Семья, потерявшая дом в Луганске в результате обстрелов со стороны ВСУ, даст показания в УНТ

Жители Луганска супруги Вячеслав и Ольга Демиховы, потерявшие дом и все имущество, а также ставшие инвалидами в результате обстрелов со стороны киевских силовиков 4 августа 2014 года, дадут показания в качестве свидетелей в Украинском народном трибунале по расследованию военных преступлений режима президента Украины Петра Порошенко против граждан Украины (УНТ). 

Я, Демихов Вячеслав Николаевич, раньше работал составителем поездов станции "Луганск". Мне 63 года, пенсионер. Мы жили с супругой Ольгой Николаевной в районе квартала Гаевого, на улице Третьей пятилетки, в доме номер 74.

Когда начались военные события, мы никуда не уезжали. Во время одного из летних артобстрелов мы с женой, находясь у себя дома, получили тяжелые контузии и ранения, а наш частный дом, был полностью разрушен, выгорел и восстановлению теперь не подлежит. Сгорело все имущество и документы. Было это так.

Четвертого августа, где-то в девять вечера мы с женой сидели на диванах, в зале. У меня было два дивана, один маленький, а один большой. И тут грохнуло – снаряд прилетел в фундамент дома, хорошо, что у меня было окно открыто. Как бахнуло, мы толком ничего не поняли, сразу отключились.

Помню, как очнулся, еще хотел пошутить: "Что это было?!". Но когда встал, то увидел, что не до шуток. У меня еще голова была пробита вот здесь (показывает рукой на середину лба), попробовал - и сразу горячая струя. Вот думаю, живой, раз раненый. Пытаюсь искать ее (показывает на жену). Черный дым, ничего не видно, все гореть начинает. Ору: "Протяни мне руки!" И тут она протянула руку, я схватил и начал ее вытаскивать. Смотрю, а у нее тоже весь лоб в крови – в одно и то же место с ней по осколку получили.

Теперь мы понимаем, как нам повезло – снаряд влетел в фундамент и осколки чуть-чуть в дом пошли. А всё остальное пошло в землю, да в гараж и на ворота. У меня ворота были из металла "четверки", и швеллер "двадцатка" стоял, так их как сито попрошивало, хотя до сих пор стоят эти ворота.

И вот, пока я ее выводил, дом уже горел. А у нас чемоданчик был готовый на такой случай. Так я пытался его проволокой достать, но уже не смог – такой жар был.

Мы тогда сразу побежали, они же ведь все еще обстреливали, мы сперва в огород выскочили. Оттуда ломанулись в сторону одних соседей, а их как раз не было, дом был замкнут. Мы перепрыгнули этот забор и к следующим. Я ее завел к соседке, та уже в подвале сидела. Жену оставил в этом подвале, а сам побежал к соседу. Они сами перепуганные, все меня обнимают, вся моя рубашка в крови была. Сосед говорит: "А где Ольга?". Я ему: "Да у Клавы в подвале, сидит, я ее отвел". Он мне: "Давай сюда ее веди!". Ну, я побежал за ней, привел ее к соседу, а дом мой горел уже.

Связи не было никакой, никакой "скорой" не вызвать и обстрел вокруг продолжается. А у нас рядом цех лакокрасочный, там стояли ополченцы. Я туда побежал, сообщил им. И они по рации вызвали пожарную машину… А что толку? Воды-то тоже не было. Приехала одна "пожарка", половина машины воды всего, они попыталась отбить соседний дом, но и он тоже сгорел, не отбили, все сгорело – весь дом, гараж, постройки во дворе, имущество, документы – все дотла. На мне трико и майка, на жене халат, ну и тапочки – вот, что у нас осталось.

Пока еще были люди, я спрашиваю у пожарных, говорю: "А что же мне теперь делать?!", - а они говорят: "Завтра утром придешь, мы дадим тебе справку, что всё сгорело".

Остановились на квартале Дружбы у сестры жены. Мы пятого (августа) отходили, а шестого обратились во вторую поликлинику, где нас зафиксировали. У обоих были тяжелые контузии, а у Ольги еще осколками посечены ноги и в плече осколок. Но, главное контузии. Ей дали вторую группу, а мне дали третью группу. Сказали, мол, одна вторая группа на семью есть – хватит. А какая же вторая, если она ходит, ее ходуном водит?! С костылями и за косяки-мебель держится, а все равно постоянно падает – два раза уже руки ломала после – сначала одну, потом другую.

Теперь четвертый год живем на квартире у родственников – умершего свекра здесь на (улице Андрея) Линева (в Луганске). Получаем здешнюю пенсию, часть документов восстановили. Живем, сами видите, как….

Вот решили принять участие в трибунале – дадим свои показания, как свидетели и пострадавшие, может, чем-то это поможет. Еще подали на Украину в Европейский суд по правам человека.

***

Напомним, ранее Украинский народный трибунал выдвинул обвинения против восьми деятелей преступного режима Порошенко, включая самого президента Украины.

Инициативная группа граждан Украины, проживающих в Донецке и Луганске, 15 марта объявила о создании народного трибунала по расследованию военных преступлений, совершенных в Донбассе режимом президента страны Петра Порошенко. К работе Украинский народный трибунал по расследованию военных преступлений режима Порошенко против граждан Украины (УНТ) приступил 20 марта. Планируется, что первое судебное заседание УНТ состоится в Донецке 26-27 марта. Трибунал будет действовать в соответствии с украинским законодательством, а также с учетом норм международного права. В работе УНТ примут участие председательствующие в судебном процессе Елена Шишкина, Любовь Батяшова и Татьяна Кравченко; обвинитель Сергей Кожемякин; защитник Елена Гридина; 12 присяжных, определенных жеребьевкой из числа подавших заявки, шесть из них - с Луганщины.

УНТ планирует рассмотреть преступления, совершенные не только самим Порошенко, но и высшими должностными лицами его режима, в частности, секретарем совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Александром Турчиновым, министром обороны Степаном Полтораком, главнокомандующим ВСУ Виктором Муженко, экс-секретарем СНБОУ Андреем Парубием, главой МВД Арсеном Аваковым, премьер-министром Владимиром Гройсманом, экс-премьером Арсением Яценюком и другими. Все желающие могут направить вопросы, предложения, замечания, а также оставить заявку для участия в Украинском народном трибунале на его интернет-сайте.

Темы: