Свобода слова в Латвии: не для всех, а только для избранных

Брутальное задержание Владимира Линдермана, а также назначенная ему судом мера пресечения – арест на два месяца – лишь за высказанное им мнение на Родительском собрании ясно показывают, что свобода слова в Латвии находится под угрозой

Адвокат Линдермана Елена Квятковская уже обжаловала в Рижском окружном суде решение суда Видземского предместья Риги, санкционировавшего арест ее подзащитного. Она считает, что такая мера пресечения совершенно необоснованна и у суда не было никаких причин держать Линдермана в тюрьме, равно как и применять физическую силу во время его задержания.

Похожего мнения придерживаются и правозащитники из Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ), которые прямо заявляют, что в словах Линдермана нет никакого призыва к свержению государственной власти. Они уверены: данное дело явно носит политический характер, и цель его проста – давление на инакомыслящих, которые не согласны с обучением в средних школах нацменьшинств только на латышском языке.

Сорок дней не представлял опасности

"Мы знаем, что уголовный процесс в отношении Владимира Линдермана ведется по факту его выступления на Вселатвийском родительском собрании, прошедшем 31 марта. На нем Линдерман только высказал свое мнение, пусть резкое. Возможно, многим правящим оно было неприятно, однако в его словах не было никакого призыва к насилию или к каким-то другим незаконным действиям", — заявил член ЛКПЧ юрист Александр Кузьмин.

Также, по словам Кузьмина, вызывает много вопросов и то, что Линдермана задержали лишь спустя сорок дней после его речи. Все это время он был на свободе и мог беспрепятственно передвигаться и встречаться с людьми.

"Что, сорок дней его слова не представляли никакой опасности, а потом — вдруг — стали представлять, и его пришлось упечь за решетку? Это же совершенно неправдоподобно", – заявил правозащитник.

"Само по себе содержание под стражей", – продолжил он, – "является исключительной мерой, которая должна приниматься только тогда, когда нельзя обеспечить ход процесса более мягкими способами, такими как подписка о невыезде, залог, поручительство и так далее. Однако по опыту мы знаем, что деятельность Линдермана, насколько бы её не считали радикальной, вполне мирная".

Как отметил Кузьмин, на Линдермана много раз заводили уголовные дела, но они обычно или не доходили до суда или он был полностью оправдан. Поэтому полиция знала, что Линдерман не склонен к насилию и в его грубом задержании не было никакого смысла, как и в его аресте.

"Полиция безопасности могла спокойно вызвать его на допрос, как и других активистов. Люди, получившие повестки, являлись, и я не думаю, что Линдерман бы этого не сделал", – предположил юрист.

Смотреть на контекст

Кузьмин проанализировал речь Линдермана на предмет возможного состава преступления.

"Во всей его речи я вижу лишь одну фразу, к которой могли прицепиться в ПБ, — когда Линдерман говорил о необходимости создать угрозу для латышского народа, при которой они сочли бы опасным продвижение этой реформы образования", – отметил он.

"Если бы на этом его фраза ограничилась, – продолжил Кузьмин, – тогда я понял бы, за что его задержали и завели на него уголовное дело, ведь здесь вполне могли быть призывы к насилию. Однако если смотреть в контексте, очевидно, что он говорил о ненасильственном сопротивлении, об "абсолютно мирной, но очень многочисленной манифестации". Поэтому для меня здесь абсолютно ясно, что никакого состава преступления нет".

Правозащитник не исключил, что Линдермана могли арестовать и за плакат "Каждому русофобу по крепкому гробу", который демонстрировался во время его выступления. Однако, опять же, по словам Кузьмина, этот призыв является лишь выражением мнения.

"Видимо это самое большее, что смогли найти в ПБ в отношении Линдермана, прослушав его выступление и отсмотрев четыре часа видеозаписи собрания", – сказал он.

Является ли Латвия правовым государством

По мнению Кузьмина, решение суда об аресте Линдермана может быть связано с желанием некоторых правящих политиков разобраться с неугодными общественниками.

"Все мы видели высказывания парламентского секретаря Министерства юстиции Яниса Иесалниекса, его публичные призывы давить нелояльных активистов. Да, напрямую суды не подчинены Минюсту, но, думаю, что судьи наверняка заметили эту тенденцию в публичном пространстве", – отметил юрист.

В то же время он предполагает, что если дело Линдермана дойдет до рассмотрения в суде, его обязательно должны оправдать, иначе говорить о Латвии, как о правовом государстве, было бы очень проблематично.

"Я вижу, что сейчас полиция, а в некоторых случаях также и прокуратура, и суд пытаются сузить рамки свободы слова и правового государства. Это видно по делу Коптелова, когда приговор за шуточную петицию о присоединении Латвии к России оказался далеко не шуточным", – сказал он.

"Правовое государство у нас не для всех, а только для избранных", — подчеркнул Кузьмин.

Дальнейшая судьба Линдермана как раз и покажет, как далеко Латвия готова зайти в ущемлении прав граждан на свободу слова и выражение своего мнения.

"Заключение Линдермана под стражу – это очень плохой признак и тревожный сигнал, но будем надеяться, что на суде он все же будет оправдан", – заявил Кузьмин.

Как помочь Линдерману?

Похожих взглядов в отношении дела Линдермана придерживается и другой правозащитник Владимир Бузаев, предложивший оригинальный способ показать абсурдность обвинения.

"Я опубликовал речь Линдермана, произнесенную на родительском собрании, на своей странице в Facebook и подписал, что согласен с каждым словом. И если она содержит нарушения закона, то мой поступок также будет считаться уголовно наказуемым", – сказал он.

Как рассказал Бузаев, так он делает не первый раз.

"В 2009 году я написал статью под названием "Отрицаю и прославляю", где высказал положительное мнение о советском периоде, и переслал ее генпрокурору. Тот отправил ее в ПБ, там возбудили уголовное дело и уже после того, как я перестал быть депутатом, меня вызвали на допрос и я объяснял, что я имел в виду. После этого ко мне был применен статус подозреваемого, и дело было передано в прокуратуру, где было благополучно закрыто", – отметил правозащитник.

Бузаев считает, что способствовать освобождению Линдермана может массовая акция, а также доведение до европейских органов сложившейся ситуации, когда Полиция безопасности грубо нарушает Конституцию.

"ЛКПЧ направил письма в разные инстанции, и мы приложим все усилия, чтобы и Линдермана, и Гапоненко безоговорочно освободили, извинились, а потом можно и компенсацию потребовать", – резюмировал Бузаев.

Темы: