Зачем на Украине открыли охоту на журналистов

На Украине прошла волна обысков и задержаний журналистов. Чуть ли не в один день обыски прошли у медиаперсон в разных городах: Киеве, Одессе, Херсоне, Львове

Напомню, первой о начале репрессий заявила пресс-служба СБУ. Их представитель Елена Гитлянская анонсировала проведение 25 обысков в различных регионах Украины у «лиц, которые содействуют стране-агрессору в проведении антиукраинских акций». Она же добавила, что среди «этих граждан есть те, кто имеет отношение к журналистскому цеху, но принадлежность к профессии не является индульгенцией  от ответственности за антигосударственные действия».

Хотя справедливости ради следует сказать, что работа в журналистике на территории Украины давно уже не является «индульгенцией», скорее наоборот. Этот факт признают даже западные эксперты. Директор представительства международной неправительственной организации Freedom House в Украине Мэтью Шааф признал недавно, что «в Украине увеличивается количество уголовных преследований лиц, которые поддерживают людей, проживающих на Донбассе. Например, преследования журналистов, блогеров в Харькове, Виннице и на Волыни. Все это объясняется соображениями нацбезопасности».

Первым из под каток СБУ на этот раз попал киевский журналист Юрий Лукашин. Затем появилась информация о проведении обыска у львовской активистки, главы гуманитарной группы «Украинский выбор» Инны Иваночко. В обоих случаях, обыски не переросли в задержания подозреваемых и ничего компрометирующего у них обнаружено не было.

Совершенно иначе развивались события на востоке страны — в Одессе, Харькове и Днепре (Днепропетровске).

По харьковским событиям публичное заявление сделал политолог Дмитрий Губин. По его информации обыски прошли еще у двоих — известного  харьковского журналиста Игоря Перминова и активиста «антимайдана», недавно выпущенного на свободу под денежный залог Спартака Головачева.

Обыски в Харькове, судя по всему, носили куда более брутальный характер, нежели в Киеве и во Львове. Помимо тех же процессуальных нарушений, которые фиксировались при обыске квартир Лукашева и Иваночко, имело место задержание подозреваемых.

Задержанных не допрашивали (слово «допрос» прозвучало), а «опрашивали», то есть делали опрос, который на самом деле длился несколько часов и продолжался до глубокой ночи. Разница в приставках «о» и «до», существенна только для юристов. А по сути это одно и тоже. Помимо изъятия всей компьютерной техники и средств связи (причем, не только у фигурантов, но и у членов их семей), сотрудники СБУ с «Глоками» на поясах (и зачем оружие при проведении обысков, как не для устрашения?) смогли «обнаружить» и запрещенные предметы. У кого-то — взрывчатку и учебники по военной топографии, у других — банальные патроны к автомату. Статья уголовного кодекса предусматривает за хранение взрывчатых веществ, боеприпасов и оружия — до пяти лет тюрьмы.

Всем троим были предъявлены подозрения в содействии известному активисту партии левацкого толка «Боротьба» Артему Бузиле, находящемуся сейчас на территории России.

Одесский журналист Артём Бузила в 2015 году СБУ и генпрокуратурой вменялось создание "Бессарабской народной республики". Но где Одесса и где Харьков?

Все харьковчане утверждают, что даже не знакомы с Бузилой!

Нелепость обвинений не случайна. Тут был у организаторов акции свой расчет. Собственно, как и в выборе подброшенных предметов из списка «запрещенных к обороту». Достаточно посмотреть на немолодые лица, и не слишком спортивные фигуры подозреваемых, чтобы уяснить — ну, не этим людям могла прийти в голову идея подрывать мосты и, отстреливаясь, уходить в «Брянские леса»! Логичнее было бы подбросить компромат, некие «антигосударственные» тексты. Однако «логика» тут была иная —  обвинить в уголовщине, хранении бомб и оружия — это проще, чем доказывать преступный умысел на основе книг и листовок.

Учли в СБУ и «психологический момент». Журналисты, в большинстве своем, ближе к категории рефлексирующих интеллигентов, чем к компании «твердолобых» террористов. И вот представьте себе ситуацию: стоит человек посреди своей разоренной квартиры, где деловые опера упаковывают в мусорные пластиковые пакеты десятилетиями трепетно собираемый архив, личные письма, книги с дарственными надписями авторов… А, вокруг — разбросаны фотографии собственных детей, их смешные и наивные рисунки, сброшены с полок домашние иконы, прощупано липкими руками всё: от постельного белья, до мягких игрушек. Затем, из соседней комнаты, под ликующие вопли оперативников извлекаются некие «запрещенные предметы». Слабые протесты — мол, это — всё не моё, натыкаются на угрожающее рыкание десятка голосов: «Ах, не твоё? Все вы жулики так говорите»! Абсурдные улики, абсурдные обвинения… Наработанные годами методы унижения человека, втаптывания в грязь собственного достоинства, срабатывают обычно — безотказно…

Обратите внимание, в различных источниках указывается, то 25 проведенных обысков, то возникает цифры — 27, 28… Есть веские основания полагать, что число обысканных в тот день жилищ, куда больше. Публичных же заявлений в СМИ — известно всего три. Киевлянин Юрий Лукашин имеет прямые контакты с европейскими правозащитниками. За львовянкой Инной Иваночко виднеется мощная спина Виктора Медведчука и его общественной организации «Украинский выбор». Кто стоит за харьковчанином Дмитрием Губиным сказать труднее. И про них стало известно сразу. А вот с остальными — более двух десятков человек, нет.

Если говорить о Харькове, то на самом деле, тут произошло не три, а четыре обыска. Четвертый местный фигурант прошедший через руки СБУ —  глава Русского национально-культурного общества Харьковской области Михаил Годунов. По имеющейся инсайдерской информации, эта организация уже свернула свою деятельность на территории Украины. Другой участник событий, уже упоминавшийся — активист и личность вполне публичная — Спартак Головачев, никаких комментариев давать не стал. Журналист Игорь Перминов процедил сквозь зубы, написав на своей странице в Фейсбуке, только два слова: «Устал. Очень».

Получается, минимум из двух десятков публичных фигур, только единицы осмелились заявить в СМИ о репрессиях. А что же остальные? Молчат.

Причины такой «молчаливости» украинских коллег не в излишней скромности, или малодушии. Самый поверхностный анализ позволяет понять, кто стоит за масштабной зачисткой в оппозиционной части местного медиапространства.

Президент Пётр Порошенко получил за последнее время несколько гневных «окриков» со стороны Западных партнеров и МВФ. Под вопросом оказалось даже получение очередного транша от валютного фонда! А, как известно, бесконечные займы от Запада, стали фактически основой экономики Украины. С целью укрепления своего политического положения, Порошенко стал готовиться к президентским выборам. Причем, при шаткости нынешнего положения президентской власти, права на ошибку у него нет.

При отсутствии реальной системной оппозиции на Украине всё же встречаются отдельные публичные фигуры, в том числе и журналисты, способные существенно помешать планам Петра Порошенко. И, вероятно, в администрации президента решили зачистить этот сектор или выдавить оппозиционеров из страны, как это уже произошло с рядом медийных фигур.

При таком уровне «заказчика» ретивость исполнителей понятна. Как и то, что прошедшими обысками дело не ограничится. Вся эта история по большому счету только начинается.

Источник 

Темы: