чемпионат или изменит планы строительства "Северного потока — 2".

Кстати. Вчера, почти одновременно с сообщением из Нидерландов, пришла новость из Брюсселя, где Еврокомиссия закрыла антимонопольное дело против "Газпрома" без предписания о выплате штрафа. И это стало очередным свидетельством перемен.

По-своему забавно, насколько масштабные изменения произошли в мире за несколько лет. Механизмы и инструменты, предназначенные перекраивать геополитические расклады, менять правительства и режимы, превратились в сиюминутные медиаобстоятельства, выполняющие роль "рюшечек" в совершенно новой игре. Трудно однозначно сказать, кто внес больший вклад в эти перемены — Россия, чье руководство выбрало верную, как показали события, тактику в данном вопросе, или Запад, умудрившийся собственными топорными действиями полностью дискредитировать отлаженный и надежно работавший много десятилетий инструмент борьбы с неугодными геополитическими оппонентами.

Четыре года расследования катастрофы Boeing ныне становятся в один ряд с позорно слепленным на коленке "делом Скрипаля". Разница лишь в том, что второй случай, в силу отсутствия жертв (не считая домашних животных бывшего шпиона), выглядит все более комичным, а в первом Запад продолжает упорно плясать на костях сотен погибших.

Но желаемого результата организаторам не удалось — и уже не удастся — добиться ни в том, ни в другом случае.

Ирина Алкснис