Стукач за террориста

Оказывается, Лех Валенса ещё где-то есть, ещё кому-то он кажется фигурой, которая может украсить собой новостную колонку. Во всяком случае, об этом свидетельствует та весёлая чертовщина во всех новостных агентствах, которая закрутилась вокруг известия о том, что бывший лидер движения «Солидарность», экс-президент Польши выдвинул на соискание Нобелевской премии мира Олега Сенцова, осуждённого в России за подготовку террористических актов.

Мне почему-то казалось, что репутация легендарного польского диссидента давно и окончательно похоронена, в связи с чем поминать его имя либералы могут, лишь стыдливо отводя очи в сторону и скорбно поджимая губы. Но нет, в означенной новости самый известный инакомыслящий Восточной Европы в советский период оживает во всём великолепии своих прошлых заслуг — нет ни малейшего намёка на тот позор, который в мановение ока обесценил все годы подпольной борьбы.

Я всё-таки не удержусь от своего рода наставления для свободомыслящих соотечественников. Ребята, славить Леха Валенсу, возвысившего таким оригинальным способом свой голос в защиту Сенцова, не совсем правильно с точки зрения этики сопротивления. Ибо стукач, агент охранки, затесавшийся в ряды истинных борцов, — это один из самых презираемых персонажей в долгой истории резистанса всех времён и народов. А Лех Валенса в результате оказался именно рядовым сексотом, платным информатором КГБ Польской народной республики.

Об этом 31 января 2017 года нас любезно проинформировало «Радио Свобода»*. Позволю себе процитировать выдержки из подготовленного американской корпорацией материала: «Институт судебных экспертиз в Кракове подтвердил подлинность документов, указывающих на то, что экс-президент Польши и лидер профсоюзного движения «Солидарность» Лех Валенса был тайным осведомителем госбезопасности ПНР. Об этом объявил на пресс-конференции в Институте национальной памяти (ИНП) Польши прокурор Анджей Позорский.

По словам экспертов ИНП, оригиналы документов дела Леха Валенсы, найденные в минувшем году в доме ближайшего соратника президента Польши Войцеха Ярузельского, бывшего министра внутренних дел генерала Чеслава Кищака, не содержат следов какого-либо внешнего вмешательства, то есть подделок.

«Выводы однозначны и не вызывают сомнений», — сказал прокурор. «Рукописное обязательство о сотрудничестве со Службой безопасности было полностью составлено Лехом Валенсой», — заявил Позорский. В деле также расписки в получении денег и несколько доносов.

Это вообще удивительная привычка диссидентов советских времён, которые или открыто вставали на сторону властей и свидетельствовали на судах против бывших товарищей по подпольной борьбе, или были уличены впоследствии на основании всплывших документов, — делать вид, что всё в порядке. Что эти малозначительные эпизоды не должны вообще приниматься во внимание при оценке их героических усилий по свержению советской власти.

Такое отрешённое от собственного прошлого выражение лица мне приходилось наблюдать неоднократно. Вместе с тем демократическая общественность, отпуская грехи либеральным мастодонтам, которые сейчас придерживаются правильных взглядов, очень часто клеймит своих оппонентов как агентов, стукачей и тайных сотрудников российских спецслужб.

Стоит ли говорит, что меня неоднократно — я даже не возьмусь подсчитывать, сколько раз — обвиняли в том, что я, дескать, был завербован ФСБ (как будто в этом есть что-то плохое, как принято говорить в наших рядах), хотя не было ни документов, ни свидетельств. То есть факт таковой вербовки у свободолюбивых сограждан и поныне вроде бы считается несмываемым пятном на биографии, знаком Иуды, клеймом отверженного. От ренегатов и предателей следует брезгливо отшатываться, чтобы исключить возможность контакта с такой презренной субстанцией, как предательство.

Но вот выясняется, что не всегда и не везде. Если, к примеру, агент и доносчик выдвинет вдруг на соискание Нобелевской премии мира Олега Сенцова, то факт его долгой и верной работы на КГБ подлежит обнулению. Ибо в один ряд с борцом против «кровавого режима» в России должен быть поставлен аналогичный персонаж. И вот мы наблюдаем второе рождение Леха Валенсы как лидера польского сопротивления, которому удалось обрушить коммунистический режим в своей стране.

Я не знаю, каковы перспективы у этого выдвижения в Нобелевском комитете, но то, что наше либеральное воинство поднимет его на знамёна, я могу предсказать со стопроцентной уверенностью. Ведь отныне Сенцова можно называть кандидатом. А там — глядь! — он и до номинанта дорастёт. А мы со своей стороны, видя это чудесное зрелище, не можем не удержаться от восторженного возгласа: какая же это шедевральная и харизматичная пара — стукач и террорист!

Андрей Бабицкий