Развилка для украинских ЧВК – из АТО в Африку?

Кто-то, вернувшись из АТО, продолжает «карьеру» в праворадикальных бандах на Украине, кто-то стремится попытать счастье в западных ЧВК, кто-то ищет работу «по профилю» в украинских ЧВК, а кто-то лелеет мечту создать собственные…

Вопрос использования ЧВК на Украине даже в периоды затишья на фронте остается, что называется, «горячей темой», будучи подогреваемым разного рода «экспертами», «расследователями» и «журналистами» по обе стороны фронта.

Вот и сейчас эта тема не дает покоя украинским СМИ и аффилированным с Атлантическим советом «расследователям»: в очередной раз они пытаются доказать факт участия так называемой ЧВК Вагнера в Дебальцевской операции во время зимней кампании 2015 года. Происходит все это на фоне оттока «героев АТО» из рядов ВСУ.

Надо сказать, вопрос присутствия ЧВК на Украине начиная с 2014 года является поводом для спекуляций и используется как украинской, так и российской сторонами в пропагандистских целях. Это зачастую не позволяет отделить правду от вымысла, скрывая истинную роль данных структур в продолжающемся конфликте. Роль, которую не стоит преувеличивать, демонизируя ЧВК и их сотрудников, но которая вместе с тем является весьма важной не только в войне в Донбассе, но и в современных военных конфликтах в принципе.

Военный рынок труда по-украински

До 2014 года Украина интересовала западных военных подрядчиков в первую очередь как источник относительно дешевых кадров в период ведения войн в Ираке и Афганистане, а также во время «крестового похода» против сомалийских пиратов. Кроме того, Украина с ее черноморскими портами была еще и удобным перевалочным пунктом – особенно в период, когда активно распродавалась бывшая советская техника, отправлявшаяся, например, из Одессы по разным уголкам земного шара.

Наиболее активными на военном рынке труда Украины были британские компании. Так, с 2004 года по контрактам с британской Erinys Iraq Ltd украинские граждане совместно с российскими коллегами работали в Ираке, а другие британские фирмы – SeaMarshall и Naval Guards Ltd – нанимали сотрудников на Украине, в России, Хорватии, Боснии и Герцеговине для выполнения задач по охране кораблей.

Впрочем, ни украинские, ни российские операторы по понятным причинам в большинстве случаев не имели такого же статуса, как те же британцы или американцы. В частности, не могли получить соответствующих допусков – Security clearance.

С началом «арабской весны» украинские военные специалисты стали востребованными у западных подрядчиков в новом качестве. К 2013 году война в Сирии превратилась в арену скрытого противостояния между Россией и Западом. На этом фоне возникали разного рода темные истории с химическими атаками и взаимными обвинениями сторон конфликта в провокациях с применением химического оружия.

Именно тогда широкой общественности стало известно о существовании британской ЧВК Britam Defence. В 2013 году неизвестный малайзийский хакер выложил в Сеть якобы email-переписку высокопоставленных сотрудников данной фирмы. Согласно данной переписке, руководство Britam Defence получило от Катара предложение провести операцию с целью дискредитации режима Б. Асада и России.

Суть операции заключалась в том, чтобы доставить химическое оружие и его носители из Ливии, а затем использовать их как доказательство причастности России к будущим химическим атакам. Для этого якобы предполагалось привлечь русскоязычных граждан Украины и Грузии, список которых прилагался к выложенным в Сеть архивам.

Достоверность переписки до сих пор не подтверждена, однако примечательно, что на англоязычных ресурсах найти ее сегодня представляется непростой задачей, а некоторые британские СМИ и вовсе удалили собственные статьи, посвященные данной теме.

В огороде ЧВК. А в Киеве?

С началом в 2014 году протестного движения в Новороссии и войны в Донбассе Украина превратилась из поставщика персонала в поле деятельности для ряда западных ЧВК. Вокруг их участия в конфликте на стороне Киева сложилось много слухов и упрощений, которые условно можно назвать «мифом о Blackwater». Журналисты по-прежнему упорно предпочитают называть Academi, ныне являющуюся частью холдинга Constellis, старым именем, зачастую приписывая этой компании несвойственные ей функции.

Все выше сказанное не отменяет самого факта присутствия западных, в том числе британских и американских, ЧВК на Украине и выполнения ими задач на стороне киевского правительства.

В разное время в открытых источниках появлялись свидетельства (разной степени достоверности) присутствия на Украине ЧВК из разных стран Европы, а также США. Помимо уже упомянутой Academi и аффилированной с ней Greystone Limited, можно также назвать британскую Aegis, литовскую Rae LT, польскую ASBS Othago и некоторые другие.

Однако функции, выполняемые сотрудниками ЧВК на Украине, не имеют ничего общего с участием в наступательных операциях в качестве «элитной пехоты», как зачастую преподносится в СМИ.

Обучение, инструкторская работа, охрана ВИПов, военный консалтинг, участие в оперативно-тактическом планировании, разработка законодательства и т. п. – вот задачи, которые обычно решают западные ЧВК. И в этом отношении Украина мало чем отличается от Афганистана, Ирака или Сомали.

Кстати говоря, на американских и европейских «работных» (рекрутинговых) сайтах регулярно появляются вакансии, связанные с работой на Украине или, что называется, «по Украине». Большинство из них не связаны не только с ведением боевых действий, но даже с охраной. В основном речь идет об аналитической и разведывательной работе. Американские ЧВК также принимают активное участие в разного рода реформаторской деятельности киевского правительства: например, при разработке полицейской и военной реформ и соответствующего законодательства.

ЧВК и «хорватский сценарий»

С момента завершения активной фазы боевых действий активно обсуждается вероятность так называемого хорватского сценария для Донбасса, имея в виду операцию хорватских военных против республики Сербская Краина в 1995 году, завершившуюся разгромом краинских сербов.

Широко известно, что успех хорватов был обеспечен грамотным оперативно-тактическим планированием, производившимся при непосредственном участии специалистов американской компании MPRI.

Украинские военные и политики были не прочь применить опыт своих идеологических союзников. Тем более, как мы видим, возможность заручиться поддержкой специалистов из западных ЧВК у Киева есть. Вот только расклад сил и обстановка в регионе отличается от условий войны на Балканах в 90-е, и само по себе присутствие «частников» не способно обеспечить успех подобной операции без принятия соответствующего политического решения заинтересованными сторонами.

Из АТО в Африку?

За время войны в Донбассе в ней поучаствовали более 228 тысяч военнослужащих и сотрудников ВСУ. Вопрос их дальнейшего трудоустройства в продолжающей «африканизироваться» стране стоит достаточно остро. Понятно, что далеко не все из них получили реальный боевой опыт, однако в любом случае количество украинских граждан, желающих продолжить свою карьеру в другом месте и за другие деньги, достаточно велико.

Кто-то, вернувшись из АТО, продолжает свою «карьеру» в преступных группировках и праворадикальных бандах на Украине, кто-то стремится попытать счастье в западных ЧВК, кто-то ищет работу «по профилю» в украинских ЧОПах или ЧВК, а кто-то лелеет мечту создать собственные...

Надо сказать, что Украина в плане деятельности ЧВК и попыток их легализации чем-то напоминает РФ – только в комичном варианте. Как и в России, вопрос необходимости разработки закона о ЧВК обсуждается уже несколько лет. Естественно, что наиболее активно об этом заговорили после государственного переворота и начала военных действий.

В 2015 году с предложением разработать законопроект для людей, «которые мысленно не вернутся с войны», выступал Дмитрий Ярош. Неизвестно, обрела ли идея лидера «Правого сектора» материальную форму (найти обещанный им законопроект на сайте Верховной рады Украины не удалось), однако в начале 2018 года с аналогичной инициативой выступил другой видный деятель, подполковник полиции и депутат Евгений Дейдей.

Проект Дейдея по странному стечению обстоятельств совпал с активизацией обсуждения «закона о ЧВК» в России, а озвученные депутатом тезисы местами копировали аналогичные суждения и положения авторов российского законопроекта.

#{author}Судьба инициативы Дейдея также остается неизвестной, однако очевидно, что украинские силовики выступают против легализации ЧВК на Украине. Впрочем, для выходцев из АТО и праворадикалов это не помеха: организации наподобие одиозной «ЧВК Тамплиер» становятся все более частым явлением украинской околовоенной жизни.

Отсутствие законодательной базы не мешает украинским ЧВК вести какую-никакую деятельность за рубежом. Так, существующая еще с домайдановских времен Omega Consulting Group недавно открыла свое представительство в Буркина-Фасо. В январе 2018 года начала работу компания с офисом в Киеве и незамысловатым названием Ukrainian Private Military Company.

О нынешней деятельности других старожилов украинского военного бизнеса известно немного, а перспективы украинцев, желающих продолжить карьеру в ЧВК и занять достойное место на мировом рынке услуг безопасности, туманны.

Однако похоже, что в условиях продолжения позиционной войны в Донбассе для военных специалистов становится тенденцией менять украинские степи на африканскую саванну, работая по контрактам с зарубежными заказчиками.

Владимир Неелов
Темы: