Украинские каратели «невиновны по умолчанию»?

Почему в «незалежной» удостоверение «Участник АТО» стало лицензией на убийство

 

Чрезвычайно резонансной новостью стал арест в Италии бойца национальной гвардии Виталия Маркива (Маркова). Итальянские правоохранители обвиняют участника т.н. «АТО» в убийстве фотокорреспондента Андреа Роккелли, пишет украинский еженедельник «2000». Генеральная прокуратура Украины, Национальная гвардия и МИД Украины выразили обеспокоенность арестом Маркива. Украинская сторона даже потребовала предъявить обвинительные материалы или «немедленно отпустить» бойца Нацгвардии. Однако, как позже выяснилось, Маркив имеет итальянский паспорт и, соответственно, будет отвечать по закону как гражданин Италии.

В подавляющем большинстве украинские СМИ освещает эту новость с явным акцентом на невиновности Маркива. Комментаторы второго эшелона, такие, как советник министра МВД Антон Геращенко, поспешили уверить украинское общество в невиновности бойца и привычно списали этот инцидент на «провокацию Кремля».

Украинские СМИ и так называемые лидеры общественного мнения патриотической ориентации, поспешили выдвинуть версию о невозможности причастности бойца батальона имени Кульчицкого к гибели итальянского фотокорреспондента. Главный аргументацией стало заявление, что якобы на вооружении у добробата на тот момент не было минометов, залп которых стал причиной гибели Роккелли.

Компания по предварительному оправданию Виталия Маркива развернута в полную силу. К делу активно подключился глава МВД Арсен Аваков. После встречи с Полномочным послом Италии на Украине Давиде Ла Чечилия, Аваков написал в «Фейсбуке»: «Мы утверждаем, что наш боец не мог быть причастен к гибели гражданина Италии, фоторепортера Андреа Роккелли. Мы готовы представить суду все имеющиеся документы по данному делу, а также обеспечить участие в заседании свидетелей со стороны Украины».

Не совсем понятно, какие именно материалы и свидетельства предоставит итальянскому суду украинская полиция. Явным доказательством того, что в деле гибели Роккелли не было и минимальных подвижек, стало недавнее заявление отца погибшего фотокорреспондента. По словам Рино Роккелли, в деле гибели сына он не сотрудничал с украинскими правоохранителями: «Официального статуса в связи с тем, что произошло, у меня там нет». Это уже не говоря о том, что само дело несколько раз пытались закрыть.

Конечно, с окончательной оценкой деятельности Маркива не стоит торопиться: необходимо дождаться решения итальянского суда. Однако, это дело уже стало серьезным прецедентом, который бросает тень угрозы на тщательно выстроенный миф украинской пропаганды о непогрешимости бойцов АТО, украинской армии, правоохранителей и добровольческих батальонов. Реакция власти и активной части общества на арест в духе «невиновности по умолчанию», демонстрирует чрезвычайно низкий порог восприимчивости любой информации, которая компрометирует силы АТО.

Официальный Киев зачастую пытается скрывать и не афишировать факты преступлений, совершенных против гражданского населения на востоке страны. Очень показательной была ложь власти и украинских СМИ в период начала конфликта в Донбассе в июне 2014 года, когда ВСУ нанесли авиаудар по Луганской ОГА. По версии украинской стороны, боевики ЛНР выстрелили из ПЗРК в кондиционер. И хотя позже эту ложь развенчал отчет ОБСЕ, украинские власти официально так и не признали ответственности за ту трагедию. «Самообстрел террористов» — самая популярная формулировка, которой официальный Киев объяснял жертвы среди гражданского населения.

Множество преступлений силовиков ВСУ и добробатов против мирного населения, включая пытки, убийства, вымогательство, мародерство, похищения, официально расследовались лишь в исключительных случаях. Зачастую, случаи преступного поведения украинских военных попросту игнорировались, даже когда обретали широкую огласку.

Наглядным примеров абсолютного попустительства стала история печально известной спецроты МВД «Торнадо». Все начиналось с создания в июне 2014 года подразделения милиции «Шахтерск». Уже в октябре того же года формирование распустили из-за систематического совершения преступлений в зоне АТО. Бывший глава Службы контрразведки Николай Маломуж тогда отмечал: «Факты мародерства действительно наблюдались в батальоне „Шахтерск“. Мы получали оперативную информацию с места происшествия. Этим должно заниматься СБУ, поскольку это приводило к систематическому недовольству местного населения и ставало причиной противостояний. Это не создавало условий для стабилизации ситуации и диалога с населением… Эти факты — грабежи, издевательства, изъятия техники, но есть и более тяжелые последствия».

Тем не менее, после скандала и публичных обвинений подразделения в совершении тяжких преступлений со стороны МВД не последовало никакой реакции. Бойцов «Шахтерска» разделили на две группы, из которых в последующем формировали и доукомплектовывали не менее одиозные подразделения «Святая Мария», «Азов» и «Торнадо». Спустя два года вся страна наблюдала за судом над 12 «торнадовцами», и узнала о шокирующих преступлениях, совершенных этой спецротой МВД.

За трагедии людей, которым не посчастливилось столкнуться с «доблестными бойцами» «Торнадо», личную ответственность несет Аваков, и все те, кто был причастен к формированию этого подразделения. Вместо того, чтобы тщательно расследовать деятельность бойцов «Шахтерска», руководство полиции закрыло глаза на все неприятные факты и пристроило этих людей в новые формирования под другими «брендами».

Не стали толчком к серьезным расследованиям и разбирательствам преступления в зоне АТО, зафиксированные в отчетах международных организаций. В 2015 году резонансную информацию о пытках и незаконных задержаниях обнародовали «Amnesty International». Старший советник организации по кризисному реагированию Джоан Маринер тогда отмечала: «Пытки, которые зафиксировала Amnesty International, — это только вершина айсберга. Мы, очевидно, не могли собрать все свидетельства жертв, есть много других. Руководители могли бы начать с поиска обсуждаемых преступников. Имена и фамилии некоторых из них фигурируют в нашем отчете. Следовательно, их найти можно». Но никто никого искать не стал.

В июне 2017 года «Украинский Хельсинский союз по правам человека», Харьковская правозащитная группа и неправительственная организация «Truth Hounds» обнародовали совместный отчет о незаконных задержаниях и пытках, совершенных в зоне вооруженного конфликта на востоке Украины со стороны сил АТО. Правозащитники задокументировали случаи задержания 23 человек. О пытках рассказывали сами жертвы и свидетели событий. В записях правозащитников достаточно сведений, которые (при наличии желания) правоохранители могли использовать и раскрыть преступления. Но, опять же, никакой внятной реакции со стороны органов власти на эту информацию не последовало.

К слову, в ответе на запрос Украинского Хельсинкского союза Генеральная прокуратура Украины сообщила, что с апреля 2014 до конца 2016 года за преступления, совершенные на территории Донецкой и Луганской областей, были привлечены к ответственности по статье 146 УК «Незаконное лишение свободы или похищение человека» 45 работников правоохранительных органов и 2 военнослужащих (41 человек — в Луганской области, и только четверо в Донецкой). По статье 153 УК «Насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом» — 1 работник правоохранительных органов; по статье 154 УК «Принуждение к вступлению в половую связь» — четыре правоохранителя.

Власть и официальная пропаганда, кирпичик за кирпичиком выстроили тупик лжи и покровительства целой системы преступлений в зоне АТО. Тотальная героизация и формирование образа безгрешности украинских военных, бойцов добробатов и прочих, создали условия, в которых очень трудно начать серьезный процесс по разбирательству и расследованию множества фактов преступлений на востоке Украины. Миф тотального героизма всех участников АТО создает очень устойчивое моральное алиби для реальных преступников, прикрывающихся камуфляжем и статусом «АТОшника». Весьма показательна недавняя попытка оправдать заподозренного в коррупции депутата Дейдея: в качестве доказательства его невиновности всерьез прозвучал аргумент, что он «принимает участие в АТО».

Фактический отказ власти и силового блока государства от преследования преступников из числа военных, добробатовцев и тех же силовиков по сути означает негласную «амнистию» практически всем участникам конфликта с украинской стороны. При этом, официальный Киев категорически не воспринимает возможности предоставления амнистии ополченцам Донбасса согласно Минским договоренностям. Эти обстоятельства создают непреодолимые препятствия в процессе мирного разрешения конфликта в Донбассе. Если де-факто амнистировать одну сторону и де-юре требовать наказания для другой, никакого приемлемого решения выработать не получится. Необходимо принять единый подход и решить пунктуационную задачу в действительно сложном предложении «казнить нельзя помиловать».

Роман Губриенко.


 

Темы: 
Самые низкие запасы угля за последние три года зафиксированы по состоянию на сегодня на...
12:39
Командир 5-го отдельного батальона Украинской добровольческой армии Владислав Литвин...
11:42
Американские военно-воздушные силы ждут распоряжения привести ядерные бомбардировщики B-...
11:39
Сотрудники полиции и бойцы Национальной гвардии стоят в оцеплении на подходах и у зданий...
11:22
Киев может вернуться к закупкам газа у России, если точку учета газа перенесут с западной...
11:04
Москва допускает возможность заморозки своего участия в Европейском суде по правам чело
09:59
Президент Украины Петр Порошенко во время общения с жителями Авдеевки на подконтрольной...
08:49