Станет ли «двадцатка» спасательным кругом для человечества?

Саммит G-20, который должен состояться в столице Аргентины Буэнос-Айресе – событие нерядовое. А для России и вообще имеющее особое значение. Поскольку наша страна покинула формат G-8, сотрудничество с 20 ведущими странами мира позволяет ей вести диалог на сугубо рациональной основе, избегая токсичных политических тем. Собственно, сама «двадцатка» появилась как площадка, позволявшая в экстренном режиме принимать антикризисные меры в области финансов. То есть она изначально складывалась как пространство, в рамках которого обсуждаются экономические вопросы и по ним принимаются общие решения. В каком-то смысле – это своего рода демократическая альтернативу элитному клубу G -8, претендовавшему на роль верховного правителя, отвечающего за общий мировой порядок.

Заседания «двадцатки» не были регулярными и до поры до времени основой взаимодействия были встречи министров финансов и глав центробанков. Однако со временем форму сотрудничества множились и расширялись. За счет того, что в сотрудничество были вовлечены страны, не имевшие к России тех претензий, которые ей предъявляла и предъявляет «восьмерка», голоса США и их союзников оказались как бы приглушены. У Москвы появилась возможность куда более активно и действенно отстаивать собственные позиции, укрепляя свой геополитический статус.

С течением времени к формату стали присматриваться и представители законодательной власти стран-участниц. Так появилась парламентская «двадцатка», которая сейчас становится самостоятельной структурой внутри сложившейся модели международного взаимодействия по очень широкому кругу вопросов. Глава комитета по международным делам Леонид Слуцкий является сторонником формирования альтернативных существующим площадок межпарламентского общения. Возможно, он придает слишком большое значение законодательному элементу в работе «двадцатки», но это и понятно, и простительно. Он сам является депутатом и было бы странно, если бы из его уст звучали бы уничижительные характеристики парламентаризма.

Попытки найти замену Парламентской ассамблее Совета Европы, где тон задают антироссийски настроенные страны Балтии, Украина, Польша и т.д, имеют, судя по всему, очень внятные и действенные перспективы. ПАСЕ давно превратилась в организацию, которая регулярно проводит конкурсы на изготовление наиболее совершенного с точки зрения русофобии проекта резолюции, чтобы потом его утвердить на общем заседании.

Такой подход исключает возможность обсуждения реально важных для планеты вопросов и выработки решений по ним. Поэтому некоторые страны, делегации которых представлены в ассамблее, с тоской поглядывают по сторонам в надежде  найти какое-то более нейтральное пространство, где можно было бы собраться и не слышать без устали выдвигающих обвинения в адрес России зудящих голов разных лимитрофов.

Именно поэтому работа «двадцатки» за последние годы обрела завидную регулярность. А то, что в ее архитектуре появился парламентский формат, говорит о том, что уже очень многим атмосфера, сложившаяся в ПАСЕ, представляется невыносимой и они хотели бы вернуться к бесконфликтному и рациональному разговору с Россией. Леонид Слуцкий считает, что именно в руках этой организации находится будущее планеты. А «восьмерка», Совет Европы, Европарламент, ПАСЕ – это обветшавшие, забюрократизированные, бессмысленно дорогие, антироссийские оболочки некогда живых структур, ныне утративших смысл и работоспособность.

Российский парламентарий являет собой пример новой концепции международных отношений, которая считает, что у России есть сильная и самостоятельная роль в этом мире и она не может и не должна оставаться в роли нерадивой ученицы, которой регулярно проставляют в дневник плохие отметки. «Двадцатка» уже сейчас, а тем более в долгосрочной перспективе, предоставляет ей такую возможность.

Станет ли парламентское взаимодействие в указанном формате эффективным, поможет ли оно переломить антирусский тренд, возобладавший в стенах вышеперечисленных международных организаций, во многом зависит от Государственной Думы России. По крайней мере, комитет по международным делам прилагает все усилия, чтобы события развивались именно в этом направлении.

Конфликты, в том числе и политические, в этом мире не могут длиться бесконечно. Народам, живущим на планете необходимо совместно заботиться о будущем их общего дома. Поэтому запрос на мирную дискуссию и был, и остается куда более существенным, чем потребность иных субъектов международного процесса придать общему диалогу отчетливое психиатрическое измерение, в которое можно безбоязненно сгружать все свои страхи, комплексы и фобии.

Андрей Бабицкий,специально для Novorossia.su