Русскоязычные свидомиты

На Украине официально провозгласили поддержку русскоязычных русофобов.

На Украине прозвучали интересные заявления, свидетельствующие об определенных изменениях в языковой политике режима Порошенко.

Посол Украины в Канаде Андрей Шевченко объяснил, что в украинской общине в Канаде сейчас появляется понимание, что можно быть русскоязычным крымским татарином, что можно быть русскоязычным дончанином или харьковчанином и "быть патриотом". Разумеется, в специфическом понимании Шевченко "быть патриотом" означает быть русофобствующим украинским националистом, который верно служит руководству НАТО.

"…Очень интересный процесс, который происходит, это изменение отношения к русскому языку. Это всегда было сложной темой. Здесь, в Украине, украинский язык сейчас потерял монополию на патриотизм", –сказал он.

В данном случае речь идет не столько о канадской диаспоре, политически активная часть которой зависит от местных спецслужб и от выплат режима Порошенко, а именно о "русскоязычном украинстве", как о новом проекте. Фактически Шевченко похвально выразился о правах русского языка, только свел эти "права" к пропаганде русофобии.

Всю свою карьеру Шевченко покорно угождал интересам западных кураторов, за что они сделали его богатым и влиятельным политиком, возвысив до уровня сначала депутата, потом – посла. Поэтому нет сомнений, что такое ответственное заявление, ранее немыслимое, он тоже делает не по своей инициативе. Ясно, что протекторы Украины постепенно меняют свое отношение к носителям русского языка.


 

То, что такое выступление – не случайность, ясно видно и по новому заявлению главы МВД Авакова, являющегося фактически вторым лицом после Порошенко. Он тоже высказал мнение, которое не звучало из столь высоких кабинетов ранее.

Предоставление русскому языку временного или постоянного статуса в Донбассе как регионального может стать компромиссом. Об этом Аваков написал в "Украинской правде" – скандально известном портале, официально финансируемом Соросом и Госдепом США.

Он изложил позиции, "по которым необходимо определить меру допустимого для украинского общества компромисса".

Наряду с вопросом русского языка, по мнению министра, это определение "особого статуса" деоккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, выплата задолженности по пенсиям и т. д.

В то же время, по мнению Авакова, не могут быть предметом дискуссии вопросы:

- изменение государственного устройства Украины (в частности переход к федеративному);

- государственную границу должна полностью контролировать Госпогранслужба Украины на протяжении всей линии;

- не может быть предметом дискуссии стратегическое стремление Украины стать членом ЕС и НАТО;

- амнистия не может быть применена к лицам, "совершившим тяжкие преступления, предусмотренные Уголовным кодексом Украины".


 

Итак, Аваков готов дать русскому языку статус официального в качестве подачки восставшим русским людям. Но чему же будут учить на русском языке детей в школах, что будут проповедовать русскоязычные СМИ оккупационного режима, если, например, "стратегическое стремление Украины стать членом ЕС и НАТО" даже не может быть "предметом дискуссий", по словам второго лица государства? Если властями запрещено даже спорить о возможности федерализации Украины? Не говоря уж о том, что, согласно его заявлению, марионеточный прозападный режим хочет отрезать ЛДНР от России своими погранвойсками, а потом подвергнуть репрессиям всех, кто сопротивлялся киевским путчистам. Ведь Аваков твердо обещает не применять амнистии по отношению к ополченцам (ясно, что именно они имеются в виду под лицами, "совершившими тяжкие преступления")?

В принципе, такая тенденция была заметна и ранее, но именно сейчас она получила публичную поддержку властей. На этом примере еще раз ясно видно полное нежелание руководства Украины исполнять Минские соглашения. Вообще, восстание населения Донбасса с самого начала было направлено на воссоединение с Россией, а не на создание неких "ОРДЛО" (особых районов) в составе оккупированной Западом Украины. Но если бы даже ЛДНР согласились стать этим самым "ОРДЛО" на условиях полной автономии и амнистии участникам сопротивления, то на это не согласится оккупационный режим. Все, что данный режим согласен "подарить" народу Новороссии в качестве "компромисса", это социальное программирование русскоязычной русофобии с помощью "русских" школ и СМИ.

Впрочем, формирование русскоязычной украинствующей русофобии как массового явления имеет для западных кураторов Украины большое значение и в глобальной перспективе. Ведь в их планах Украина должна быть "тараном" против России в будущем глобальном конфликте, который они надеются раздуть. В этом плане им выгоден русский язык в ВСУ, которые, по их замыслах, должны войти в Россию в составе контингента НАТО. Конечно, эти замыслы носят безумный и злодейский характер, но они есть. С такой же дилеммой столкнулись в свое время и гитлеровские оккупанты Украины. Но и Гитлер, получив на несколько лет контроль над этой территорией, недолго играл в украинизацию.

Недавно были опубликованы интереснейшие тексты киевлянки Ирины Хорошуновой, которая пережила оккупацию и вела в тот период своего рода летопись происходящего. В начале ее книги "Дневник киевлянки" говорится о том, как фашисты, только придя, насаждали "украинство":

"Мы узнали, что немцы несут нам "самостійну Україну" и что украинцы делаются привилегированной нацией…

Немцы вывесили приказы и объявления о том, что только немцы, чехословаки и украинцы пользуются всеми правами. Русских, поляков, евреев и прочих причислили к низшей расе… Заговорили об украинском правительстве".

Но уже спустя какие-то несколько месяцев, когда власть оккупантов укрепилась, отношение к украинским националистам со стороны оккупантов резко изменилось. "Фарион" того времени стали только калифами на час, а потом были отставлены оккупантами:

"Все эти денщики у господ сразу перестали обижаться на обращение к ним на русском языке… А вот сейчас русские и русский язык заняли равноправное, если не доминирующее положение. Везде говорят по-русски. Все сразу перестали притворяться. Функции управы (ранее составленной из украинских националистов. – Прим. автора) свелись к нулю. И ходят упорные слухи о том, что ее вообще упразднят".

Немцы, как и большевики, попользовались услугами украинских националистов для создания структур управления, для расправы над нежелательными элементами, например, при массовой бойне в Бабьем Яру, в целях разведки. Но дальнейшее использование этих предателей, придание им реальных полномочий могли вызвать у немцев проблемы. Гитлер прекрасно понимал, что такие предатели, в случае обострения ситуации, предадут и его самого, и свернул данные процессы. В среде наиболее радикальных украинских националистов прошли аресты, менее радикальных просто повыгоняли с занимаемых постов.

Такая же ситуация была и в XXI веке. Вернемся к периоду первого рейдерского захвата Украины американцами – майдана 2004-2005 годов. После успешного государственного переворота Вашингтон решил сделать ставку на украинских националистов. Некоторый резон в этом был. С их помощью США с минимальными затратами, но радикально переформатировали органы власти Украины, идеологию государства, поддержали антицерковные расколы. Однако команды украинских националистов всегда слишком глупы, неэффективны, да еще и пытаются порой поддерживать традиционные ценности.

Так, Ющенко создал Комиссию по морали, которая отсекала наиболее безнравственную продукцию СМИ, кинематографа, литературы, что очень не понравилось Вашингтону, по всему миру насаждающему безнравственность. И ту же бандеровщину Ющенко навязывал слишком грубо, подрывая авторитет не только себя, но и своих западных кураторов. И они его в конце концов решили сдать якобы прорусским силам, решили позволить политическому маятнику слегка качнуться в сторону России. Однако они нарочно избрали для этого бездарного и трусливого Януковича, которого изначально хотели сделать временной фигурой, причем фигурой, дискредитирующей русскость и православность. Они заранее знали, что его легко можно сбросить, создав на месте Украины русофобский режим. Только более эффективный для соблюдения их интересов, чем режим Ющенко.

СМИ России дают много правдивой информации о событиях на Украине. Но при этом часто мы обсуждаем, условно говоря, полицаев, а не политику ставки фюрера. Слишком много внимания уделяем тем же бандеровцам, которые являются только одной из подпорок космополитического олигархата, служащего правительствам США и Евросоюза.

Даже сами необандеровцы с грустью констатируют тот факт, что на Украине обязательно должен быть распространен массовый русскоязычный укронационализм, что без этого все рухнет. Так, украинский политолог с "в тему" звучащим именем Валерий Майданюк в своей статье "Украина без украинцев как следствие "патриотической" русификации" писал (пер. с укр.):

"С началом войны в Донбассе русскоязычные патриоты сформировали добровольческие батальоны "Донбасс", "Днепр" и много других и первыми вступили в бои с оккупантами…


 

Видеоматериалы из зоны АТО свидетельствуют: большинство тех, кто сегодня воюет с русскими и сепаратистами в Донбассе, являются русскоязычными, а приказы командиров ВСУ отдаются на русском. А фильмы, телепередачи, книги и статьи русскоязычной украинской интеллигенции и русскоязычный сегмент социальных сетей стали мощным информационным оружием против российской пропаганды и рупором украинского патриотизма…"

Так что не стоит думать, что майданный режим со временем может сам измениться к лучшему, не стоит и сводить проблему замирения Украины только к проблеме защиты русского языка, как это порой бывает в СМИ РФ. Это очень важно, конечно, но еще важнее то, для чего наш язык будет использован. Чему на нем будут учить детей? С самого начала восстания в Крыму и в Донбассе повстанцы против киевских путчистов понимали все это, поэтому они выступали не только за права русского языка, но и за присоединение к России. За православную веру, за нашу неискаженную историю, за нравственность.

Для нас превращение Украины в национал-либеральную "Россию-2" было бы не менее плохим сценарием, чем даже бандеризация данной территории. Планам киевских путчистов надо давать отпор на всех фронтах.

Игорь Друзь