Уничтожение турецкого флота в Синопском сражении

«Истреблением турецкой эскадры при Синопе Вы украсили летопись Русского флота новою победою, которая навсегда останется памятною в морской истории».
Император Николай
«Битва славная, выше Чесмы и Наварина… Ура, Нахимов! М. П. Лазарев радуется своему ученику».
В. А. Корнилов

1 декабря является Днём воинской славы России, днём победы русской эскадры под командованием вице-адмирала Павла Степановича Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп.

В марте 1995 года Федеральным законом Российской Федерации «О днях воинской славы (победных днях) России» установлен День воинской славы России — День победы русской эскадры над турецкой эскадрой у мыса Синоп. Дата Дня воинской славы законом ошибочно установлена 1 декабря. Само сражение произошло 18 (30) ноября 1853 года и вошло в историю как последнее крупное сражение парусных флотов.

Предыстория

Восточная (Крымская) война возникла в результате Большой Игры — противоречий между Англией и Францией с одной стороны и Россией — с другой, в ходе борьбы за влияние на Ближнем и Среднем Востоке, на Балканах и в Причерноморье. Хозяева Запада пытались остановить продвижение русских на Балканах, в Причерноморье, где Россия могла получить проливы Босфор и Дарданеллы, и на Кавказе с дальнейшим расширением влияния России на восточные страны.

Россия была заинтересована в расширении своей сферы влияния на Кавказе, на Балканском полуострове. Военная стратегия и развития народного хозяйства требовали занятия проливов и Константинополя. Чтобы навсегда обезопасить юго-западное стратегическое направление — исключить возможность прохода вражеского флота в Русское (Чёрное) море и получить свободный проход в Средиземное море.

Франция имела свои притязания к Османской империи, особенно в Сирии и Египте, и выступала соперником России в турецких владениях. Лондон стремился включить в свою сферу влияния Ближний и Средний Восток, превратить в свои полуколонии Турцию и Персию. Британцы не желали, чтобы Российская империя усилилась за счёт стремительно деградирующей Османской империей. Более того, хозяева Англии лелеяли замыслы расчленения России, отторжения от неё Крыма, кавказских областей, Северного Причерноморья, Малороссии, Царства Польского, Прибалтики, Финляндии. Русских хотели отрезать от морей, оттеснить на восток.

Своим оружием в борьбе с Россией западники в очередной раз сделали Турцию. Турки выступали в качестве «пушечного мяса» в тысячелетнем противостоянии Запада с Русью (русской цивилизацией). Чтобы использовать турецкие вооруженные силы в качества ударного авангарда в борьбе против России, руководящие круги Англии, Франции и Австрии оказывали усиленную военную поддержку Турции. Задолго до войны она была наводнена английскими, французскими и австрийскими военными советниками, которые обучали турецкие войска, строили укрепления, руководили разработкой военных планов. В турецких войска активно использовали иностранных военных специалистов, некоторых из них приняли ислам, стали «османами». Под руководством иностранных специалистов велось и строительство османского военного флота, который пополнялся кораблями построенными в Марселе, Венеции, Ливорно. Почти вся артиллерия турецкого флота была английского производства; английские советники и инструкторы находились при штабах и командующих турецких соединений.

Опираясь на поддержку Англии и Франции (Австрия также боялась укрепления русских позиций на Балканах и поддерживала Порту), Турция надеялась на успех на Черноморском театре. Порта планировала вернуть утраченные владения на Кавказе, в Северном Причерноморье, включая Крымский полуостров. Англия и Франция, натравливая Турцию на России, не могли допустить её военного краха и кардинального усиления позиций Российской империи за счёт Османской империи. Поэтому региональных конфликт выходил на глобальный уровень — мировой войны с участием ведущих мировых держав.

Начало войны

Формальным поводом к войне послужил спор между католиками и православными о праве владения святыми местами в Палестине, входившей тогда в состав Турецкой империи. В спор вмешались великие державы: на стороне православных христиан выступила Россия, а на стороне христиан-католиков — Франция. Чтобы подтолкнуть Турцию на открытие военных действий против России, англо-французский флот в мае 1853 г. направился в Безикскую бухту, расположенную у входа в Дарданеллы. Произошёл разрыв дипломатических отношений между Турцией и Россией.

14 июня 1853 г. царь Николай I отдал приказ русским войскам, которыми командовал князь М. Д. Горчаков, занять Молдавию и Валахию (Дунайские княжества). Николай Павлович, который до этого довольно успешно вёл внешнюю политику России, в этот раз совершил стратегическую ошибку. Он рассчитывал на то, что с Англией можно договориться о разделе наследства турецкого «больного человека». Франция сама по себе не опасна. А Австрия и Пруссия считались близкими союзниками Петербурга. Казалось, что наступило время раздела Турецкой империи. Однако хозяева Запада хотели получить весь «турецкий пирог», не допуская к нему Россию. Более того, использовать войну с Турцией для решительного поражения и ослабления России.

Турция предъявила ультиматум, требуя вывода русской армии из Дунайских княжеств. 4 октября Порта объявила войну России. Турецкие войска обстреляли наши силы на Дунае, атаковали русский гарнизон поста св. Николая на черноморском побережье между Поти и Батумом. 20 октября Петербург объявил о состоянии войны с Турцией. В дальнейшем в войну против России вступили Англия, Франция и Сардиния. Военные действия велись на Балканах и Кавказе, в Черном, Белом и Балтийском морях и на Тихом океане. Но главным театром войны был Черноморский.

План турецкого командования состоял в том, чтобы вытеснить русские войска из Молдавии и Валахии и занимать оборону на Дунайском фронте до подхода англо-французских войск. В Закавказье предполагалось вести наступательные действия.

Черноморский флот

Русский Черноморский флот имел 14 парусных линейных кораблей, 6 парусных фрегатов, 16 корветов и бригов, 7 пароходо-фрегатов и 138 мелких судов. Несмотря на то что в его составе не было ни одного парового линейного корабля, он представлял собой серьезную боевую силу. Парусные корабли отличались быстроходностью и сильным вооружением. Флот располагал квалифицированными офицерами и хорошо обученным рядовым составом. Командовали флотом опытные и решительные командиры, не боявшиеся проявить инициативу.

В предвоенный период русский флот на Чёрном море возглавляли великие люди — Михаил Петрович Лазарев, Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин. Они были представителями передовой школы русского военно-морского искусства. Нахимов, Корнилов и Истомин многие годы были выборными директорами Севастопольской морской библиотеки — одной из старейших в стране. Благодаря их просветительской деятельности книжные фонды библиотеки увеличились в несколько раз. Нахимов широко популяризировал среди моряков начавший выходить с 1848 года журнал «Морской сборник». Главное внимание Лазарева, Корнилова, Нахимова и других передовых командиров — наследников школы Суворова, Ушакова и Сенявина — было сосредоточено на боевой подготовке флота, обучение моряков приемам и способам морского боя. В их деятельности воплощались наставления Д. Н. Сенявина о том, чтобы командиры «чаще общались со своими подчиненными, знали бы каждого из них и знали бы, что служба их не состоит только в том, чтобы командовать людьми во время работ, но что они должны входить и в частную жизнь их… Начальник и офицер должны уметь возбудить соревнование к усердной службе в своих подчиненных ободрением отличнейших. Они должны знать дух русского матроса, которому иногда спасибо дороже всего».

«Матрос управляет парусами, он же наводит орудие на неприятеля. Матрос бросается на абордаж. Ежели понадобится, всё сделает матрос», — говорил П. С. Нахимов. В признании первенствующей роли рядового матроса в обеспечении победы над врагом Лазарев, Нахимов и Корнилов видели успех боевой подготовки, основу повышения боеспособности флота. Они понимали матросов, воспитывали в них не «крепостного на корабле», а чувство достоинства и любви к родной земле. Корнилов и Нахимов всячески стремились улучшить условия жизни и быта матросов, которые 25 лет несли тяжелую службу. Все современники единодушно подчеркивали заботу Павла Степановича о матросах. «Заботливость Нахимова о матросах, — писал один из черноморцев, — доходила до педантизма». В ответ матросы любили своего командира.

Нахимов чётко понимал, что система боевой подготовки, направленная на показной блеск, и приведёт к плачевным результатам в ходе реальных боевых действий. Он был противником парадной муштры и учил моряков тому, что потребуется в войне. Воспитывал в матросах инициативу, решительность, выносливость, строго требовал исполнения всего необходимого и полезного. Личный пример командира Нахимов считал лучшим методом воспитания. В итоге авторитет Нахимова среди черноморских моряков был очень высок. В том же духе воспитывал моряков и Корнилов.

Первая половина XIX в. была важным этапом в развитии технического прогресса на флоте. Изыскания в области корабельной артиллерии привели к созданию бомбических (бомбовых) пушек. Эти орудия стреляли разрывными бомбами, бывшими для деревянных парусных кораблей исключительно опасными. Перспективность таких орудий впервые была оценена на Черноморском флоте. По инициативе Лазарева, Корнилова и Нахимова такие орудия были установлены на многих линейных кораблях. Наибольшее значение в деле развития флота стало использование силы пара для движения кораблей. В кораблестроении и военно-морском деле происходила революция. Корабли с паровой машиной приобретали принципиально новые мореходные, технические и боевые качества. В 1820 году в состав Черноморского флота вошёл военный пароход «Везувий», построенный в Николаеве.

Многие военные эксперты плоть до 40-х годов ещё считали, что основой военных флотов останутся парусные линейные корабли с мощной артиллерией — 100 — 120 орудий. Первые пароходы имели небольшую мощность, на них можно было установить всего 10 — 20 орудий. Однако развитие научно-технического прогресса вело к быстрому совершенствованию пароходов. Лазарев, Корнилов и Нахимов быстро оценили эту перспективу. По инициативе Лазарева в конце 1830-х — 1840-х годах в Николаеве заложили и построили первые в России железные военные пароходы и первые пароходо-фрегаты. Они имели и парусное оснащение и паровую машину. Активным сторонником развертывания строительства винтовых кораблей выступал Корнилов. С первых же лет пребывания на посту начальника штаба флота он ставил вопрос перед начальством морского ведомства о перевооружении Черноморского флота и широком внедрении паровой машины на кораблях. Постройка винтовых кораблей и переоборудование судостроительной базы, писал он, «в глазах моих составляют предметы первостепенной важности для Черноморского флота, от основательного решениях коих зависит всё его будущее».

Передовая научно-техническая мысль в России нередко шла впереди зарубежной науки. Однако многие русские открытия и изобретения не нашли практического применения в России (некоторые позднее успешно освоили на Западе). Российская империя стала отставать от передовых западных держав в техническом и экономическом развитии, что не могло негативно не сказаться на вооруженных силах страны, включая Черноморский флот.
 

Палуба линейного корабля «Императрица Мария» во время боя при Синопе. 1853 год. Худ. А. Д. Кившенко

Начало боевых действий на море

В стратегических планах турецкого командования важная роль отводилась Кавказу. В Батуми был сосредоточен 20-тыс. десант и большая флотилия из 250 прибрежных судов, предназначенных для высадки десантных сил в районе Сухуми, Поти, Гагры, Сочи и Туапсе. Для обеспечения высадки десанта в Константинополе сформировали эскадру из лучших кораблей. Командующим был назначен вице-адмирал Осман-паша, вторым флагманом — контр-адмирал Гуссейн-паша. Разведку осуществлял отряд из трёх пароходо-фрегатов под флагом вице-адмирала Мустафы-паши. Главным советником турецкого командования в этой операции был английский капитан А. Слейд, который в османском флоте имел чин контр-адмирала. Тем временем англо-французский флот перешёл от Дарданелл к Босфору и готовился к броску в Чёрное море.

В сентябре 1853 г. эскадра под командованием вице-адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова доставила на кавказское побережье 13-ю пехотную дивизию (16 тыс. человек) со всем обозом и месячным запасом продовольствия. В это же время отряд кораблей перебросил 14-ю пехотную дивизию (8 тыс. человек) из Одессы в Севастополь. Затем флот приступил к крейсерским действиям у Босфора и вдоль всего анатолийского побережья Турецкой империи с задачей нарушать ее коммуникации.

Боевые действия на Черном море начались двумя боями, результат которых наглядно показал высокую эффективность школы Лазарева, Корнилова и Нахимова боевой подготовки личного состава. Первый бой произошел 5 ноября. Пароходо-фрегат «Владимир» под командованием капитан-лейтенанта Г. И. Бутакова вел поиск противника у турецкого побережья. На его борту находился вице-адмирал Корнилов. В тот день рано утром наблюдатели заметили на северо-западе силуэт неизвестного корабля. Корнилов посоветовал командиру изменить курс и пойти на сближение. Через час неизвестный корабль был настигнут. Им оказался турецкий военный пароход «Перваз-Бахри». Начался двухчасовой бой, в ходе которого, по словам Корнилова, командир фрегата Бутаков «распоряжался, как на маневрах». «Перваз-Бахри», получив значительные повреждения и понеся потери в людях от меткого огня русских моряков, спустил флаг. Так первый в истории войн бой паровых кораблей закончился блестящей победой русского пароходо-фрегата.

В ночь на 9 (21) ноября, по другим данным, 6 (18) ноября, — русский парусный 44-пушечный фрегат «Флора» капитан-лейтенанта А. Н. Скоробогатова в районе мыса Пицунда встретился с тремя турецкими пароходами — «Таиф», «Фези-Бахри» и «Саик-Ишаде» под общим командованием вице-адмирала Мустафы-паши и английского военного советника А. Слейда. В общей сложности корабли противника имели 6 10-дюймовых орудий, 12 36-фунтовых, 44 18-фунтовых. Бой начался в 2 часа ночи и продолжался с перерывами до 9 часов утра. Фрегат «Флора» умело маневрировал и к концу боя сумел нанести повреждения флагманскому пароходу противника. Турецкие пароходы поспешно ушли на запад. Русский фрегат с победой возвратился в свою базу. В основе этого успеха, с одной стороны, лежала хладнокровие и мужество капитана Скоробогатова, не испугавшегося превосходящих сил врага, храбрость и знание дела матросов, которые умело маневрировали и вели бой. С другой стороны — неудовлетворительные действия вражеских командиров, которые не сумели воспользоваться ни преимуществом паровых кораблей для одновременной атаки с разных сторон, ни крупнокалиберными бомбическими пушками, которыми можно было атаковать, находясь вне пределов досягаемости русского фрегата, а также плохой подготовкой турецких артиллеристов.
 

А. П. Боголюбов. Ночное нападение на 44-пушечный фрегат Флора с 5 на 6 ноября 1853 года

Синоп

В начале ноября 1853 г. русская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова крейсировала у берегов турецкой Анатолии. Во время жестокого шторма 8 — 10 ноября линейные корабли эскадры «Храбрый» и «Святослав» и фрегат «Коварна» получили сильные повреждения и были отправлены на ремонт в Севастополь. В эскадре Нахимова остались 3 линейных корабля и один бриг. Продолжая поиск противника, она 11 ноября подошла к Синопской бухте и обнаружила там вражескую эскадру под началом Осман-паши, состоявшую из 7 фрегатов, 3 корветов, 2 пароходов, 2 бригов и 2 транспортов. Корабли находились под защитой шести береговых батарей. На вооружении турецких кораблей было 476 орудий, на береговых батареях было 44 орудия.

Несмотря на столь значительное численное превосходство противника, русский командующий принял решение заблокировать турецкий флот в бухте. Бриг «Эней» был послан в Севастополь за подкреплением. Турки проявили слабость и не решились пойти на прорыв позиций слабой русской эскадры и стали ожидать подхода англо-французского флота. 16 ноября на помощь Нахимову подоспели 3 линейных корабля и 2 фрегата из эскадры контр-адмирала Ф. М. Новосильского. Теперь можно было начинать атаку, хотя тактическое преимущество и на этот раз оставалось за турецкой эскадрой. Располагая вооруженными пароходами, турки могли наносить удары по русским кораблям с любых направлений. Кроме того, противник был защищен береговыми батареями. 17 ноября Нахимов созвал командиров кораблей и ознакомил их с планом предстоящего боя. В приказе, отданном перед самым сражением, адмирал писал, что Россия ожидает «славных подвигов от Черноморскою флота. От нас зависит оправдать ожидания».

В 9 часов 30 минут 18 (30) ноября на русском флагманском корабле «Императрица Мария» был поднят сигнал: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». Эскадра снялась с якоря. К полудню она двумя колоннами вошла на Синопский рейд. Во главе первой шел 84-пушечный корабль «Императрица Мария» под флагом Нахимова, а во главе второй — 120-пушечный корабль «Париж» под флагом Новосильского. В кильватер «Императрице Марии» шли 120-пушечный «Великий князь Константин» и 80-пушечная «Чесма». За кораблем Новосильского следовали 120-пушечный «Три Святителя» и 80-пушечный «Ростислав». Турецкий флот стоял в бухте в строю в форме полумесяца, повторяющем очертание берега. Левый фланг этого строя опирался на батарею № 4, а правый — на батарею № 6. В центре боевого порядка турки установили 8-орудийную крупнокалиберную батарею № 5. Со всех кораблей напряженно следили за флагманом, ожидая сигнала о начале боя. В 12 часов на «Императрице Марии» взвился флаг, означающий полдень. Адмирал и в столь тревожный момент перед боем решил соблюсти морской обычай. Этот эпизод, подчеркивавший исключительное спокойствие Нахимова, произвел сильное впечатление на команды судов.
 

Около 12 часов 30 минут, когда русские корабли подошли к назначенным местам, турецкая эскадра и береговые батареи открыли сильный огонь. В первые минуты русские корабли были буквально засыпаны градом ядер, книпелей и картечи. Однако османские канониры, как и в сражении при Наварине в 1827 году, повторяли ту же ошибку: вместо того чтобы сосредоточить огонь по корпусам, они снова били по рангоуту и парусам. При попутном и довольно сильном ветре этот огонь чаще всего не достигал цели. Кроме того, Нахимов заранее предвидел, что противник будет бить не по палубам, а по рангоуту. Этот приём использовался турками в расчёте вывести из строя как можно больше русских матросов, когда они будут убирать паруса перед постановкой на якорь. Но русские матросы благодаря приказу русского адмирала были внизу. Нахимов решил становиться на якорь, не крепя парусов, тем сам спас жизни и здоровье многих моряков, сохранил боеспособность русских кораблей в критический момент боя.

Отдав якоря, русские корабли почти одновременно по всей линии вступили в бой. Турки сразу же почувствовали мощь и точность огня русских кораблей. Уже через полчаса флагманский фрегат «Авни-Аллах», не выдержав огня «Императрицы Марии», отклепал якорь-цепь и выбросился на мель. Несколько турецких кораблей и береговых батарей обрушили мощь своих орудий на корабль Нахимова: перебили большую часть рангоута и стоячего такелажа, у грот-мачты осталась только одна целая ванта. Но русские продолжали бой. Расправившись с турецким флагманом, Нахимов перенёс огонь на другой фрегат — «Фазли-Аллах». Не выдержав огня, и на этом фрегате турки расклепали якорь-цепь. Течение и ветер быстро понесли фрегат к берегу, а вскоре «Фазли-Аллах» уже горел.

Героически сражались моряки линейного корабля «Париж» под командованием капитана 1 ранга В. И. Истомина. Они нанесли поражение трем неприятельским судам. Восхищенный таким успехом, Нахимов распорядился передать сигналом благодарность доблестному экипажу. Но на «Императрице Марии» оказались перебитыми все сигнальные фалы. Тогда на «Париж» была направлена шлюпка. Уничтожив четыре фрегата и один корвет, «Императрица Мария» и «Париж» перенесли огонь на самую мощную батарею № 5. Через каких-то несколько минут от батареи остались груды развалин. Прислуга в панике бежала.
 

И. К. Айвазовский. «Синопский бой»

Не менее храбро сражались и экипажи других русских кораблей. «Великий князь Константин» стал против двух 60-пушечных фрегатов «Навек-Бахри» и «Несими-Зефер» и 24-пушечного корвета «Неджми-Фешан». Эти суда прикрывались огнем батареи № 4. Вначале всю мощь 68-фунтовых бомбических орудий «Константин» обрушил на фрегаты. Подошедшая вскоре «Чесма», несмотря на выстрелы с батареи № 3, огонь своих пушек направила на фрегат «Навек-Бахри». Спустя двадцать минут турецкий фрегат взлетел на воздух. Обломками фрегата засыпало батарею № 4. Покончив с одним фрегатом, «Константин», повернув на шпринг, начал расстреливать «Несими-Зефер» и «Неджми-Фешан», а «Чесма» обратила свои пушки против батарей № 3 и 4 и вскоре сравняла их с землей. Тем временем «Константин» расправился с фрегатом и корветом. Объятые пламенем, оба вражеских корабля выбросились на берег.

Не менее яростный был бой и на левом фланге. На корабле «Три Святителя» в самом начале сражения турки перебили шпринг. Оставшийся на одном якоре корабль развернулся кормой к батарее № 6. Турки, однако, успели произвести лишь несколько залпов. На выручку «Трем Святителям» подошел «Ростислав», перенесший огонь на батарею. Тем временем с помощью баркаса положение корабля удалось восстановить. Совместными усилиями «Ростислава» и «Трех Святителей» вначале были уничтожены фрегат «Каиди-Зефер» и корвет «Фейзе-Меабур», а затем батарея № 6. В перестрелке вражеское ядро угодило прямо в батарею «Ростислава»: загорелся пороховой ящик, огонь стал распространяться в сторону крюйт-камеры. «Ростиславу» грозила опасность: он мог взлететь на воздух. Но храбрый мичман Николай Колокольцев спас свой корабль от гибели. Он получил чин лейтенанта и орден Святого Георгия 4-й степени. В том же году его наградили орденом Святого Владимира 4-й степени, а за участие в обороне Севастополя — золотым оружием.

Близкая дистанция стрельбы, отличная артиллерийская подготовка, мужество и героизм моряков эскадры быстро решили исход боя. Под их огнем турецкие корабли выбрасывались на мель, горели и взлетали на воздух. К 16 часам сражение закончилось. 15 турецких судов и береговые батареи были уничтожены. Спасся лишь один пароход «Таиф», на котором находился главный советник при турецком адмирале англичанин А. Слэйд. Бросившись наутек в самый критический момент, он принес в Константинополь весть о полном разгроме турецкой эскадры.
 

Синопское сражение. Художник А. П.Боголюбов

И. К. Айвазовский. Синоп. Ночь после боя 18 ноября 1853 года

Итоги

В Синопском сражении турки потеряли убитыми и утонувшими 3 тыс. человек. В плен было взято несколько сот матросов и офицеров, в том числе командующий эскадрой Осман-паша. Русский флот не потерял ни одного корабля. В личном составе потери составили: убитыми — 38 человек и ранеными — 233.

Синопская битва стала последним крупным сражением парусных кораблей. Действия русской эскадры явились выдающимся образцом активной наступательной тактики. Нахимов в самом начале боя захватил инициативу и удерживал её до последнего момента. Эффективно использовалась корабельная артиллерия. Был осуществлен тщательно разработанный Нахимовым план артиллерийской атаки с максимальным использованием бомбических орудий, сыгравших важную роль в разгроме противника. Решающей силой, определившей разгром турецкого флота в Синопском сражении, были русские матросы и офицеры, их отличная подготовка, высокий моральный дух и самообладание.

Синопская победа русского флота имела большое политическое и военное значение. Разгром турецкой эскадры в Синопе значительно ослабил морские силы Турции и сорвал её планы по высадке войск на побережье Кавказа. После сражения русский флот получил возможность содействовать приморским флангам сухопутных войск на Дунайском и Кавказский театрах. Турецкие же войска на Дунае и на Кавказе были лишены поддержки своего флота.

Синопский разгром означал провал традиционной английской политики ведения войны чужими руками. Была сорвана маска с подлинных организаторов Восточной войны. Турция потерпела решительное поражение в самом начале войны. Чтобы спасти её от краха, Англия и Франция вступили в открытую войну. 23 декабря 1853 г. английская и французская эскадры вошли в Черное море. 15 марта 1854 г. Англия и Франция объявили России войну. Началась предтеча мировой войны, где главным врагом коллективного Запада была Россия.
 

Возвращение русской эскадры в Севастополь после Синопского боя. Художник Н. П. Красовский

 Самсонов Александр

Теги: 
Сторонники экс-президента Грузии, бывшего губернатора Одесской области Михаила Саакашвили...
14:40
Обстановка в Донецкой Народной Республике остается напряженной.
13:52
Согласно требованиям Международного олимпийского комитета (
13:25
Мирный житель поселка Гольмовский на севере Горловки ранен утром в результате обстрела со...
13:20
Представителя СММ ОБСЕ все-таки удалось посетить захваченое ВСУ село Травневое. 
13:00
Будущее правительство Австрии намерено и дальше выступать за снятие антироссийских...
12:58
Подвели итоги голосования за название моста между Крымом и Кубанью
11:07
Украинская сторона грубо нарушает Минские договоренности.
10:19